fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Утром, как расцвело, только я взял рупор и собрался идти говорить с фашистами снова немцы начали обстреливать наш передний край. Не только из минометов, но из тяжелых гаубиц. В этот раз разошлись не на шутку. Сидя в землянке, вслушивались в разрывы.Вот дальше, вот ближе. Но это же не гром. Бьет не одна пушка. То далеко, далеко, а потом прям рядышком, земля ходуном ходит. Пушки бить прекратили, а из минометов продолжали стрелять и из стрелкового оружия. Но хочешь, не хочешь, а нужно вылезать и наблюдать за передним краем. Как раз самое время немцам в атаку идти. Потом, сперва успокоились минометы, а затем и вся стрельба. Мы вылезли, смотрим, воронки прям по краю траншеи. Прицельно стреляли.

И тут пришло печальное известие. Его принес Гафуров Нура Халипович, старший лейтенант, командир пулеметной роты. Он совершал обход, после артналета. Во втором пульвзводе, левее нас, мина попала прям в землянку, когда в ней находилось часть обеих пулеметных расчетов. Несколько человек погибло, несколько человек было отправлено в госпиталь. Погиб наводчик пулемета Пелюта Петр, которого бойцы шутливо называли Петлюра. Мы хорошо звали красноармейцев из второго пульвзвода, часто обращались за советом или за помощью, если, чего было нужно. Друг мой лейтенант Соловьев остался жив, так как находился в этот момент у пулемета. Командир роты приказал выделить красноармейцев для разборки обрушившегося блиндажа чтоб достать погибших товарищей. Печальная работа. Второй пулвзвод стал сильно недоукомплектован. Нам приказали временно выделить по два человека на его пополнение. Вечером пришли «рыбаки» и рассказали еще одну печальную новость. Пропал без вести Начальник штаба полка капитан Хабалов. Накануне ночью, по какой-то прихоти, собрав офицеров штаба, они отправились на ту сторону реки за языком. При этом ни кого из разведчиков не взяли с собой. Это не правильно. Если командир разведчиков ранен, неправильно не доверять остальным разведчикам, Хоть без командира, но они много раз ходили к немцам в тыл и знали многие немецкие секреты. Вернулись все кроме начальника штаба. Сказали, что нарвались на засаду. Вот что за стрельбу мы слышали прошлой ночью. Вот почему разведчики ничего не знали. Пока ходили за рыбой, вынимали верши, сержант рассказал о последней шутке капитана. Они взяли большой брезент и белой краской нарисовали неприличную карикатуру на их Гитлера со всем срамом, чем разозлили фашистов. Вот они второе утро и лупят по нам, пока брезент не собьют. А те ночью, его починят и опять вывешивают. Теперь, после того как начштаба не стало, брезент был снят прямым приказом Бондаренко.

 

Идеологическая борьба (так в дневнике)
Жизнь не переднем крае идет своим чередом. Немец ведет себя как по шаблону. Мы знаем, когда он начнет обстреливать нас из артиллерии. Мы называли это «утренний обстрел». До этого момента мои пулеметчики успевают нарвать колосьев на житном поле, для того, чтоб дополнительно сварить каши. Противник, используя попутный ветер, из ампулометов забрасывал на наш берег разноцветные листовки с разными текстами.

Они с хлопком разрывались, где то над рекой и ветер их нес в нашу сторону. Много уносит течение. Иногда он использовал агитснаряды. Но те улетали куда то дальше и из них высыпались листовки над лесом далеко позади траншей. Несколько раз мы находили целые агитснаряды. За сбор листовок был ответственным красноармеец Зудин Иван. Сперва их уничтожали, но их столько было, что и не соберешь. За это время все равно они были прочитаны пулеметчиками, и теми кто их находил. Потом их использовали в туалете, так как для курева они не годились из за цветной и грубой бумаги. Она горела нехорошим пламенем и был неприятный запах. Листовки были разного содержания но преследовали одну цель – разложить нашу армию, призывая наших солдат сдаваться в плен /переходить/. Была и листовка на которой была помещена фотография двух командиров красной армии, среди которых был сын товарища Сталина – Яков Джугашвили, и стояла дата Ноябрь 1941. В листовке говорилось –«Он сдался в плен, потому что сопротивление немецкой армии бесполезно.» И дальше – «У вас принят закон – кто сдастся в плен того родители репрессируются. Как дело будет со Сталиным отцом?»
О том, что Яков сам сдался в плен, ни кто из солдат не поверил листовке, а о том, что даже сын самого Сталина воюет на фронте - воодушевило всех. Иногда листовка была с коротким текстом. «Солдат сделай так как сделал старшина Заев. Он нес ящик с лентами для пулемета и сбросил их в реку и перешел к нам. Уничтожайте евреев и комиссаров, не пдчиняйтесь командирам» Все это тоже было враньем, так как никакого Заева ни в одном пулеметном расчете не было. А тут случилась неприятность комсомолец рядовой Купцов В. во время маскировки пулемета, был ранен в ногу. Его отправили в медсанбат оттуда в госпиталь. Мы должны были сдавать старшине личные вещи Купцова. Его вещьмешок, противогаз в сумке. Но перед этим вещи обычно проверялись, чтоб не накликать беды. Мало ли что может быть в сидоре у товарища. Одно дело листовки для туалета здесь на передовой и совершенно по-другому на это посмотрят там. И вот, в сидоре у Купцова оказались деньги. Свернутые в трубочку и перевязанные бечевкой. Там было без малого тысяча рублей. Тут мои бойцы рассказали мне историю, с весны. Тогда, до мл. лейтенанта Хамидова, командиром у разведчиков был лейтенант Солдатов. Он выбыл еще весной за месяц или полтора, как я пришел в полк. Тогда, возвращаясь с задания, их накрыли огнем немцы и отрезали от берега. Хотели всю группу в плен взять. И плохо было бы дело, если бы пулеметчики, не поняв это, отсекли и перебили всю вражескую пехоту. Разведчики все живы невредимы переправились по льду на этот берег. Тогда их лейтенант, в сердцах достал пачку денег. И отдал ее всю пулеметчикам. Вот вам – премия. А деньги эти они в подвале церкви нашли, когда там днем отсиживались. Наши их поровну разделили. Ну, а куда на фронте деньги. Делать с ними не чего. До войны, это была огромная сумма. Мое жалование было 12 руб. А сейчас, с этиой проклятой войной все иначе. Играли на них в карты, еще во что. Потом про них все забыли. А вот, оказывается, у кого они все собрались. Деньги спрятали в землянке. Вернется Купцов – получит назад, а не вернется, значит, такова его судьба..

..Продолжение следует..

Спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.