fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

113
26 ноября 1941 года.
Ночью с той стороны, по льду пришла группа красноармейцев. Хорошо, что часовой вовремя их заметил, а то могли бы в темноте друг друга пострелять. Их было около сорока человек. Их командир – помкомвзвода, сказал, что идут уже несколько дней. Что тот западный берег еще не сдан немцам, и им часто попадались отступающие группы красноармейцев, а иногда и целые подразделения держащие оборону. Сами немцы особенно по дорогам не ездят, только в составе больших колон под охраной танков или бронемашин. Мы им рассказали наш маршрут, как идти и пожелали удачи.


Утром, на другом берегу, отряд разделился на две равных больших группы. Нас встретил и потом вел партизан из ТЕЛИКТИНО. Одна группа пошла в сторону Истры, другая на север в сторону Клина. Мы шли через лес, потом через рощу, когда она кончалась, и до следующей рощи было несколько сот метров, открытой местности мы посмотрели на лево, и увидели дорогу, которая, наверное, тоже шла к водохранилищу. На дороге, на пригорке на лошади сидит немец. Один в чистом поле. Сидит и рассматривает нас в бинокль. Один солдат показал кукиш дескать видел. Вскоре на ней показались подводы. Обоз был немецкий. А мы продолжали свой путь, как мне казалось, забирая правее и правее. Это было даже странно. Мы шли, наш злейший враг просто смотрел на нас, а обоз ехал и ехал. В одном месте отряду пришлось проходить в сотни метрах от немецкого часового, который охранял большой самолет, севший на вынужденную посадку на бугре перед оврагом. Солдат был укутан тряпьем как платком поверх шинели, и стоял, прижавшись к фюзеляжу самолета от ветра. Подошло время очередного привала. Солдаты, разгоряченные от ходьбы обычно, чтоб не простыть искали на что сесть. На пенек, ветку, поваленное дерево. Мне попался небольшой пенек, на который я сел, но сразу вместе с ним повалился на снег. А когда поднялся, обнаружил, что пенек находится на том же месте. Я повторил посадку, но случилось все то же. Поднимаясь со снега я хотел выругаться, но на месте пенька, когда снег осыпался я увидел человеческую руку в летческой перчатке. Осмотрелся. Разгреб снег. Передо мной лежал летчик навзничь. Левая рука локтем опиралась о землю. Она запорошенная снегом показалась мне пеньком, и когда я на нее садился, то рука переворачивалась вместе с замерзшим телом летчика. На петлицах его красовались три кубаря. Из за спины под снег уходили стропы парашюта. Сам парашют был виден несколько метров в стороне, вылезая из под снега и цепляясь за верхушку сосенки. Издали напоминая обычный сугроб. Я позвал товарищей. Потом подошли командиры, которые приказали нам отойти в сторону. Один из них проверил внутренние карманы куртки. Они и карманы гимнастерки были вывернуты наизнанку. Документов не было. Кто был этот летчик откуда он, нам осталось неизвестно. Мы шли в направлении на МАЛЕЕВКУ, к которой было много лесных дорог. Не доходя села с километр взяли еще правее. Нужно было пересечь большую дорогу по этому мы шли вдоль нее лесом в стороне, ожидая, когда он подойдет вплотную к дороге. Вдруг со стороны дороги, но ближе послышался звук моторов. Последовала команда развернуть строй и залечь. Я всю дорогу до этого шел в маскировочном халате, хоть цепляется за ветки, но в нем все же чуть теплее. Нас, на ком были халаты, подозвал командир и велел сходить глянуть, что там. Мы вышли на лесную просеку и пошли в сторону поля. По дороге мы увидели убитого красноармейца, лежащего прямо на тропе. Рядом в нескольких метрах лежал еще один, который был в сапогах. У этого же ноги были босыми, и голова была непокрыта. Он лежал на спине, припорошенный снегом. У обоих солдат карманы были вывернуты. Вокруг много следов, которые шли дальше в лес. Боец, которого послали со мной, - сказал, что это шли вчера, когда мы были на острове. Дальше, у края леса, стояла на позиции 45 мм пушка. И рядом лежал еще один убитый солдат. А по полю, за лесом ехали медленно две немецкие машины, и наши пленные красноармейцы грузили в них тела немцев, лежащих на поле. Их было около пятидесяти и охраняло их не более десятка фашистов. Если бы они хотели они могли бы убежать или даже перебить свою охрану, Но вместо этого, они аккуратно грузили окоченевшие трупы в кузова, а их товарищи остались лежать не похороненные, там, где их застигла смерть. Мы вернулись и рассказали об увиденном. Командир дал команду переходить дорогу. Цепью отряд вышел из лесу к проселочной дороге в пятистах метрах правее первого места. Но, на дороге мы увидели пару хороших лошадей, запряженных в добротные сани, на спинке которых красовался разноцветный ковер. Возле саней не было никого. Видать хозяева этих саней увидев отряд сбежали, чтоб сообщить немцам о важных сведениях. Перешли дорогу, перестроились в обычный строй и пошли дальше по открытой местности. Через какоето расстояние дошли до избы лесника. У лесника попили воды. Во дворе бродили дети, гуси, куры. Хозяйка была удивлена, когда узнала, что мы прибыли из самой Москвы. Она рассказала что все вокруг трубят, что Красная армия уничтожена и в ней воюют одни старики, а молодежь или погибла или находится в плену, что Москву оборонять не кому и она сейчас падет, если уже не пала. И вот она не верила своим глазам увидев молодых хорошо обученных и вооруженных воинов пришедших из самой Москвы в тыл врага чтоб громить его. Лучше один раз увидеть чем сто раз услышать. Это воодушевляло людей на борьбу с фашистами. Попрощавшись с лесничихой, отряд двинулся дальше к лесу. Уже ночью наша рота достигла указанного полковником Иовлевым места, откуда должна начать выполнять задания командования. Лес оказался березовым или была выбрана специально эта роща для стоянки роты. Костры жечь не разрешалось и мы в темноте ходили по лесу собирая лапник, ветки, траву, чтоб постелить под себя на снегу. Выставили охрану, и лагерь затих до утра.
27 ноября 1941
Утром, разрешили жечь костры. Стоянка окуталась дымом. Каждый или погруппно готовили горячую пищу из пшеничного или горохового концентрата. Одновременно готовили место от костров для будущего ночлега. Оттаявшее место углублялось при помощи штыка На вечер готовился валежник, чтоб накрыть это место для сохранения тепла до ночи, до возвращении групп с заданий. Наша задача, как нам объяснили, находясь в тылу врага отвлекать часть противника на себя, деморализовывать его в прифронтовом тылу, по возможности истреблять живую силу, технику, транспорт, связь и жилье. Притормозить его наступление, до подхода наших основных сил на этих участках фронта.

Спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.