fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

 "28 октября 1940 года я был призван в Советскую Армию Дзержинским РВК города Москвы и отправлен в гарнизон Приморского края на Дальний Восток, ж.д. станция Манзовка (в настоящее время - станция Сибирцево). Сначала был направлен в учебное подразделение, затем (из-за нехватки водителей) был направлен водителем на стройку укрепрайона в Сопки. Потом ближе к государственной границе в район города Гродеково (сейчас город Приграничный). Служил я в автороте 1-ой механизированной бригады.


   30 октября наш гарнизон был отправлен на фронт, так как противник был на подступах к Москве, и его надо было остановить и не дать войти в Москву. Поскольку противник потерпел неудачу в замысле с ходу пробиться к Москве, он крупными силами вел планомерное наступление. Фашистам удалось прорвать Можайскую линию обороны, ворваться в город Калинин и приблизиться к городу Тула.
  В бой с фашистами вступили в четырех километрах от города Волоколамска. Наша бригада успешно сражалась на Волоколамском направлении. Наступая непрерывно днем и ночью, громя врага, прорывая его оборону, продвигались к городу Солнечногорску для его обороны.
  Наступившие холода осенью 1941 года загнали гитлеровцев в избы. А нам предстояло совершить последний прыжок - через линию фронта. Наш комбриг застрелился, допустив тактическую ошибку в ведении боя под Волоколамском, из-за которой мы стали отступать. Наши поредевшие колонны отходили в направлении Ржева.
+++++++++++++++
  Во время переформировки войск к наступлению подо Ржевом, я получил задание - ехать в город Калининград, в настоящее время город Королев, на артиллерийский завод имени Калинина, получить боеприпасы и доставить их к линии фронта. Ехать надо было в Москву. Я был рад такому повороту событий, так как имел возможность заехать домой, повидать родных, помыться, привести себя в порядок. Что и было мной сделано. Сопровождал меня младший техник—лейтенант Ненашев М.И. Все шло хорошо. Получили боеприпасы и двинулись в обратный путь из Калининграда (Королева) через Москву в Ржев.
   Была зима, на нашем пути лежал спрессованный метровой толщины снег. Мы выбивались из сил, так как иногда приходилось просто тащить машину, груженную боеприпасами, в буквальном смысле - на себе. Мы не спали трое суток. Но, несмотря на это, преодолевая все трудности, мы продвигались вперед. Мы знали, что там, на передовой линии фронта ждут нашего возвращения с боеприпасами. Но случилось непредвиденное обстоятельство: не доезжая нескольких километров до Ржева, я, видимо, уснул за рулем от усталости, машина съехала в кювет, перевернулась, мы с Ненашевым вылетели из машины, боеприпасы высыпались на дорогу, занесенную снегом...
  Наше счастье, что ни один снаряд не взорвался, иначе от нас ничего бы не остаюсь. Когда мы пришли в себя, стали по рации вызывать своих, чтобы оказали нам помощь в доставке боеприпасов по назначению. Нам прислали машину и солдат. Мы собрали и погрузили боеприпасы в машину и доставили их к месту назначения. Задание было выполнено.
   Вспоминаю такой случай: надо было срочно доставить на передовую боеприпасы, теплую одежду и продовольствие, но не обходным путем, а через канал Москва-Волга, напрямую, по льду. Командир приказал мне ехать во главе колонны, поскольку у меня был опыт вождения большой - я до войны работал водителем. Мы с напарником выехали на лед, доехали до середины капала, и тут лед не выдержал и я почувствовал, как правое заднее колесо прорезало лед, и машина стала крениться и уходить под лед.
   Мы с напарником успели выскочить, а моя боевая подруга - ЗИС ушла под лед вместе с грузом, а именно два авиамотора, полушубки, боеприпасы и продовольствие. Остальные машины стали двигаться по трассе вдоль канала, т.е. обходным путем. Поскольку лед оказался не таким крепким, чтобы выдержать движение колонны, командование не стало более рисковать. Но война есть война, мы чудом остались живы, но машину и все что с ней утонуло, было очень жалко.
   После разгрома фашистов под Москвой нашу бригаду под Ржевом расформировали, меня направили в январе 1942 года в Костерево на формировку. Оттуда - в Москву на формировочный пункт, который находился в Хамовниках. Меня определили в 1-ю механизированную бригаду полковника Мельникова 3-го мех. корпуса. 17 сентября был сформирован 3-й мех. корпус, Драгунского Д.А. назначили начальником разведки, а командиром - генерала Михаила Ефимовича Катукова, прославившегося в боях под Москвой.
  В ноябре 1942 года 3-й мех. корпус закончил свое формирование, был направлен в район северо-западнее города Белого и сосредоточился в исходных позициях, готовый к боевым действиям.
   Вторая военная зима на Калининском фронте была мягче, чем предыдущая, но было очень много снега. Дороги начисто замело. Для нас это было тяжелым испытанием. Очень затруднялась доставка продовольствия, горючего, боеприпасов. Усложнялась эвакуация раненных и больных. Мы по 3-4 раза в день очищали от снега блиндажи, окопы и дороги, ведущие к пунктам хранения боеприпасов и продовольствия, чтобы во время доставлять их к артиллерийским позициям.
  В нашем тылу, как злокачественная опухоль, оставалась 9-ая немецкая армия, состоявшая из нескольких дивизий. Этот огромный клин между городами Ржев и Белый надо было пробить и ликвидировать силами 3-го мех. корпуса, стрелковыми и артиллерийскими частями. Мы начсиш наступательную операцию. В декабре мы пошли в наступление на город Белый из-под Нелидова.
   В первом же наступлении наш комбриг Мельников, бывший пехотинец, недооценил технических преимуществ танков и механизированных войск, он считал, что конница лучше - мы топтались на месте. Управление в бою было нарушено и мы накрыли огнем своих. В августе комбригом был назначен Ф.П. Липатенков, а начальником штаба - Д.А. Драгунский.
   Наши успехи на Калининском фронте выглядели весьма скромно. За две недели наступления мы прошли не более 50-ти километров. Тем не менее, действия 3-го мех. корпуса расценивались положительно. Бои под городами Ржевом и Белым явились хорошим уроком для нас. 9-я немецкая армия понесла значительные потери. Я получил задание вывезти раненых из полевого госпиталя, который находился в городе Белый, в тыл. Я с успехом выполнил это задание, сделав несколько ходок.
++++++++++++++++
   В Курской битве советские воины проявили мужество, стойкость и массовый героизм. Более 100 тысяч воинов были награждены орденами и медалями, 180 удостоены звания Героя Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание. В их числе и я был награжден двумя медалями "За отвагу".
   Потом я участвовал в боях за освобождение городов Киев, Житомир, станции Казатин, Белая Церковь, Винница, Черновцы, Ужгород и другие (1943 - 1944 года). В конце августа 1944 года 8-й мех. корпус возглавлял герой Советского Союза полковник Бабаджанян А.Х. Позади остался победный путь от Москвы до Вислы. А впереди - дорога на Берлин - в логово фашистского зверя. Но мы знали: дорога эта не будет легкой. Далее наши войска вступили в пределы Румынии, стояли на подступах к границам Польши, Чехословакии. Освобождение этих стран Красной Армией и перенесении боевых действий на территорию Германии было уже перспективой ближайшего времени. И теперь, когда мы вышли за реку Висла, а противник отступал на запад, уверенность в близкой и окончательной победе стала непоколебимой.
   Перерезав шоссе Сандомир - Опатув, обходя сандомирскую группировку противника, наступал наш 8-й мех. корпус. Но мы оказались в тяжелом положении, отрезанные войсками противника. Прекратился подвоз боеприпасов, горючего, продовольствия, а также эвакуация раненых. Была разбита наша радиостанция, вследствие чего была утрачена связь с командованием и другими соединениями. Мы вынуждены были занять круговую оборону.
  В середине августа 1944 года в боях против многократно превосходящих сил противника части 11-го гвардейского танкового и нашего 8-го гвардейского мех. корпусов, действуя фактически в окружении, не только выстояли, но и ворвались в Сандомир, который являлся важнейшим опорным пунктом обороны противника. Мне, как и многим солдатам и офицерам, участвовавших в боях при форсировании Вислы и овладении Сандомирским плацдармом, была объявлена благодарность. Действовавшая здесь вражеская группировка понесла огромные потери.
++++++++++++++
  Зееловские высоты оказались крепким "орешком". Они, как описано выше, занимали выгодное положение относительно линии фронта. Сломить вражеское сопротивление в этом опорном пункте можно было только с помощью мощных средств разрушения. Таким средством был дивизион особой мощности, вооруженный 305-миллимитровыми гаубицами Огонь дивизиона решил судьбу опорного пункта. Он был полностью разрушен.
   Я в это время ездил на автомашине "Студебекер" (США). В одном из боев на подступах к Зееловским высотам я попал под обстрел и лишился машины, она была подорвана, я чудом остался жив. Это был период - апрель 1945 года. По Зееловским высотам вглубь обороны немцев я, в расчете батальонного миномета, лупил немцев и смотрел на хорошо сделанную свою работу.
  Наиболее ожесточенные бои развернулись в районе рощи, расположенной неподалеку от Фридерсдорфа. Удары, нанесенные по Зееловским высотам, привели к тому, что вражеская оборона рухнула. Пал и Зеелов, где вражеское сопротивление было ослаблено боевыми действиями наших войск (16 апреля 1945 года).
После этого мы все устремились вперед, горя желанием скорее послать снаряды на головы фашистов в обреченный Берлин.
++++++++++++++
  В мае 1945 года при эвакуации завода из Берлина в СССР я получил ранение и контузию и в июле 1945 года после лечения в госпитале был признан инвалидом I группы и отправлен домой.
Имею правительственные награды:
1. Орден Отечественной войны 1 степени;
2. Орден Красной Звезды
3. Две медали "За отвагу"
4. Медаль "За оборону Москвы"
5. Медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945"
6. Медаль "За взятие Берлина"
7. Медаль "За освобождение Варшавы"
8. Памятный жетон "Ветерану 1-й гвардейской Краснознаменной танковой армии"
9. Медаль Жукова Г.К.
10. Медаль "И.В. Сталина"
  Несмотря на то, что вернулся я с фронта инвалидом 1 группы и со справкой, полученной в части, что водительские права утрачены при выполнении боевого приказа, а медицинское расписание запрещало мне впредь работать водителем - я выбросил свои костыли и пошел устраиваться на работу в правитльственный гараж - водители были нужны.
   Мне выдали права и я был принят на рботу водителем в гараж СНК СССР (Совет народных комиссаров). На следующий день я уже на "Линкольне" тридцатого года выпуска стал обслуживать Розу Землячку. Ей было 85 лет. В Москве на улице Полянка на красивом особняке стоит барельеф, что здесь работала председателем РСДРП О.С. Землячка. Далее работал водителем с секретарем Берии - Зверевым, с Л. Берия, с председателем Госплана Сабуровым М.З., с Климом Ворошиловым, с семьей Мехлис, возил жену Дмитрия Ульянова и их дочь Ольгу и другими." - из воспоминаний водителя автороты 19-й гвардейской мех. бригады 8-го гвардейского мех. корпуса сержанта Баулина Ю.М.

Спасибо


Комментарии   

+1 # Сергей Скрипка 2015-11-16 22:04
впечатление..во зил семью Мехлиса..жаль, не удавил это змеиное кодло...второе впечатление-нит ь-Я и Власть...Я и Армия ...Я и Победы ..прям истинный Жуков на колесах)))..нео быкновенной скромности водитель)))..ку да уж тут моему деду-пехотинцу, прошедшему 17 штыковых атак
# Йоганыч 2015-11-16 23:19
Интересно наступали! от Волоколамска(12 0 км от М.) до Солнечногорска( 60 км от М) почти как от Ржева до Калинина велись ,,Упорные кровопролитные бои,, и немцы более 100 км за 4 дня прошли преодолевая сильнейшее сопротивление РККА

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.