fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)


Мне попал в руки самый настоящий военный дневник написанный свидетелем этих событий. Дневник принадлежал Григорию Максимовичу Пигареву. Начинал он военную службу еще до войны. Сперва служил в роте аэродромного обеспечении писарем. Буднично, правдиво. Некоторые страницы напечатаны на машинке, некоторые написаны вручную. Иногда записан каждый день, иногда за несколько дней скопом. В дневнике вложены вырезки из газет, военные песни, схемы. Если хватит сил попробую в течении какого о времени выложить ВСЕ. И интересное и обычные будни. Похоже, что дневник он начал вести в начале Июля.
Буду потихоньку выкладывать по мере .....

В середине марта 1941 года нас, одного командира и 30 солдат, с одной автомашиной, выделили из 168 ВВБ и отправили поездом в БССР Витебскую обл. Лепельский р.н Стайский сельсовет , для принятия летнего лагеря от кавалерийской части, где должна была разместится наша часть. В начале мая стали прибывать эшелоны и началась перевозка грузов от станции Лепель в лагерь. В лагере прибывшим личным составом ставились палатки. Затем на полевой аэродром прилетел 215 авиаполк с командиром полка майором Рейно Леонид Давыдович, комиссар полка Трубачев. (самолеты марки У2 и И15)
С 21 на 22 июня я дежурил по штабу с посыльными от каждой роты. Вечером у офицеров штаба, после работы были обязательные занятия по немецкому языку. Учительницу привозили из г Лепель. После занятий собирались командиры и совещались о чем то. Работа штаба 21 июня закончилась в 23 часа. В 5 утра 22 июня мы подмели полы, выбили ковровые дорожки, налили в графины свежей воды и приготовились смотреть спортивные мероприятия намеченные на это день, но прозвучала тревога. Они у нас были частыми. Сразу штаб заполнился начальством , техники стали заводить самолеты. Но к 10 утра штаб опустел, и двигатели заглушили. В 11 часов пришел зам по строевой части, и не застав в штабе ни кого кроме меня сказал – Война!
В 12 часов дня начался митинг у химсклада в 150 метрах от штаба. Выступал комиссар полка Трубачев. Он говорил, что выступал Молотов, что сегодня в 4 часа утра немецко-фашистские войска нарушили мирный договор и начали боевые действия по всей границе от севера до юга, Он призывал бить немцев не щадя крови и самой жизни, и что враг будет обязательно разбит. После митинга было совещание, после чего самолеты поднимались и брали курс на минское направление. На второй день в часть стали поступать мобилизованные. Мне было поручено выдача обмундирования в бане после помывки.
25 июня к нам подошли три сержанта пехотинца в фуражках мирного времени и выходной форме. Одни из них оказался Сема, земляк. Семен Иванович Мелихов. Он служил под Минском, а на 21 июня их командировали в Минск на спортивные соревнования. Они сразу же вернулись назад, но части не оказалось. Они решили присоединится к любой воинской части. Я их помыл в бане, выдал полевое обмундирование, но гимностерки они оставили свои, чтоб не перешивать знаки различия. Потом появился лейтенант артиллерист, а 26 июня – командир со своею женой из города Бреста. Ему было поручено эвакуация семей военнослужащих из Бреста в тыл. Он рассказал что делалось там в первые часы. А о том, что происходило на фронте мы узнали от сержантов, а те командиров летчиков, а уж потом нам политработники зачитывали свотки Совинформбюро. От нас требуется сверхбдительность . Каждый тянется к оружию, но его в роте управления нет. Есть несколько винтовок но они учебные. У батальонного почтальона две винтовки утащил кто то из состава батальона.
26 июня.1941 года
Сегодня два немецких самолета бомбили ЛЕПЕЛЬ а когда возвращались, обстреляли лагерные палатки летчиков батальона. К счастью там ни кого не было. Все находились либо на рабочих местах либо на вылете. В нашей палатке оказались два пулевых отверстия. Теперь внимательнее нужно слушать небо.
27 июня 1941 года
Из нашего батальона готовится команда под началом капитана замкомандира батальона по строевой части для поездки на сводный аэродром в ПОЛОЦК, туда отправляются часть Л/С разных специальностей , кухня, два бензозаправщика и маслозаправщик. Я тоже просился но мне отказали, взяв старшего писаря подотдела, а я был младшим.
29 июля. 1941 года
Проходя по расположению части увидел вернувшуюся команду. Два бензозаправщика были искореженные в разных местах. Тут же стояла машина с кухней. Вдруг появился капитан. Я даже сперва его испугался. Всегда образцово подтянутый, он был без фуражки, без ремня на гимнастерке, лицо и форма вся серая в пыли. Увидев меня он сказал «Ну что желание поехать не отпало?» Я молчал и ни чего ему не ответил. Война это не детская игра в героев. Там убивают людей и калечат, Нужно изучать военное дело со всех сил, а я обижался на старшину, за то, что он заставлял нас перечищать учебные винтовки.
в сводках информбюро сказали, что бои идут на Минском направлении. Летчики 215 авиаполка говорили что много движется танков на восток , но когда они налетали на них и бомбили то танкисты прячутся в лесу а когда отбомбимся они содятся в танк и продолжают путь. На танках сверху наложены бревна и наши 50 кг бомбы не причиняют им вреда. Они отскакивают как мяч. Вот когда удается накрыть колонны мотоциклистов – тогда наш праздник. Мало кто уходит. И еще видели очень большое количество наших танков, которые движутся немцам навстречу. Скорее бы. Сегодня не вернулось из вылета два самолета марки И 16.

2 июля 1941

Вчера вечером кто -то пустил слух, что немецкие танки движутся к аэродрому. Оказалось, что это опробывание моторов у автомашин прибывших из народного хозяйства и разгрузка солдатами машин с ломами. Все вместе это напоминало звук танковых гусениц. Мы даже поверили но так как, что делать не знали, то остались ждать выяснения.

Утром была первая серьезная бомбежка аэродрома Летчики и обслуживающий персонал бежали с аэродрома. В это время бомба упала недалеко от них, и одному летчику оторвало кисть руки, несколько  человек было ранено. Я выбежав из ворот побежал к столовой. За ней были вырыты траншеи для укладки труб. В результате налета часть самолетов повреждено и требовало небольшого  ремонта. В один самолет попала бомба и его разнесло в щепки. Когда началась бомбежка, один мобилизованный из местных кричал своему куму «Кум бяжи до своей деревни»

В обед мы уже не сидели в столовой а брали миски и уходили на улицу чтоб видеть небо.

Вечером пришло распоряжение отправить часть летчиков в тыл на переподготовку на другие самолеты.

3 июля 1941 года.

Еще вчера вечером пришел приказ, что 262 БАО перебазируется в район  г Рудня. Утром стали грузить имущество батальона. Машин не хватало. Для вещевого склада выделены только две машины. На Зис 5 погрузили палатки и плащ-палатки, На полуторку часть летного обмундирования.- ремни, кобуры, планшеты, сапоги. Туда же погрузили документы на самолеты и формуляры. В каждую машину положили по несколько реактивных снарядов. Машины отогнали и замаскировали, остальное имущество сожгли. Это осуществляла команда подрывников. Утром рано отправлены в пешем строю, по направлению н.п Лепель красноармейцы аэродромных и др рот.  С ними ушла полевая кухня с вольнонаемной женщиной Марией. Мы остались на аэродроме.

4 Июля 1941 года

Колонна во второй половине дня двинулась в путь. На пол  пути к дороге Полоцк-Лепель - Витебск появились два немецких истребителя на большой высоте. Колонна остановилась. Но как только самолеты скрылись , мы снова двинулись в путь.  Дорога Полоцк – Лепель огромная широкая дорога, Я ехал на машине с плащ-палатками. Сбоку справа и слева на небольшой высоте летели наши самолеты ТБ-3. Очень медленно. Я в первый раз ощущаю, как медленно они летают. Рядом с дорогой слева лежит наш аэродромный перевернутый бензозаправщик, с него течет бензин. Рядом  нет не убитых не раненных. Возле Лепеля справой стороны увидел машину командира батальона капитана Богдановского. Перед машиной отчетливо видны следы от пулеметной очереди. Машина повреждена, но капитан и остальные не пострадали. Мы въехали в Лепель и остановились на час, потом опять поехали в сторону Витебска. На восточной окраине Лепеляна дороге много людей покидающих город. Люди идут с детьми и пожитками, ведут перед собой кто коз кто корову. Дети плачут, бабы молятся, особенно когда в небе появился немецкий самолет корректировщик. Мне тяжело на это смотреть и я ложусь в кузове на спину, смотрю в небо на облака и самолет.  Людской поток отстал от колонны. Видать остановился на ночлег.  В Витебск  приехали затемно.

5 июля.  1941 года

Ночью бегал до нужды, и слышал разговор нашего шофера с каким-то военным, стоящим у ворот. Военный, наверное, часовой, говорил «Был приказ генерала Павлова собрать все неисправные самолеты в кучу и подорвать, а вместе с ними подорвать все военные склады и административные здания. Народ стал шуметь. Но  буквально за 20 мин до взрыва пришел приказ тов. Сталина отменяющий взрывы, и все успокоились». Я же почувствовал, что мне после этого рассказа стало не спокойно. Неужели товарищ Сталин не знает, что тут происходит.

Утром мы едем  40 км и останавливаемся в кустах районе деревни КОЛЫШКИ Лознонского района Витебской области. Мы остановились, чтоб дождаться тех,  кто шел в пешем строю. Нам приказали снять ботинки и обмотки и спрятать их в кустах. Потом нам выдали сапоги. Наверное, с Витебских складов. У нас солдатских сапог нет. Продукты ходим получать в деревню скрытно. Один боец получает продовольствие на 3-5 человек.

6 июля 1941 года

Стоим уже сутки. Второй день над нами иногда  кружит «рама». Постоянно на восток летают немецкие разведчики. Сегодня в полдень один из немцев был сбит, какой-то воинской частью. Командиры поехали смотреть на немецкого летчика,  которого взяли в плен. Говорили, что немец вел себя нагло уверенный в скорой победе. Требовал , что будет говорить только с генералом. Вот бы расстрелять его гада. Но отправили в штаб.

7июля 1941 года

По дороге проходящий через населенный пункт КОЛЫШКИ , со стороны ВИТЕБСКА пехотинцы. В начале до роты, а затем все меньше и меньше. В конце шел солдат с девушкой. Они остановились около нас, табаку попросили. Были пьяны. Девушка особенно. Он рассказал, что дивизию, которая находилась в ВИТЕБСКЕ, приказали переодеться в гражданскую одежду и находиться на месте, даже если противник займет город. А когда наши начнут наступление, то эта дивизия вступит в бой, чем окажет большую помощь наступающим частям. Но когда часть переоделась, то все престали узнавать особенно командиров. А многие, смешавшись с гражданским населением, пытались покинуть город. В общем, из этой идеи ни чего не получилась, и вот уходят все военные из ВИТЕБСКА, а девушка – она санитарка.  Ее тоже переодели сперва, но кто-то военную форму украл. Вот такая вот история.

Немецкие самолеты зверствовали на  дорогах. Вечером при мне один самолет гонялся за женщиной с ребенком, гнавших в деревню козу. Они спаслись благодаря оврагу у дороги. Ночью над ВИТЕБСКОМ было огромное зарево.

Спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.