fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (2 Голосов)

ОПЕРАЦИЯ FUSTIAN

Операция Fustian, представлявшая собой комбинированную высадку морского и воздушного десанта на восточное побережье острова Сицилия в июле 1943 года, была нацелена на захват мостов Примосоле и Малати и их удержание до подхода наступающих с юга основных сил британцев. Это должно было обеспечить дальнейшее развитие операции Husky – вторжения на Сицилию - изоляцию и разгром немецкой группировки в районе города Катания одновременно с высадкой морского десанта и дальнейший прорыв на север к порту Мессина. Далеко не все пошло в соответствии с планом союзного командования…

Схематическая карта боевых действий к югу от города Катания

Первые успехи сил вторжения
Тремя днями раньше началась операция Husky – вторжение на Сицилию. Британские и канадские войска высадились с моря на побережье в районе города Сиракузы/Syracuse на полуострове Пакино/Pachino, американцы – к югу и западу от города Гела/Gela.
Морской десант 8-й Армии генерала Монтгомери (BernardL. Montgomery) оказался успешным. Оборонявшие побережье итальянские войска не оказали серьезного сопротивления, а их береговые батареи были быстро подавлены огнем корабельной артиллерии союзников и действиями десантников. К 8 утра 10 июля британцы из 5-й Дивизии вошли в деревню Кассибиле/Cassibile и двинулись на север, минуя Сиракузы. Часть британцев повернула на восток в сторону этого города, тогда как их основные силы направились по прибрежному шоссе в направлении города Аугуста/Augusta. Рано утром 11 июля основные силы британцев столкнулись с немецкой боевой группой Schmalz(названа по имени командира – полковника Вильгельма Шмальца (WilhelmSchmalz) - ВК)из состава 15-й Танковой Дивизии, занимавшей хорошо укрепленные оборонительные позиции в районе городка Приоло/Priolo и усиленной танками Тигр и противотанковой артиллерией. Продвижение британцев на север было остановлено. 50-я (Нортумбрийская/Northumbrian) Дивизия британцев высадилась на побережье в районе городка Авола/Avola, быстро продвинувшись к Кассибиле. Дальше на юг 30-й Корпус, состоявший из британской 51-й Дивизии Горцев/Highlanders, 1-й Канадской Дивизии и 1-й Канадской Бронетанковой Бригады, начал продвижение вглубь острова, преодолевая незначительное сопротивление противника.


Мосты Малати/Malati и Примосоле/Promosole имели важнейшее значение для британцев, намеревающихся продвинуться с занятых на побережье плацдармов на юго-востоке Сицилии к городу Катания/Catania. Задача по их захвату была поставлена перед ударными частями: 1-й Воздушно-десантной Бригадой (ВДБ) и 3-м Отрядом Коммандо.

11 июля генерал Монтгомерисо своим штабом прибыл в город Сиракузы, порт которого попал в руки союзников в целости и сохранности. Он был полон решимости осуществить операцию Fustian – воздушно-десантную составляющую вторжения на Сицилию. Подполковник Джон Дёрнфорд-Слэйтер, командир 3-го Отряда Коммандо, был вызван в штаб 13-го Корпуса в Сиракузах для получения приказов на осуществление атаки. Он встретился с Монтгомери, с генерал-лейтенантом МайлзомДемпси (MilesDempsey), командующим 13-м Корпусом, и с адмиралом РодерикомМакграйгором (RhoderickMcGrigor) прямо у причалов рядом со старой офицерской казармой Итальянского ВМФ. Войска 8-й Армии высаживались на сицилийский берег неподалеку от места встречи. Монти был в хорошем расположении духа и всеми силами стремился бросить в бой свои части специального назначения, чтобы ускорить наступление.   

3-й Отряд Коммандо - план действий
Захват мостов на пути продвижения на север 13-го Корпуса предстояло осуществить 3-му Отряду КоммандоДёрнфорда-Слэйтера и 1-й ВДБ. Коммандос должны были высадиться с моря близ городка Аньоне/Agnone, продвинуться вглубь суши и захватить мост PontedeiMalati/Понте-деи-Малати через реку Леонардо/Leonardo. 1 856 парашютистам предстояло высадиться с воздуха за линией обороны противника и захватить мост Понте-деи-Примосоле/PontedeiPrimosole – единственный мост через реку Симето/Simeto. Захват и удержание мостов должны были открыть путь на Катанию и помешать любым попыткам противника создать оборонительные рубежи вдоль долин этих рек.
3-й Отряд Коммандо уже побывал в бою: в полночь 10 июля он высадился на побережье с десантного судна PrinsAlbert южнее Сиракуз, чтобы захватить береговую батарею. Это ему удалось, при этом отряд обошелся без потерь.  

Британский пилот самолета-буксира (слева) и пилот планера, который предстоит буксировать, изучают карту Сицилии перед вторжением…
Дёрнфорд-Слэйтер был обеспокоен нехваткой времени на подготовку высадки в районе городка Аньоне, но разведка сообщила, что мост Малати удерживается только итальянцами, и то в небольшом числе. Сам Монти был настроен оптимистично: «Все находится в движении в настоящий момент. Противник тоже движется наилучшим образом. Мы хотим, чтобы он и дальше уходил в том направлении. Вы можете помочь нам в этом. Удачи вам, Слэйтер.»
Высадку запланировали осуществить двумя волнами. Двегруппы из состава первой волны – 1-я и 3-я – должны были немедленно перейти в атаку для захвата моста. Другим предстояло удерживать пляж в ожидании высадки второй волны. После этого вглубь суши должны были двинуться дополнительные части, а 4-ягруппа должна была выслать разведывательные патрули, чтобы вступить в контакт с воздушным десантом, высадившимся в районе моста Примосоле, в то время как еще однагруппа должна будет присоединиться кпродвигающимся по дороге на Катанию частям 50-й Дивизии. Ожидалось, что этот контакт будет сделан на рассвете 14 июля.

Британские коммандос отрабатывают навыки десантирования на побережье Северной Африки перед высадкой в Сицилии…

1-я ВДБ – план действий
В то время как боевая задача была поставлена перед Отрядом КоммандоNo. 3 в последнюю минуту, план боевых действий 1-й ВДБ по захвату моста Примосоле разрабатывался несколько месяцев. Первоначально предполагалось, что коммандос будут высажены вечером 12 июля, но операции 8-й Армии были задержаны, и десант отложен. В 4.20 после полудня на следующий день время начал операций было утверждено окончательно.

Британские парашютисты проходят подготовку в Северной Африке перед операцией Fustian. Во вторжении с моря и с воздуха на Сицилию приняли участие 180 000 американцев, британцев и канадцев, 3 200 кораблей и судов и 4 000 самолетов
Подполковник Алистер Пирсон (AlistairPearson) был разочарован: «Взлетная полоса представляла собой песчаную площадку в пустыне. Мы прибыли туда в полдень, и единственное тенистое место находилось под крыльями Дакот/Dacota. Мы лежали под ними, ждали и медленно запекались. К моменту получения команды «прыжок» воздушно-десантная бригада уже столкнулась с проблемами. Многие наши самолеты были сбиты огнем с наших же боевых кораблей, что никак не способствовало подъему боевого духа.» Разрывы зенитных снарядов ослепляли неопытных пилотов, бóльшая часть планеров была отцеплена не в назначенное время, из-за чего многие из них упали в море…»

Подполковник Алистер Пирсон
Британцы должны были быть доставлены к месту десантирования 51-м Военно-транспортным Авиакрылом американцев на 105 самолетах С-47. Кроме того, в этом должны были принять участие 11 самолетов Элбемарл/Albemarle38-го Крыла Королевских ВВС. Непосредственно в самолетах должны были находиться 1 865 десантников, тогда как тяжелое снаряжение и вооружение, в том числе, 10 6-тифунтовых противотанковых пушек и 18 джипов с 77 артиллеристами должны были нести 19 планеров, буксируемые группой британских машин Элбемарли Галифакс/Halifax.   
В соответствии с планом трем батальонам десантников предстояло высадиться одновременно не дальше чем в двух милях от моста. 1-й Батальон должен был захватить мост, 2-й должен был высадиться южнее моста, 3-й – севернее, чтобы воспрепятствовать попыткам противника отбить мост. Планеры планировалось посадить на этих же участках. В 10 часов вечера 13 июля самолеты начали подниматься в воздух…

Коммандос высаживаются на побережье…
В21.30 13 июля военный транспорт PrinsAlbert, перед этим отбивший атаку вражеских торпедных катеров, начал спускать на воду катера LCA (landingcraft, Assault)с солдатами и офицерами 3-го Отряда Коммандо. Десантники видели, что к северу отних Катанию бомбит авиация союзников: лучи прожекторов и трассы зенитных орудий пересекали небо во всех направлениях. К югу, над Сиракузами, ночная темнота над побережьем просто отступила: в небе повисли осветительные снаряды и ракеты. Над головой британцев на запад, в сторону моста Примосоле, шли самолеты и планеры с воздушным десантом. Когда катера приблизились к берегу на 200 ярдов, немцы открыли огонь, на который британцы немедленно ответили, как могли, огнем со своих раскачивающихся на волнах судов.

Военный транспорт PrinsAlbert – построенный в 1937 году бельгийский паром, в 1940-м реквизированный и переоборудованный Королевским флотом. Этот рисунок предположительно был сделан капралом 4-го Отряда Коммандо Брайаном Малленом (BrianMullen), погибшим 6 июня 1944 в Нормандии.
http://gallery.commandoveterans.org/cdoGallery/v/units/4/mullen/
Наиболее боеспособные части немцев – 1-я Воздушно-десантная Дивизия и Дивизия HermannGöring были к тому времени направлены к южному побережью Сицилии для того, чтобы заткнуть образовавшуюся брешь в обороне: занимавшая там позиции Дивизия Napoli за день до этих событий оказалась близкой к полному разгрому, и вся линия войск Оси была в довольно шатком положении…


Коммандос быстро подавили два ДОТа, находившиеся на пляже. Майор Питер Янг (PeterYoung) собрал 1-ю и 3-ю группы и начал быстрое продвигаться к мосту, находившемуся в 5 милях в глубине острова. Местность в ночное время была труднопроходимой, всюду были густые заросли кактусов и кустарника, перемежающиеся с виноградниками и глубокими ручьями, но положение десантников значительно улучшилось, когда они вышли на железнодорожную линию, ведущую к станции Аньоне и в направлении моста Малати. Вскоре коммандос наткнулись на группу парашютистов, которых сбросили далеко на юг от их цели. Их пригласили присоединиться к коммандос, но те отклонили предложение и продолжили марш на север в направлении моста Примосоле. К 3 часам ночи майор Янг и его солдаты вышли к реке Леонардо и северо-восточному концу моста Малати, достигавшему в длину 250 ярдов. Защищавшие мост ДОТы, в которых находились итальянцы, были быстро подавлены ручными гранатами, после чего коммандос сняли с конструкций моста подрывные заряды. Затем коммандос заняли позиции на подходах к мосту в апельсиновых рощах и мелких оврагах и укрепили их с помощью камней, так как окопаться в скалистом грунте было невозможно…


Вторая волна морского десанта опоздала с высадкой, так как десантные катера LCA, доставившие на берег первую волну, потеряли ориентировку на обратном пути к транспорту PrinsAlbert. Когда, в итоге, катера с десантниками на борту вновь вышли к побережью, они попали под сильный огонь, но прикрывавший высадку эсминец Tetcott ослепил оборонявших побережье дымовыми снарядами. К рассвету в районе моста в распоряжении Дёрнфорда-Слэйтера уже было 200-300 коммандос, не располагавшими, однако, тяжелым оружием…

Воздушный десант – хаос, неурядицы, тяжелые потери…
В первые ночные часы самолеты, транспортирующие 1-ю ВДБ, испытали на себе все те несчастья, которые выпали на долю американцев из 82-й Воздушно-десантной Дивизии во время высадки десанта на юге острова. Из-за навигационных ошибок 33 самолета появились в небе над союзным конвоем, моряки которого были получили предупреждение о возможном воздушном рейде авиации Оси,и попали под огонь зенитной артиллерии с кораблей. Два самолета, пытавшиеся избежать попаданий, столкнулись и упали в море, еще два были сбиты. Девять получили столь значительные повреждения, что были вынуждены повернуть назад к базам в Северной Африке. Оставшиеся самолеты при приближении к побережью попали вод вражеский огонь. 37 самолетов были сбиты, еще 10 повернули назад, другие нарушили строй, выбрасывая парашютистов на большой площади: группа с одного самолета приземлилась в районе горы Этна.Часть десантников была сброшена со слишком малых высот, что привело к множеству тяжелых травм… Дошло до того, что некоторые малоопытные пилоты отказывались лететь к месту высадки, и подполковники Пирсон был вынужден пригрозить пистолетом экипажу самолета, в котором он находился. Он вспоминал:
Я думал, что мы летим слишком быстро. Кроме того, казалось, что мы идем с понижением. Я выпрыгнул над участком высадки и подумал было, что мой парашют не раскрылся, поскольку оказался на земле сразу же после прыжка. Я прыгал десятым, [после приземления] коленки у меня болели, но я был в порядке. Мой ординарец был одиннадцатым, и он остался цел и невредим, но все остальные в этой группе получили серьезные травмы или погибли.  


Лейтенант Питер Стэйнфорт (PeterStainforth) из 1-го Парашютного Эскадрона Королевских Инженеров (1stParachuteSquadron, RoyalEngineers) так вспоминал первые минуты высадки 13 июля 1943 года близ моста Примосоле:
Когда я спускался, мне казалось, что весь участок высадки в огне: трассирующие пули подожгли сухую растительность. У меня не было времени на то, чтобы как-то сориентироваться, пока я не приземлился в глубокую канаву, очень сильно ударившись спиной. Я почувствовал, что по моей ноге стекает что-теплое. «Боже мой, - подумал я – Меня зацепило!» Я дотронулся до этого места рукой и понял, что это была вода. Моя фляга лопнула и сплющилась. Восстановив дыхание, я собрался с силами и тронулся в путь, чтобы собрать своих парней и найти контейнеры с оружием. По счастью, мы все были на месте, но два контейнера так и пропали.


Пострадали и планеры: два самолета-буксировщика разбились при взлете, один планер, отцепленный слишком рано, упал в море, четыре были сбиты вражескими зенитчиками. В итоге, только четыре планера сумели приземлиться.Одним из них управлял американский пилот Роджер Зеноби (Roger R. Zenoby). Ему одному из четырех американских пилотов – участников операции -  удалось довести свой аэроплан до намеченного участка высадки.
На намеченных участках высадилось менее 20% десантников, самолеты с еще 30% вернулись на базу. Позднее выяснилось, что только 12 офицеров и 283 солдатавступили в бой с противником.  
Бригадир ДжералдЛатбери (GeraldLathbury), командир 1-й ВДБ, и его ординарец, рядовой Лэйк (Lake), приземлились в трех милях от моста Примосоле и в ночной темноте тронулись в путь к цели. Латбери прыгнул с самолета в 11.30 ночи с высоты всего 200 футов, но, по счастью для себя, приземлился на мягкий вспаханный грунт. По дороге офицер и солдат остановились, чтобы забрать оружие из найденного контейнера. Там они и встретили офицеров из штаба бригады. Далее, по пути, они наткнулись на подполковника Джонни Фроста (JohnnyFrost), который еще с 50 десантниками из своего 2-го Батальона продвигался к конечной цели. Латбери разделил своих людей на четыре отделения, но, добравшись до моста, он обнаружил, что позиции у моста уже заняли люди из 1-го Батальона. Выяснилось, что ни одна из раций не уцелела при приземлении…

Десантники в обороне
Мост Примосоле, переброшенный через реку Симето, был окружен рощами оливковых и миндальных деревьев и виноградниками, разделенными рядами деревьев. Он состоял из стальных ферм 400 футов в длину каждая и расположенных в 8 футах над рекой. На мосту находились четыре ДОТа, по два на каждом конце. 50 десантникам удалось захватить его до того, как охранявшие его итальянцы – всего около 50 человек – сумели привести в действие подрывные заряды. Итальянцы были взяты в плен.
Всю ночь небольшие группы парашютистов продолжали выходить к мосту Примосоле. Фрост расположил своих людей на высоте, с которой хорошо просматривался весь мост, тогда как Латбери разместил еще 40 человек на позициях к югу от реки. Днем еще 120 человек вышли к мосту, когда оборонительный бой уже начался: британских парашютистов атаковали немецкие парашютисты, высадившиеся в окрестностях моста ночью…
Лейтенант Питер Стейнфорттак описывал начало боя: «Немцы установили заслоны с колючей проволокой близ обоих концов моста, но потом приоткрыли один из них, чтобы подпустить поближе грузовик с полевой пушкой на буксире именно тогда, когда группа наших пошла в атаку. В схватке, которая последовала за этим, рядом с бригадиром Латбери разорвалась граната, и он был ранен несколькими осколками… Когда я подошел поближе, его штанины были закатаны, сам он сидел, наклонившись вперед: ему накладывали повязку на спину. Поскольку я ждал только одно отделение саперов, которые еще не появились, бригадир приказал мне снять с моста подрывные снаряды как можно быстрее.»


В итальянских ДОТах, расположенных у моста, было найдено вполне пригодное оружие, которое парашютисты быстро повернули против тех, кому оно еще недавно принадлежало. Это были тяжелые пулеметы Бреда/Breda с большим запасом патронов. Кроме того, в руках британцев оказались две итальянские 50-мм пушки и немецкая противотанковая пушка калибра 75-мм в бетонных капонирах. Они также усилили оборонительные возможности десантников.
Южнее, у моста Малати, коммандос после рассвета были также атакованы противником, но первоначально, как вспоминал Дёрнфорд-Слэйтер, «это был восхитительныймомент: мы вели стрельбу по всему, что приближалось, внося в [действия врага] полную сумятицу.» В частности, британцам удалось выстрелом из гранатомета ПИАТ/PIAT попасть в немецкий грузовик с боеприпасами, который взлетел на воздух.Однако в бой стали вступать лучше вооруженные немецкие части. Танк Тигр начал обстреливать мост – его снаряды попадали в ДОТы, его пулеметные очереди поливали позиции британцев, и число убитых и раненых в рядах десантников стало быстро расти.   

Немцы получают подкрепления
Этим же ранним утром к мосту Малатиподошли другие немецкие танки с тремя батальонами пехоты. Эта боевая группа была также усилена итальянскими танками и пехотой. В 5.20 утра Дёрнфорд-Слэйтер провел короткое совещание с майором Янгом и признал, что они быстро теряют контроль над ситуацией. Признаков появления частей из состава 50-й Дивизии не было, а потери, вызванные минометным огнем и огнем танков, росли.   
Тем временем с побережья на участке боя появились коммандос из морского десанта. Капитан Пули (Pooley) предпринял попытку выйти во фланг противнику с 5-м и 6-м отрядами, но британцы были отброшены интенсивным огнем: танк Тигр был основной причиной трудностей, с которыми столкнулись коммандос. Танк располагался в кипарисовой роще за пределами досягаемости для ПИАТов, его корпус был скрыт, попытки приблизиться к нему по открытому полю были бы самоубийством… Сильно уступая противнику в численности, потеряв одну треть своих людей убитыми и ранеными, Дёрнфорд-Слэйтер не имел другого выбора, кроме как приказать уцелевшим рассеяться на небольшие группы и отступать в расположение британских частей. Большинство его людей вышло к своим, хотя небольшие группы солдат и офицеров, отрезанные от своих, продолжали сражаться. 3-й Отряд Коммандопотеряет более 150 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Британцы успеют снять с моста подрывные заряды, так что он останется в целости и сохранности к моменту подхода к нему частей 50-й Дивизии.


В пяти милях севернее столь же отчаянные бои развернулись на мосту Примосоле через реку Симето. Британцам противостояли немецкие парашютисты, сброшенные с большой точностью к югу и северу от моста за час до высадки британцев и занявшие позиции неподалеку от него на заросших камышом берегах реки. Южнее моста расположился пулеметный батальон немецких десантников, севернее – небольшая боевая группа из 350 человек под командованием капитана Франца Штрангенберга (FranzStrangenberg), усиленная батареей зенитных орудий, противотанковыми пушками и ротой из 56 итальянских коммандос с шестью бронемашинами SPA-VibertiAS.42.
После того, как в 1941 году немецкие парашютисты понесли тяжелые потери в ходе вторжения на остров Крит, Гитлер приказал больше не проводить воздушно-десантные операции. Однако на Сицилии местные командиры приняли решение пренебречь этими директивами и осуществить высадку с воздуха в районе моста Примосоле силами 4-го Воздушно-десантного (Fallschirmjäger) Полка. Это был редкий случай, когда в бою с обеих сторон принимали участие парашютисты…
Британцы занимали оборонительные позиции у обоих концов моста, отбивая непрерывные атаки противника огнем из винтовок, автоматов и пулеметов Брен/Bren. Они были под огнем артиллерии и минометов, имели место даже обстрелы с воздуха в ходе атак истребителей-бомбардировщиков Фокке-Вульф-190/Focke-Wulf 190.   


 Десантники из ДивизииHermannGöringна оборонительных позициях. Сицилия, лето 1943 года

Один из защитников моста, Джордж Прэтт (GeorgePratt), вспоминал:
Мой Брен едва ли прекращал стрельбу… Одному из парней, который был рядом со мной, пуля угодила в лицо. Ему буквально разорвало голову, и частицы кости и мозга забрызгали меня всего. Словно на автомате, он побрел назад, пока не столкнулся с каменной стеной и не сполз вниз. На стене осталось большое размазанное кровавое пятно -  там, где его затылок упирался в нее… Не прошло и пяти минут, как молодой парень, который приземлился рядом со мной, был убит. Его швырнуло на землю после того, как пуля попала ему в грудь. Из его раны лилась кровь.Не знаю, почему я уцелел, поскольку над нашим окопом пролетело достаточно пуль, чтобы уложить десяток. Джерри (прозвище немцев – ВК) были всего в 80 ярдах. С этого расстояния трудно промахнуться, и, скажу честно, я подстрелил многих из них, но я сильно беспокоился о боеприпасах, и мне приходилось беречь патроны, чтобы держаться и дальше.

Основные силы британцев спешат на помощь
Примерно в это же время части Йоркского/York и Ланкастерского/Lancaster полков, находившиеся в авангарде 50-й Дивизии, медленно продвигались на север в направлении города Лентини/Lentini и далее к мосту Малати, а 4-я Танковая Бригада продвигалась со стороны Аугусты. Обе группы британцев наткнулись на ожесточенное сопротивление со стороны боевой группы немцев Schmalz, в которую входили 115-й Механизированный Полк, 3-й и 4-й воздушно-десантные полки и три крепостных батальона.


За день до этого передовые батальоны 69-й Бригады 50-й Дивизии вышли к городку Сортино/Sortino, но сильно утомились. Сразу после рассвета генерал-майор Сидней Кёркмэн (SidneyKirkman) прибыл на место, чтобы встретиться с бригадиром Эдвардом Кук-Коллисом (EdwardCooke-Collis) и принудить его отказаться от отдыха и продолжить марш на Лентини. Он сказал: «Не дайте противнику провести перегруппировку», настаивая на том, что британцам здесь мало что противостоит в настоящий момент времени, но завтра им придется сражаться за то, чтобы оттеснить противника…


Вскоре Кёркмэн был вызван в штаб 13-го Корпуса. Там Монтгомери довел до его сведения план по захвату мостов в ходе продвижения на север. Он приказал генерал-майору привести своих людей в движение «с максимальной скоростью» - сделать именно то, что Кёркмэн и сам намеревался сделать.  
50-я Дивизия должна была сделать марш-бросок из окрестностей Сортино до моста Примосоле к утру 14 июля. Для этого было необходимо, чтобы 69-я Бригада сначала продвинулась от Сортино до Лентини (15 миль) через городок Карлентини/Carlentini.После этогооставалось всего около несколько миль до моста Малати, где 3-й Отряд Коммандо ждал помощи. Между мостом Малати и мостом Примосоле было еще примерно 15 миль. Справа от 50-й Дивизии ожидалось продвижение 5-й Дивизии по прибрежному шоссе, которое выходило к Карлентини.    
Всю вторую половину дня и вечер 13 июля 69-я Бригада продвигалась вперед. Генералы Кёркмэн и Кук-Коллис находились в хвостовой части своих передовых батальонов, однако становилось ясно, что сильные оборонительные позиции противника непосредственно к югу от Карлентини придется прорывать с боем. Продвижение вперед и без того отставало от графика…


Генерал-лейтенант Демпси, находившийся в штабе 13-го Корпуса, был обеспокоен сложившимся положением, но было слишком поздно снова откладывать воздушный десант, а коммандос уже находились в море. У 69-й Бригады не было другого варианта кроме наступления в северном направлении, поскольку дальнейшая задержка могла дать противнику время для того, чтобы взорвать мосты.
Батальоны Кука-Коллиса продолжили свой марш на север. В эту ночь, когда 1-я ВДБ покидала Тунис, Карлентини подвергся интенсивному артиллерийскому обстрелу. На следующее утро, В 8.30 14 июля солдаты 7-го Полка (GreenHowards), поддержанные интенсивным артиллерийским и пулеметным огнем, атаковали находившуюся на их пути высоту Монте МонтеПанколи/MontePancoli. Высота была взята, и продвижение в направлении Карлентини возобновилось. Солдаты 7-го Полка вышли к Лентини. На подступах к городу не было высот, на которых противник мог бы закрепиться, и британские танки и артиллерия обеспечили занятие города. После этого в авангард наступающих британцев перешли солдаты 5-го Восточно-Йоркширского Полка. Выйдя к мосту Малати, наступающие нашли его в целости и сохранности и уже вскоре, перед наступлением темноты, захватили его после короткого боя.
Далее в авангард наступающих выдвинулась 151-я Бригада британцев, усиленная 9-м Дёрхемским Полком Легкой Пехотным (9thDurhamLightInfantry) и бронетехникой 4-й Танковой Бригады, продолжившие наступление на север, теперь в направлении моста Примосоле.


Солдаты 6-го Батальона ДёрхемскогоЛегкопехотного Полка с итальянскими военнопленными
В бой вступает корабельная артиллерия
Тем временем подполковник Фрост с примерно 140 солдатами и офицерами из своего 2-го Батальона, закрепившись на трех высотах, расположенных на южных подходах к мосту, отчаянно пытался удержать мост, отбивая атаки противника, отступившего к этому участку под давлением продвигающихся на север частей 50-й Дивизии британцев. Защищавшие сам мост солдаты бригадира Латбери отбивали атаки с севера. Положение становилось отчаянным: отбивавшие атаки с севера и с юга британцы сражались уже спина к спине. В этот момент помощь пришла оттуда, откуда ее не ждали: в бой вступили люди лейтенанта Питера Стейнфорта.  
Вот что он рассказал: «Мы были в бригадном резерве на южной стороне и не могли сделать ничего полезного в тот момент времени. Пирсон из 1-го Батальона удерживал немцев на северной стороне, а с холмов, где находился Джон Фрост, доносилась довольно интенсивная стрельба… С ним был артиллерийский офицер, который наладить связь с крейсером Королевского флота Arethusa[на самом деле, это был Mauritiusиз 15-го Дивизиона крейсеров (15thCruiserSquadron) контр-адмирала СесилаХаркорта (CecilH.J. Harcourt) - MS]. По-видимому, ситуация была довольно отчаянной, пока корабль не начал обстрел 6-тидюймовыми снарядами, что сразу изменило положение в лучшую сторону.»
Точный огонь корабельной артиллерии быстро подорвал боевой дух атакующих немцев. Каждый раз, когда они пытались произвести перегруппировку для новой атаки, на них обрушивались новые залпы, вынуждая их ограничиваться ружейно-пулеметным огнем по обороняющемуся противнику. Офицером-наблюдателем, наводившим орудия крейсера на врага, был капитан-артиллеристВиэр Ходж (VereHodge).

Британские десантники. Второй справа – Виэр Ходж

Отход с моста Примосоле
Бригадир Латбери на мосту Примосоле имел слабое представление о том, что происходит к югу от него. То, что стрельба на той стороне стала заметно менее интенсивной, говорило ему о том, что, вероятно, Фрост и его людей были сбиты с оборонительных позиций. Сам Фрост хорошо видел с высот, что происходило в районе моста, но не имел возможности использовать корабельную артиллерию для поддержки людей Латбери, так как расстояние между обороняющимися и атакующими здесь было слишком небольшим.  
В 4-5 часов после полудня никаких признаков приближения частей 50-й Дивизии не было видно. Латбери принял решение отвести остатки 1-го и 3-го батальонов за реку и оставить северный конец моста. Алистер Пирсон вспоминал: «Имея в своем распоряжении всего около 200 человек... , я разместил людей на оборонительных позициях на подходах к мосту. Немцы предприняли серию атак… Опасности того, что нас сомнут, не было, но мы несли потери, и у нас оставалось все меньше боеприпасов. Однако я счел, что мы сможем продержаться до темноты.Тем не менее в 18.30 я получил приказ от бригадира Латбери на отход, с чем я не мог согласиться, но, в конечном итоге, мне пришлось подчиниться и отвести мой батальон на холмы.»
Отход к южному концу моста Примосоле на какое-то время дал британцам возможность занять более устойчивые оборонительные позиции и дал возможность вести более концентрированный огонь. Однако немцы подтащили к северному концу моста противотанковые пушки и быстро разрушили противостоявшие им ДОТы.


Пушки, из которых британцы вели огонь, одна за другой умолкли: у британцев больше не было боеприпасов. У пулеметных расчетов десантников оставалось по одной ленте. В ходе хорошо спланированной и концентрированной атаки на мост с обоих его концов немцы, скрываясь за дымом от горящего камыша, прорвались к позициям британцев, после чего бой местами перешел в рукопашную схватку. Латбери отдал еще один приказ на общий отход, и десантники, уже в темноте, отступили на расположенные к югу от моста холмы, которые все еще удерживал 2-й Батальон. На часах было 7.30 вечера.  
Вспоминает Питер Стейнфорт: «Полковник Хантер [вероятно, речь идет о майоре Дэвиде Хантере (DavidHunter) - MS], полагая, что немцы могут переправиться через реку и выйти к нам в тыл, попросил меня взять с собой солдата с пулеметом Брен и отправиться на правый фланг, где находился пулеметный расчет с Викерсом/Vickers. К этому моменту 1-й Батальон, почти израсходовавший свои боеприпасы, отступил к южному концу моста, так что немцы, получив подкрепления из Катании, обрушились на нас в яростной атаке. Латбери не оставалось ничего другого, как оставить мост. Бригадный сержант-майор, подползший к нашей позиции, дал мне понять, что теперь каждый за себя. Должно быть, я был последним из тех отступил: едва ли на позиции оставался кто-нибудь еще.»   
Некоторым британцам, включая подполковника Алистера Пирсона, удалось добраться до расположения 2-го Батальона. Питеру Стейнфорту пришлось сделать большой крюк, чтобы обойти противника, временами прячась в кустарнике. В бой он больше вступал…

Первая попытка переправиться через реку Симето
Через короткий промежуток времени вооруженные пулеметами Брен бронетранспортеры 9-го Дёрхемского полка и танки 4-й Бригады показались в поле зрения обороняющихся ниже их позиций. На этом надежды немцев на то, что им удастся прорваться с юга к мосту и подорвать его, улетучились. За бронетранспортерами и танками к участку боев подошли два батальона пехоты дёрхемцев, и их командир, бригадир Синьор (R. H. Senior), расположил свои части вдоль протяженного периметра у южного конца моста. Его люди были слишком утомлены долгим маршем, чтобы осуществить полномасштабную ночную атаку, но все было сделано для того, что совершить бросок через реку в 7.30 утра.  


На противоположном берегу различные части 1-й Воздушно-десантной Дивизии немцев продолжали окапываться. Там находились пулеметный и инженерный батальоны этой дивизии, которой командовал генерал Рихард Хайдрих (RichardHeidrich). Они были усилены батарей артиллерии десантников, двумя 88-миллиметровками из состава полка зенитной артиллерии и остатками двух итальянских батальонов. Дальше к северу, близ Катании, производили перегруппировку части боевой группы Schmalz, тогда как 4-й Воздушно-десантный Полк, численность которого приближалась к штатной, был готов выступить на юг.
В передовых рядах атакующих 15 июля должны были идти солдаты и офицеры 9-го Дёрхемского Полка, поддерживаемые огнем полевой артиллерии и танков. Атака была спланирована без особой изобретательности и была рассчитана на храбрость пехотинцев, которым предстоялофорсировать реку под огнем противника…После артподготовки несколько взводов дёрхемцев сумели добраться до противоположного берега реки под убийственным огнем противника. Некоторые, наиболее решительные из них, даже вступили в рукопашный бой, но их было слишком мало. Британцам пришлось отступить. Даже газета LondonTimes сообщила читателям, что в бою за мост Примосоле немецкие войска «сражались превосходно. Это были войска высшей пробы, обстрелянные ветераны боев на Крите и в России: хладнокровные и знающие свое дело.»  


Алистер Пирсон, наблюдавший за атакой дёрхемцев в то утро, остался под впечатлением от того, с каким мастерством оборонялись немцы, но его никак не впечатлило то, как командуют британцами. Он вспоминал: «Меня вызвали в штаб дёрхемцев, чтобы посмотреть, каким будет следующий шаг. Я с изумлением услышал, как командир бригады продвигает идею еще одной атаки после полудня. Я сказал, сказал громче, чем должен был: «Если вы хотите положить еще один батальон, это как раз то, что для этого нужно.» В мертвой тишине двое бригадиров окинули меня долгим взглядом…»  
По счастью для Пирсона там же находился Латбери, который не стал это терпеть. Он принудил остальных старших офицеров выслушать его. Латбери сказал им, что может взять с собой две роты 8-го Батальона Дёрхемцев и переправиться с ними выше по течению от моста для того, чтобы выйти противнику во фланг.    

Обходной маневр бригадира Латбери
Сразу после 2 часов ночи 16 июля Латбери повел своих людей через реку Симето там, где ширина русла не превышала 30 ярдов при глубине до 4 футов. Перейдя через реку, британцы повернули на восток в сторону моста. Когда они пошли в атаку, в небо поднялась зеленая ракета: это был сигнал к наступлению для остальной части батальона и поддерживающих его огневых средств к броску по мосту для занятия плацдарма на противоположном берегу.
Ударившие во фланг обороняющимся британцы сумели застать немцев врасплох и вынудить уцелевших штыками и ручными гранатами отступить в виноградники и оливковые рощи, расположенные ближе к дороге, ведущей к Катании. К рассвету две остальные роты 8-го Батальона дёрхемцев пересекли реку по мосту при поддержке танков. Они начали продвигаться на левобережье реки Симето, но вскоре попали под перекрестный огонь и оказались в сложном положении. Им удалось отойти от северного конца моста Примосоле всего на 300 ярдов, после чего, согласно официальной истории дивизии, началась «оживленная перестрелка с расстояний, [иногда] доходивших до 20 ярдов.»


Задержка в продвижении британцев была связана с действиями расчетов немецких 88-миллиметровок, которые вывели из строя четыре танка Шерман/Sherman. Без их поддержки пехота не могла продвигаться вперед. Вспоминает сержант РэйПинчин (RayPinchin) из Роты А 8-го Батальона: «Бой был чрезвычайно шумным и весьма кровопролитным. Были большие потери и много скорби. После того, как мы перебрались через реку и заняли оборонительные позиции за каменной стеной, я приказал своему отделению окопаться и пригнуть головы как можно ниже…»   
Бригадир Синьор перебрался на другой берег реки, чтобы оценить ситуацию, и сам оказался прижатым к земле огнем противника. За ним на другом берегу появился генерал Кёркмэн, вступивший в переговоры с ним по радио. Поскольку продвижение вперед плотно застопорилось и даже судьба самого плацдарма попала под сомнение, Кёркмэн доложил в главный штаб сил вторжения, что его дивизия не сможет поддержать десант, который планировалось высадить с моря для захвата Катании.  


Монтгомери согласился на 24-часовую задержку высадки с моря. Затем он отправился на участок боев сам вместе с Демпси, чтобы лучше оценить ситуацию. Прибыв в штаб 50-й Дивизии, Монти услышал о том, что ночью будет предпринята еще одна попытка укрепить плацдарм на северном берегу реки Симето.В час ночи 17-го июля 6-й и 9-й Батальоны дёрхемцев переправились через реку Симето по броду, в недавнем прошлом найденному Пирсоном слева от моста. Они снова вышли во фланг немцам, но на этот раз атака осуществлялась двумя батальонами, а не двумя ротами.
Один из немцев так вспоминал этот бой: «Британцы дрались, словно тигры, и, в итоге, взяли мост, но со страшными потерями. Бой был жестоким, люди метались, стреляя и работая штыками, – настолько они были близко друг к другу. Больше я ни разу не видел ничего подобного.»
Дёрхемцы вышли к дороге на Катанию и оттеснили обороняющихся парашютистов из 1-й Воздушно-десантной Дивизии и Дивизии HermannGöring. Они едва успели закрепиться на достигнутом рубеже, когда на их обрушилась контратака немецких парашютистов, поддержанных танками, но противник был остановлен…К этому времени большее число британских танков переправилось через реку. Плацдарм был расширен, изолированные группы немцев начали сдаваться в плен.

Локальная победа и изменения в планах командования
Эта локальная победа стоила британцам ощутимых потерь: два батальона дёрхемцев потеряли 220 человек убитыми и ранеными, многие пропали без вести. Из 292 солдат и офицеров 1-й ВДБ, вышедших к мосту Примосоле, 27 человек были убиты и 78 ранены также при большом количестве пропавших без вести. Около 400 военнослужащих бригады, так и не добравшихся до моста, были убиты, ранены или пленены противником во время высадки…


Британские инженеры ремонтируют мост Примосоле через несколько недель после завершения боев за него
Мосты на пути к Катании были захвачены, но теперь на пути британцев на довольно узкой полосе предгорной равнины были развернуты настроенные сражаться немецкие войска, на помощь которым прибывали новые части, в частности, 15-й Полк 15-й Механизированной Дивизии, вступивший в бой поздно вечером 16 июля. Монтгомери было очевидно, что 50-я Дивизия британцев не сможет пробиться с плацдарма на реке Симето на соединение с морским десантом в районе Катании. План атаки с моря был отложен в сторону, и союзники приступили к поиску нового пути к взятию этого города.

Мост Примосоле через несколько дней после завершения боев…

Встреча Монти с десантниками
Алистер Пирсон встретился с Монтгомери, когда его 1-я ВДБ была отведена в Сиракузы. Пирсон спал на переднем сидении грузовика, и ординарец разбудил его, чтобы дать знать о появлении Монти в хвосте их конвоя. Мимо грузовика, в котором находился Пирсон, пронесся бронеавтомобиль штабной Хамбер/Humber, с которого его грузовику просигналили остановиться. Пирсон вспоминал:
Он обратился ко мне по имени как к старому другу и поздравил в связи с тем, что нам удалось достигнуть, после чего сказал, что хочет поговорить с людьми.Мой полковой сержант-майор, который сидел за мной, быстро сориентировался и умчался будить всех. Но он был головастым хмырем (cleverbugger), старый Монти. Он приказал своему адъютанту закинуть несколько упаковок с сигаретами в кузова грузовиков, в которых сидели люди. Затем он сказал мне: «пройдемся со мной, Пирсон. Мы прошли около 200 ярдов вдоль дороги, пока он говорил мне о том, что, хотя наши потери были велики, эта цена была оправданной. Потом он медленно пошел назад. Когда мы проходили мимо грузовиков, его приветствовали восторженные парни, при этом в зубах у всех были сигареты от Монти. Они говорили: «Как там Аламейн, сэр?» Он воспринимал … как должное все эти радостные приветствия. Это былj сделано очень и очень по-умному: он знал, где был я, и знал, как поднять боевой дух.


Подполковник Дёрнфорд-Слэйтер (слева), командир 3-го Отряда Коммандо, беседует с генералом Монтгомери (в центре) и генерал-лейтенантом Оллфри (C.W. Allfrey), командующим 5-м Корпусом, после награждения его Орденом за Отличие в Службе. 19 октября 1943 года
Эпилог
Позитивный настрой, который Монтгомери умел передавать солдатам, был нужен для поднятия боевого духа, однако британцы выбились из графика с взятием Катании. Генерал сильно рискнул, чтобы добиться быстрой победы, но потерпел неудачу. Надежда на то, что удастся загнать в угол и окружить большие силы противника, не сбылась. Катания будет взята только 5 августа после ожесточенных боев. 8-я Армия выйдет к Мессине только 17 августа, обойдя с боями с запада и востоку гору Этна… Некоторые парашютисты 1-й ВДБ и в самом деле приземлились в районе Этны, в частности, капитан Виктор Довер (VictorDover), адъютант 2-го Батальона, и все те, кто был с ним в одном самолете. Довер и еще один солдат целый месяц добирались до своих: остальные попали в плен…
Но и морской, и воздушный десант сражались самоотверженно и выполнили поставленные перед ними задачи. Действия высадившихся с моря коммандос были также высоко оценены Монтгомери. Он лично переименовал мост Малатив Мост 3-го Отряда Коммандо/3 CommandoBridge. Мемориальная доска с этим названием остается на мосту и по сей день. Хотя это уже не самое важное шоссе, на одном из концов моста до сих пор находится ДОТ, оставленный здесь в память об ожесточенных боях июля 1943 года.

Выжившие в боях в Сицилии солдаты и офицеры 3-го Отряда Коммандо через четыре месяца после завершения боев на острове Сицилия
Воздушный десант столкнулся с проблемами, типичными для подобного рода операций: навигационными ошибками, зенитным огнем своей и вражеской артиллерии, рассеиванием по большой площади, травмами при приземлении, тяжелыми потерями в людях и вооружении, нехваткой боеприпасов, задержкой с прибытием основных сил. Однако несмотря на то, что в бой вступило не более 20% от исходного числа десантников, они выполнили боевую задачу.  


Небольшой монумент, напоминающий путешественникам о событиях лета 1943 года у моста Примосоле

Перевод, компиляция, дополнения – Владимир Крупник


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.