fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Март 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Был даже такой забавный случай: разведчики притащили языка в нашу траншею, а тот оказался, видимо, спортсменом. Немец очухался, набил физиономию разведчикам и удрал к своим. Наши даже остановить его не успели!

Запомнился один курьезный случай во время учебы. Собрали нас как-то в летнем кинотеатре -клубе. В первых рядах комсостав с женами и детьми, официантки из командирской столовой, сзади сидим мы, - курсанты. На эстраде поставили стол и трибуну. Появилась первый секретарь местного райкома партии, русская женщина молодых лет и сообщила, что перед личным составом училища выступят два Героя Советского Союза, уроженцы Средней Азии. Первым вышел, младший лейтенант, узбек, ГСС. Его попросили рассказать, за что он получил звание Героя. Его рассказ звучал так - «Я атака к немец в траншей попал. Патрон нет, граната нет . Саперным лопатком твой мать один немец еб, второй еб, другой биляд еб!». Мы тайком улыбаемся в «кулак», но в первых рядах женщины сидят с детьми, им же не объяснишь, что нацменов солдаты в первую очередь обучали русскому мату, и что герой не виноват, что каждое второе слово -«еб». Секретарь, без смущения на лице, объявила, что сейчас выступит Герой, сын туркменского народа. Новый рассказ о подвиге начался так -«Мы много немецкий бл*дь убили». Тут, уже даже комсостав «лег» со смеху.

Еще помню выбрались с передовой в тыл. Приходим, а у помощника водителя задница вся опухшая. Спрашиваем: "Что такое?" - ""Фердинанд" болванкой по жопе влепил!" Оказалось, что он сидел на ведре, чистил картошку. Случайная болванка на излете отрекошетив от земли, долбанула его по заднице. Надо же, "господин случай" свел болванку с жопой!

А.Г. -Пленных немцев было немного. Их отправляли в штаб полка, никто пленных не стрелял. Один немец вообще «дуриком» к нам в плен попал. Заблудился, прошел через лес на нашу территорию, мимо «проспавшего» его боевого охранения. Ночь, зима, сильный мороз. Немец со страху залез на дерево и начал плакать, кричать, призывая о помощи. Мы его с дерева сняли, весь батальон «лежал» от смеха. Но этот эпизод не характерный.

Наконец погрузили в эшелоны и отправили на фронт. Привезли в Оршу, расположились в больших землянках. Там, кстати, произошел забавный случай. Как-то к нам туда с проверкой приехал какой-то высокий чин, чуть ли не маршал. Высокий такой. А я как раз дежурным был, на улице подметал, и когда увидел их группу, то побежал вниз, думал, хоть предупрежу напарника. Но не успел. Они зашли, а он как раз лазил под нарами и выметал мусор, только ноги торчали. Тут как раз все это офицерье заходит, один из них пинает его за ногу: «Чего там делаешь?» А он оттуда: «Да вот, мусор выметаю, какой-то х.. должен приехать… Все накидали, а я убирай!» - «А ну-ка вылазь!» Он высунулся и сразу все понял… Но ничего ему не сделали, сам маршал сказал: «Ничего, всяко бывает! И еще хуже случается».

В нашей батарее был такой случай. Поваром у нас был крупный мужик, весельчак Ваня Чечурин. Кухню редко удавалось подтащить к переднему краю - то снайпера мешают, то снега навалит, тогда на нее отправлялись подносчики пищи с термосами, которых хватало человек на двадцать. Если же образовывалась пауза в боевых действиях, то кухню ставили рядом с расположением батареи. Так вот однажды, батарейцы выстроились в очередь с котелками. Подходит к Ване, раздававшему пищу, очередной воин, а тот посмотрел на него: "А ты, кто такой? А ты финн, наверное?!" И как даст ему по голове своим черпаком. Оказалось, что это действительно финн! До того обнаглел, что пришел на нашу кухню получить котелок горячего супа. Ваня Чечурин за бдительность был награжден медалью "За отвагу".

Однажды было такое: я вхожу в землянку комбата, а там в углу за плащ-палаткой сидела девушка, я даже не знаю, или финка или наша – вела по рации пропаганду по-фински. Она как раз передавала свою агитацию, а я тихонько говорила с комбатом. А ужин уже прошел! В этот момент в землянку вошел солдат, который в карауле стоял, и говорит громко: «Ребята, пожрать мне оставили?» Ему все орут: «Тише!» Но поздно уже было. На следующий вечер финны нам кричат из своих окопов: «Рюсся, вы своим солдатам пожрать-то оставляйте!» Мы потом долго смеялись. Конечно, финны не все по-русски говорили, но нам кричали на нашем языке.

Был и другой забавный случай. При штурме укреплений линии Маннергейма, которую сами белофины и строившие укрепленный район немецкие инженеры, считали неприступной крепостью, наше командование дало приказ лобовой атакой взять часть укреплений. Но пехотная атака захлебнулась из-за больших потерь и решено было направить в бой танковый взвод из трех машин. Мы быстро преодолели зону прямого артогня и приблизились к Дзоту. Танкисты конечно не знали, что под слоем снега были замаскированы глубокие рвы с полузамерзшей водой. Первый танк хотел подъехать прямо к амбразуре Дзота и заехал в один из рвов, сразу провалился, наклонился вниз пушкой, заглох и встал, не имея возможности выехать задним ходом. Все вдруг замерло., экипаж этого танка молчал, огонь со стороны финнов прекратился. Через некоторое время с финской стороны появился тягач, наш танк зацепили на трос и попробовали вытащить. Не получилось. Спустя несколько минут подъехал еще один тягач и вдвоем они вытащили из рва машину (танк КВ) и потянули ее в сторону своих позиций. Была дана команда на поражение огнем танковых пушек, но в этот миг экипаж сумел завести двигатель танка и утащил эти два тягача на нашу сторону. Было море смеха и об этом случае была заметка в фронтовой газете того времени.

Там же в калмыцких степях, зимой, произошел один смешной случай. Все четыре артиллерийских батареи бригады и батарея 120-мм минометов вырвались вперед, оставив далеко позади стрелковые батальоны. Перед нами ровная степь, все как на ладони. Никаких ориентиров, ни холмика, ни дерева, чтобы «привязать» батареи к местности или пристрелять репер. Разведка доложила - «На нас движется огромная масса немецкой пехоты». В бинокли было видно какое-то серое пятно, закрывшее полностью степь. Батареи открыли заградительный шквальный огонь, но «пятно» неумолимо надвигалось на нас. Когда мы разобрались и наконец поняли, что это движутся брошенные хозяевами тысячные отары скота, то все легли со смеху. Мы там столько баранов набили! Два месяца до этого события мы просто голодали, хлеба получали по 300 грамм в день. Нам давали баланду, в которой «пшенинка за пшенинкой - гоняется с дубинкой», а тут столько мяса… Мы накинулись на баранину. Соли и хлеба не было. У нас на батарее был казах, бывший чабан, который на спор за один присест съел полбарана.

С картами в штрафной роте был один забавный эпизод. «Штрафники» часто играли в карты, и Баланда решил с этим бороться. Отобрал у них колоду карт, но этот «лиса» сделал еще одну. Тогда Баланда с двумя своими заместителями зашли в землянку к этим «штрафникам», и потребовал отдать карты. Те не отдают, тогда они устроили обыск. Обыскали всех и все, один раз, второй, ничего не нашли. Ни с чем ушли. Потом внезапно устроили еще один обыск, но опять ничего не нашли. Тогда Баланда сдался, и сказал им так: «Хорошо, разрешу вам играть, но скажите куда вы спрятали карты». И оказалось, что когда при обысках он заходил в землянку, они эту колоду незаметно клали в карман самому Баланде, а когда он выходил, они колоду брали обратно...

Однажды всем батальоном ловили "Тигра". Батальон занял половину деревни Дмитриевка. Деревня большая, разделена рекой на две части. С одной стороны мы, на том берегу немцы. Южнее села, на нашей стороне реки находилась заброшенная станция МТС, где оставался запас горючего. Днем мы там заправлялись. Рядом со станцией небольшой мост. Ночью, через этот мост, на МТС пришел "Тигр" с того берега, заправился и поехал домой. На Украине ночи темные, глаз выколи. К тому же поздняя осень, земля черная. "Тигр" заблудился, и вместо своего берега пошел в нашу часть села. Шел по главной улице, вдоль линии обороны, за спиной наших передовых танков. На левом фланге стояла приданная бригаде батарея СУ-85, они его не заметили, дальше был наш батальон. К нам в дом забегает солдат, докладывает Родину: - Товарищ комбат, с МТС немецкий танк идёт! Мы выскочили, он мимо нас, не спеша проехал дальше по улице, в сторону штаба бригады. Штаб бригады был на противоположном от МТС краю деревни. По штабу в ту ночь дежурил начальник разведки бригады по фамилии Годин. Комбат звонит ему: - Годин, я Родин, к вам "тигр" пошёл! Тот: - Как "тигр"?!

- А вот так, выйди, посмотри, наверное, уже приехал.

Годин выбежал, точно, немец у штаба бригады. Танк в штаб уперся, осветительную ракету запустил, понял, что заплутал, развернулся и поехал обратно той же дорогой.

В это время с левого фланга одна СУшка пошла за немцем, то есть уже ему навстречу. Фонари не включают ни тот, ни другой. Самоходка прошла мимо нашего дома и бок о бок разошлась с "Тигром". Даже задели друг друга бортами. Тьма полнейшая! Между нашим и соседским домами стоял "Валентайн", развернутый на улицу. Я прыгнул на место наводчика, приготовился стрелять по команде комбата. Самому ничего не видно. Когда "Тигр" поравнялся со мной, Иван скомандовал, я выстрелил. Что там пулька, 40 миллиметров. Только искры выбило из башни у "Тигра", и он дальше пошел. Пока я второй снаряд заряжал, немец за угол дома заехал, а механика-водителя рядом не случилось. Выстрелил, мимо. И ушел "тигр" домой без проблем. Сколько потом анекдотов по бригаде ходило - всем батальоном не могли тигра поймать. А казалось бы, вот он, голыми руками бери. Человек не автомат, всегда действовать безошибочно не может.

Или был у нас просто невероятный случай в Венгрии. Командиром 1-го батальона у нас был Чекалов, бывший учитель из Ставрополя, боевой и лично очень смелый офицер, но уж очень он любил выпить. Где-то они с ординарцем выпили, и возвращались в свой батальон. Но спьяну заблудились, и… перешли линию фронта. Заходят в один дом, а там… сидят немецкие офицеры. Они сразу протрезвели, начали стрелять, и им удалось убежать оттуда, переночевали в каком-то стоге сена, а на следующий день благополучно вернулись. А в полку тревога, пропал командир батальона с ординарцем...

Ночью выхожу на улицу. Погода мерзкая, холодно, грязь, еще и снег выпал. Накинул шубу, была у меня мадьярская. Рядом с нашей штабной хатой стоит кухня. Часовой один стоит, перетаптывается, видно замерз. Сам в драном малахае, по форме редко кто зимой одевался, что найдем, то и носим. Я ему: - что, холодно? А он: - холодно, нихт ферштеен. Я опешил: - ну-ка иди сюда! Смотрю - немец с винтовкой за плечами! Зубами стучит, посинел от холода. Ружье я у него отобрал, завел в дом. Наши - ординария, штаб, спят все, кто по лавкам, кто на соломе, на полу. Устроил им разгон, начальнику штаба чуть в ухо не дал, говорю ему: - кто нас охраняет?

- Так там часовой.

- Какой часовой, твою мать, немец штаб стережет!

В общем, шум поднял. Что с немцем делать? Начштаба говорит: - давай его расстреляем.

- Сначала поймай, потом расстреливай. Накормить, чаю горячего дать, спать положить, утром разберемся. Устали все после боев, спать жутко хотелось. Утром стали немца допрашивать. В школе я учил немецкий, но, как многие, не очень прилежно. Отсидел урок и пошел. Если бы тогда знать, что пригодится. Но, кое-как, общими усилиями, используя свои скудные познания в немецком, наполовину общаясь жестами, выяснили, что немец этот, не строевой солдат, а автомобильный техник. Воевать не хочет, прятался где-то в степи, замерз, оголодал, в отчаянии пришел в деревню, хочет в плен. Спрашиваю: - Гитлер капут? Он с воодушевлением: - капут, капут!

После боев под Корсунь-Шевченковским в бригаде появилось много трофейных машин. "Бюссинги", "Ман-дизели". Наш зампотех, Сергиенко в технике здорово разбирался, но, все-таки с восстановлением трофейных автомобилей часто возникали проблемы. Направили немецкого техника ему в помощь. Надели на него наше обмундирование, только звезду с шапки убрали, и погоны с шинели. Ну, все, говорю, Ванькой будешь. Так его и прозвали, Иваном. Настоящее его имя я сейчас и не вспомню. Он остался в батальоне, работал, занимался восстановлением трофейной техники. И дальше пошел с батальоном. Как-то, мы уже приблизились к Румынии, я пошел проверять посты. Это была постоянная практика, что комбат, или замкомбата, или штабные офицеры ходят, проверяют посты. Постоянно, кто-то не спит, ходит патрульным порядком. Накануне наши хозяйственники поехали на трофейный склад, получать продукты, спиртное. Склады, хотя и трофейные, находились уже в ведении армии, имели охрану, заведующих, учет. Иду по расположению батальона, вдруг слышу: - хальт! Возле грузовика стоит Иван с винтовкой. Говорю ему: - Я тебе дам, "хальт", твою мать! Ты чего тут, почему с оружием? Открыл дверь, изнутри вываливаются начпрод и зампохоз, пьяные в дым, ничего не соображают. В кабине наблевано, дорвались до вина. Нахлестал им по щекам, отправил проспаться. Надо же, вооруженного немца поставили в охрану, сами перепились.

Подобные проступки, вне боевой обстановки случались, но за пределы батальона информация о них не уходила. Ребята свои, дело свое знают и делают хорошо, чего им жизнь портить. Если виноват, выругал его, в крайнем случае, дал по шее. Некоторым прямо говорил: - будут награды давать за операцию, я тебя не представлю. И не обижались люди, понимали, что дисциплина должна быть.

Нашего Ивана перед Яссо-Кишиневской операцией забрали из батальона. Контрразведка бригады знала, что он у нас, и первое время не возражала. Он был ценным специалистом. Потом контрразведчик пришел ко мне: - все, Сергей, немца нужно отправлять в тыл, дальше ему с нами идти нельзя.

В бригаде сделали ему удостоверение, справку о его работе у нас. Потом он был направлен в немецкую антифашистскую группу Отто Гроттоваля. Как сложилась судьба Ивана дальше, не знаю, не до него тогда было. А сейчас думаю, что зря не записал его имени, адреса. Интересно было бы встретиться, посмотреть друг на друга. Хотя, его может и не быть в живых, немец тогда был постарше меня.

 

Мы все время переругивались с немцами, потом страсти чересчур накалялись, и по всей линии начиналась перестрелка из всех видов оружия. Это повторялось ежедневно и многократно. Разведка бригады долгое время пыталась взять «языка», но все бесполезно, только каждый день гибли разведчики. Ночью в нашу землянку вдруг заваливается какой-то пьяный громила двухметрового роста, в одном нижнем белье, пытается стянуть на пол нашего спящего бойца и начинает ругаться на немецком языке, почему мол, его место уже занято? Мы накинулись на него. Немец попался здоровенный, с трудом держали его вчетвером. Он сразу протрезвел, сопротивлялся, и когда его связывали, немец изловчился откусить палец одному из солдат. Выяснилось, что вышел ночью немец из своего блиндажа «до ветру», и по дороге назад, «с пьяных глаз», перепутал направление, спокойно преодолел «нейтралку» и завалился в нашу траншею… Но как не заметили дежурные пулеметчики двухметровую фигуру в белом нательном белье, идущую по нейтральной полосе к нашим позициям?

Я уже говорил, что наступление, это отсутствие четкой линии фронта. Бывает, что мы берем населенный пункт, наступаем дальше, а туда снова входит вражеская часть, оставшаяся у нас за спиной. Приходится разворачиваться, идти обратно, выбивать. Постоянно происходят стычки с мелкими крупными группами противника. Случались и забавные случаи. Вечером я, комбат второго батальона Коля Матвеев, наши автоматчики стоим на улице в деревне, разговариваем. Вдруг за спинами сигналит машина, отойди, мол. Мы посторонились, грузовик проезжает мимо, смотрим - в кабине немец за рулем! Сначала все опешили, но тут кто-то спохватился, дал очередь в воздух. Машина остановилась. - Ты кто такой?! - Куда поехал? Немец улыбается и машет рукой: - Туда, нах хаус. Посмеялись и мы: - Ну, выходи, приехал. Комбриг тогда разнервничался: - Кто там, на окраине охраняет?

Я говорю: - Товарищ комбриг, мои

- Как проехал?!

- Заблудился и проехал, обычное дело.

 

"Однажды одна советская часть на марше ушла слишком далеко вперёд, и полевая кухня осталась где-то позади. Командир части посылает двух солдат-киргизов её найти-по-русски не говорят, в бою толку мало, короче, принеси-подай. Те ушли, и никаких вестей от них сутки двое. Наконец,приходят с рюкзаками, набитыми немецкими сластями, шнапсом и т.п. У одного из них записка. Написано (по-русски): "Товарищ Сталин! Для нас они не языки,а для Вас - не солдаты. Отправьте их домой." 

"В августе 1941 года в районе Даугавпилса Иван Середа готовил обед для красноармейцев. В это время он увидел немецкий танк, двигавшийся в сторону полевой кухни. Будучи вооружён только карабином и топором, Иван Середа укрылся за ней, а танк, подъехав к кухне, остановился и экипаж стал вылезать из него. В этот момент Иван Середа выскочил из-за кухни и бросился к танку. Экипаж немедленно укрылся в танке, а Иван Середа запрыгнул на броню. Когда танкисты открыли огонь из пулемёта, Иван Середа ударами топора согнул ствол пулемёта, а затем куском брезента закрыл смотровые щели танка. Далее он начал стучать обухом топора по броне, при этом отдавая приказы красноармейцам, которых рядом и не было, забрасывать танк гранатами. Экипаж танка сдался, а Иван Середа под прицелом карабина заставил их связать друг другу руки. Когда подоспели красноармейцы, они увидели танк и связанный экипаж". 

"Мой дед служил в авиации. На полевом аэродроме в отдалении стоял сортир... Сидит там, значит, мой дед, делает свои дела... Смеркалось.В стенке сортира в досках были выбиты сучки. Так вот заметил мой дед выходящих из леса трех немецких разведчиков.Ну и когда приблизились завалил их из пистолета. Получил орден красной звезды. 
Чуваки явно не ожидали что из сортира по ним огонь откроют"... 

"В начале декабря того же 1942 года мы стояли в обороне в районе Круглой рощи. Вскоре мне опять довелось встретиться со старшиной. Было это так. Подходит он ко мне и говорит: 
— По указанию командира взвода выдели мне трёх солдат. Надо принести горячий обед и водку с полевой кухни. Она в двух километрах от нашего переднего края, в лесу. 
Приказ я выполнил. Старшина с тремя бойцами взяли пустые канистры и отправились в ротную кухню. Чтобы дойти до неё, им предстояло пройти через лес, затем пройти небольшую поляну, на которой не было ни единого дерева, а затем зайти опять в лес, где и была кухня. 
Случилось неожиданное (хотя можно ли назвать это неожиданным на войне?). При выходе из леса один из бойцов был убит. К счастью для оставшихся в живых, произошло это при выходе из леса на поляну. 
Дело в том, что по этой поляне ранее проходили танки, которые проделали глубокую колею. Один боец залёг в неё, а старшина и другой боец быстро вернулись в лес и замаскировались. 
Лежавший в колее был в относительной безопасности. Он попытался медленно, ползком передвигаться через поляну, но услышал рядом с собой свист пуль. Однако солдат не растерялся. 
Он незаметно взял палку, снял с себя каску, надел на палку и поднял над собой. Продолжая двигаться в таком положении, слышал, что стрельба идёт по каске. Длилось это больше часа. Наконец стрельба закончилась. От усталости и напряжения боец задремал прямо в колее… 
Старшина и боец, находящиеся в лесу, поняли, что у немецкого снайпера-«кукушки», ведшего огонь и затаившегося на дереве, кончились патроны. Стали медленно подходить к этому самому дереву. Подойдя к сосне, они увидели «кукушку». 
Старшина крикнул: «Хенде хох!» — и стал целиться в немца из автомата. Послышался шорох. Сверху полетела винтовка с оптическим прицелом. Затем спустился и сам стрелявший. 
Старшина с бойцом обыскали его, забрали у него оружие, зажигалку и курительную трубку. Немцу было жалко расставаться с трубкой. Бормоча непонятные слова, он заплакал. Трубка была действительно отличная. На ней была изображена собачья голова со стеклянными глазами. Когда курильщик втягивал в себя дым, собачьи глаза начинали светиться. 
Убедившись, что бывший снайпер обезоружен, старшина показал ему пальцем — мол, иди туда, куда стрелял, там рус Иван лежит в танковой колее, приведи его к нам. 
Немец понял и подошёл к спящему бойцу. 
«Рус Иван, ком», — произнёс фашист. Боец проснулся и увидел перед собой немца. Старшина со вторым бойцом, понаблюдав за происходящим, захохотали. Тем же двум было не до смеха. Старшина похлопал по плечу лежавшего в танковой колее и сказал: 
— Вместо ста граммов получишь пол-литра и банку американской тушёнки. Так закончилась эта трагическая и одновременно смешная история. 
К сожалению, из-за давности лет фамилии действующих лиц мною забыты. Ни одна встреча однополчан 80-й гвардейской Любанской ордена Кутузова стрелковой дивизии не проходила без воспоминаний об этом курьёзном случае».

"Во время Великой Отечественной войны были случаи русской психической атаки. Вот как о ней рассказывают очевидцы: "Полк поднимался во весь рост. С одного фланга шел гармонист, играя или вологодские переборы «Под драку», или тверскую «Бузу». С другого фланга шел другой гармонист, играя уральскую «Мамочку». А по центру шли молоденькие красивые санитарки, помахивая платочками, и весь полк издавал при этом традиционное мычание или хорканье, какое обычно издают плясуны, когда дело движется к драке, для устрашения противника. После такой психической атаки немцев можно было брать в окопах голыми руками, они были на грани умственного помешательства".

"Мой дед воевал с первых дней войны,закончил её под Кенинсбергом. 
История,что произошла с дедом,случилась после очередного ранения. Получив во время боя очередную пулю в ногу,дед попал в госпиталь. Несмотря на уровень медицины того времени,но благодаря профессионализму военных врачей (коим всегда славилась Российская армия),рана успешно заживала,дед собирался обратно на фронт. И вот однажды вечером,после отбоя,он почувствовал сильную боль внизу живота. Встал с кровати и пошёл к доктору. А доктором был старенький русский дедок,который врачевал,небось,ещё в Первую мировую. Дед пожаловался ему на боли и попросил какую-нибудь таблетку. Врач пощупал живот,залез к себе в шкаф и достал большую бутыль спирта. Взял два стакана,наполнил их до краёв. "Пей",-сказал врач. Дед выпил. Другой стакан врач махнул сам! "Ложись",-скомандовал доктор. Дед лёг на стол. От такого количества спирта,выпитого на голодный желудок (война!),дед тут же вырубился... Очнулся в палате. Без аппендикса. Но с головной болью.. Вот такие люди победили фашизм!" 

"Был у моего деда друг Миша,раздолбай страшенный, но при этом лейтенант артиллерии. 
Командовал этот друг машинкой залпового огня (как сейчас это называется) под названием "Катюша". Хорошо,плохо ли командовал, но машинка бегала,по немчуре исправно шмаляла. 
Дело было летом 1942 года. Под Сталинградом передислоцировали дивизион "катюш", одна из машин по дороге банально заглохла (автопром есть автопром -что в 1942, что в 2010). Покопались, поремонтировались, как смогли,подручными средствами. Накатили, естественно за удачный ремонт. Ну и погнали догонять своих. По Российской достоверности карт,естественно,заблудились... 
Степь,дорога непонятно куда,и тут вдруг видят столб пыли в степи. Тормозят. Бинокль к глазам -немецкая танковая колонна. Прёт -как у себя дома - нагло,как на параде,над башенными люками холёные морды фрицев. 
Дядя Миша то ли с перепуга,то ли с наглости после спирта -разворачивает машину передними колёсами в кювет ("Катюша"оружие страшное,но прицельности почти ноль,да и лупит только навесом по квадратам) и практически прямой наводкой даёт залп. Подпалили первые ряды - у немчуры паника. Такое попадалово -8 танков моментом в утиль.. 
Ну а "Катюша"под шумок -"ноги мои ноги"... Дали дяде Мише Героя (экипажу -Славу), да только отобрали сразу же за опоздание из отпуска на эшелон на 20 минут (сразу после награждения -ладно в штрафники не записали). Особист сволочью оказался, эшелон ещё сутки в Москве стоял. Это похоже на сказку,но генерал Паулюс остановил наступление на сутки. Эти сутки немецкая разведка судорожно искала позиции наших войск. Ну не могли они поверить в одну - единственную "Катюшу",отстрелявшуюся с пьяного перепугу"..

А. Драбкин.


Комментарии   

# Quatro 2019-02-27 05:57
Откровенно, без особых прикрас. Про пьянку ладно, жизнь такая, а вот про слонов пропускающих часовых - тоже норма.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.