fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.60 (5 Голосов)

Воспоминания были опубликованы в книге "Материалы по истории Русского Освободительного Движения" : Сб. ст., док., воспоминаний. Вып. 4 / Архив РОА; Под общ.ред. А.В. Окорокова; Сост. А.В. Окороков, С.И. Дробязко. — М., 1999. С. 412-430

Есть ощущение, что опубликован не весь текст воспоминаний, т.к. они резко заканчиваются.

Июль - Август и Сентябрь - Октябрь

БУШМАНОВ Николай Степанович. Родился 3.12.1903 г. в с. Ольховско- Озерском Ольховской волости Шадринского уезда Екатеринбургской губернии, в семье крестьянина. В 1912 г. с отличием закончил церковно-приходскую школу. Работал сельским писарем. 18.02.1918 г. вступил добровольцем в Красную гвардию при Шадринском Уревкоме. В июле 1918 г. был принят в ВКП(б). Участвовал в гражданской войне на различных фронтах, был трижды ранен и дважды контужен. В 1921 г. окончил дивизионную школу 16 кавдивизии, в 1928 г. — школу командиров в Киеве. Участвовал в составе 85-го Кубанского кавалерийского полка, 9-й Дальневосточной кавалерийской бригады в боях у озера Ханко. В 1933 г., занимая должность командира эскадрона и начальника полковой школы 9-й Отдельной кавалерийской бригады, поступил в Военную академию им. М.В. Фрунзе. Окончил ее в 1936 г. и быт оставлен адъюнктом. В 1937 г. назначен преподавателем академии, а в 1938 г. — начальником кафедры «Гражданской войны». Полковник. Защитил кандидатскую диссертацию и получил ученое звание - доцент. Был награжден медалью «20 лет РККА» (1938 г.) и орденом «Красная Звезда» (1939 г.). В 1940 г. опубликовал книги: «Боевые действия японской армии в Маньчжурии и Шанхае 1931-1933 гг.» и «Разгром Врангеля». Свободно владеет японским, немецким, английским и польским языками. В 1941 г. назначен начальником штаба 7-й Бауманской дивизии, а позже - начальником оперативного отдела и заместителем начальника штаба 32-й армии. В октябре 1941 г. в районе Вязьмы оказался в окружении и был взят в плен. Находился в различных лагерях военнопленных. В феврале 1942 г. вступил в РОА. Окончил курсы пропагандистов в Вульхайде. В феврале 1943 г. был переведен в Школу пропагандистов РОА в Дабендорфе и назначен заместителем начальника курсов по учебно-строевой части. Создал з Школе антифашистское подполье. В июне 1943 г. был арестован гестапо и после тюремного заключения переведен в изолятор лагеря смерти Заксенхаузен. В апреле 1945 г. вернулся на Родину, где был осужден на 10 лет ИГЛ. После освобождения, до 1963 г. работал плотником, мастером в лесоцехе, товароведом на различных предприятиях. 1.09.1958 г. был реабилитирован и восстановлен в прежнем звании — полковник с возвращением всех воинских наград. Скончался в июне 1978 г. в Москве.

БУШМАНОВ Н С.

НЕКОТОРЫЕ ДАТЫ.

2 июля 1941 г. — приказ Сталина сформировать 20 дивизий народного ополчения г. Москвы.

В ночь на 3 июля 1941 г. — совещание в ЦК КПСС командиров и начальников штабов дивизий совместно с секретарями райкомов г. Москвы.

Каждый район формирует дивизию. Вооружение и снабжение - через штаб Московского военного округаi.

Приказом Н.К.О. я назначен н-ком штаба 7 Баумановской дивизии. Командиром назначен Заикин М.Н.ii комбриг. 1-й секретарь Бауманского района Чистяковiii. 2-й - секретарь Шикин.

В 24 часа прибыли в райком на а/машине Чистякова. В райкоме райвоенком полковник Софрин доложил о предварительной подработке по мобилизации командного состава. Практическую работу ведет полковник Софрин с 3 сотрудниками из призванных запасных. Под штаб дивизии отведен клуб шоферов на Рязанской, 26. Полки размещаются в близлежащих школах р-на. Всю ночь разбирались со списками.

С 8 до 10 час. 3/VII.41 г. — съездил на квартиру завтракать и только тогда сообщил семье о своем назначении.

Получил а/машину — шофер-москвич, Калинин, машина - новая эмка, удобна и хороша на ходу.

С 10 час. начался приток добровольцев. Идут целыми заведениями и учреждениями. Политехнический институт явился в полном составе, во главе с директором Банквицеромiv. Пришли старые профессора ботаники, математики и были очень огорчены, что им отказали в приеме. Явился один к-р запаса, инвалид на деревянной ноге — он тоже желает в добровольцы. Пришли в полном составе хлебопеки р-на и парикмахеры — пришлось и их отправить обратно.

Во второй половине дня еду в штаб округа. Вопросы вооружения и снаряжения решаются на ходу.

Новый команд. Округ[а] ген.-майор Артемьев не в курсе делаv. Дают на вооружение старые винтовки — трофеи гражданской войны. Пушки французские, без прицельных приспособлений. Пулеметов нет никаких. Револьверов — тоже. «Все получите позднее», - заявляют в штабе. Вопрос с довольствием снят — используем столовые. Походных кухонь нет.

Вернулся на Рязанскую в подавленном состоянии. Какой народ к нам идет, а чем мы его вооружаем. Чистяков и Заикин возмущаются. Звонят в ЦК. Оттуда команда — брать, что дают и закончить формирование к 6 июля. Мобилизовать все местные ресурсы. Райком мобилизовал почти весь автотранспорт, все мотоциклы и велосипеды. На Рязанской горы велосипедов. Они предназначаются для команд разведчиков. Нет разработанных штатов. Формируем применительно к полевым дивизиям. Из округа летят бумажки одна за другой. По одной указывается формировать полки по штатам мирного времени, другая — отменяет это распоряжение.

То вводятся зенитные дивизионы, то ПТО, то упраздняются.

Махнули на все рукой и действуем по своему усмотрению. Никто к этому не придирается.

В ночь на 4-е июля — совещались до утра, уже вторые сутки не спим. А народ все идет. Вот уже час сидит у меня в кабинете полковник запаса Лещинский Михаил Иосифовичvi. Два ордена Красного Знамени, полученные в гражданскую войну, вызывают почтение, но куда его назначить? Подготовка специальная слабая. В тыловые учреждения жалко — видать, строевик хороший

В это время звонит к-р Ростокинской дивизии полк. Морозовvii. Он имеет изотермические в/маш[ины] в излишке. Предлагает обменять на газики. Ему нужен к-р запасного полка. Идея: давай нам машины - мы командируем к-ра полка. Так и пошел М.[ихаил] Иосиф.[ович] в обмен за машины.

Не везет нам с артиллерией. Не можем сформировать полк. Пришлось ограничиться артдивизионами в полках. Артполки обещают нам выделить на фронте из РГКА. Так много бумаг. Мы не можем выкроить время, чтобы пойти на приемные пункты - посмотреть на народ.

Банквицер назначен н-ком политотдела и комиссаром дивизииviii.

Прибыла большая группа досрочно выпущенных из военных школ лейтенантов — зеленая молодежь! К-ры запаса — опытные вояки гражданской войны, но с забытыми знаниями, а молодежь — без опыта.

Все до мелочей нужно выполнить самим. С трудом подобрали к-ров полков, комбатов, а на роты пошли молодые лейтенанты.

4 июля первые утренние поверки в полках. Боевой подъем у бойцов исключительный. Смущает всех прибывшее музейное вооружение.

В ночь на 5-е ночую дома. После двух бессонных ночей спится крепко. Не слыхал даже воздушного налета. 5 июля — проверка полков и обмундировка. Сегодня достали полевые кухни — на 50 %. Обедают в две смены. Пришла автоколонна из Ярославля, 200 автомашин — большинство требуют капит[ального] ремонта, но ничего, пока послужат. Получили французские пушки, без прицелов, то-то грохнем по врагу. На все запросы округ молчит. К вечеру вооружение закончено. На вечерней поверке объявлен приказ об окончании формирования.

6 июля. Приказ выступить в Старбеево — под Москвой — походным порядком. Ездивший с квартирьером комдив был задержан в р-не Старбеево жителями, заподозрившими в них шпионов (шпиономания).

В 14.00 дивизия построилась на Баумановской улице и выступила в поход по Садовому кольцу на Химки и далее на Старбеево.

Улицы запружены народом и провожающими. Слез много, а плача нет. Идут бодро. Звучат нестройные песни — спеться-то еще не успели. По пути заехал домой, взял чемодан с вещами. Эго был мой последний визит в московскую квартиру: Проезд Девичье поле, № 2, кв. 131ix.

Больше я туда не возвратился.

Поздно вечером приехал в Старбеево. Полки дошли хорошо и расположились лагерем в лесу.

7 июля. Начинаем сооружать оборонительную полосу у ворот Москвы.

До 12 часов идут занятия, с обеда - окопные работы. Нет шанцевого инструмента. Собираем лопаты и кирки по дворам. Прибыла большая группа медсестер и врачей. Продолжает прибывать пополнение. Начинаю комплектовать штаб и тыловые органы. Исключительную помощь оказывает райком, тт. Чистяков и Шикин. Времени нет. Как бы увеличить сутки до 48 часов! Вести с фронта печальные — стремительно отходим по всему фронту. 3 июля приказ Ставки — сформировать 40 кав. дивизий, а в 1940 г. конницу расформировали.

Подал рапорт о переводе в конницу — как старому коннику обидно быть в пехоте. Ответа нет. В организационной работе быстро пролетели две недели.

20 июля — приказ перейти в слободу Тарасовскую [правильно Теряева слобода - Gistory] под Волоколамском. 21 июля — уезжает О Н. в Ачинскx. Идет эвакуация Москвы. Академия выезжает в Ташкент. Проводить жену отправил адъютанта. Сам выступил в поход.

Вечером 21 июля — первая бомбардировка Москвы авиацией пр-ка. Эскадрильи фашистов идут через расположение дивизии. Бьет артиллерия ПВО на подступах к Москве. Разрывы от снарядов - белые облачка - наш комиссар Лукин принял за парашютистов и с тревогой прибежал ко мне:

— Нужно ловить парашютистов пр-ка.

— Где они спустились?

— Вон там над лесом.

В это время новые залпы зениток и новые облачка.

— Вот такие парашютисты.

— Да-да, — ну тогда идемте спать. Этих парашютистов нам не словить.

Конфуз.

В Тарасовской [Теряевской] мылись в бане б.[ывшего] монастыряxi. Неприятное впечатление от выбитых окон и полуразрушенных стен. Монастырь древний и следовало бы хранить как ценность. Вновь оборудуем линию обороны. Люди устают — жара. Работаем и ночью. 23/VII приехала Маруся, наша домработница, с подругой — просятся в добровольцы. Устроил в медсанбат. Жена выехала под звуки канонады во время налета на Москву. Сейчас каждую ночь идут эскадрильи фашистов на Москву — неприятное впечатление.

Перебои в снабжении - базируемся на Москву, а там не до нас.

26 июля — вновь переходим пос. Волоколамск - здесь не кончили, будем рыть там новую линию. Наша дивизия входит в состав новой армии 32xii. Командует ген.-лейтенант Клыковxiii. Члены военного совета Жиленков Георгий Николаевич — б/секретарь Ростокинского райкомаxiv. Н-к штаба полковник Кузовков Иван Александрович — б/слушатель академииxv.

Впервые встречаю его на шоссе Волоколамск — Москва. Привез лопаты. И за это спасибо. Остановились в лесу под Волоколамском. Шалаш из веток — лучше квартиры.

27 июля - во время объезда передовой натолкнулся на подбитый самолет немцев. На наших глазах самолет взлетел и утянулся в сторону фронта — добить его нам нечем.

30 июля - приказ: переброска дивизии в район Волоста-Пятницы под Вязьму. Грузимся в три эшелона. Первым идет 20 сп. В Вязьме полк попал под авиабомбардировку. Станция разрушена - эшелон наш сгорел. Люди разбежались по лесам. На машинах с комдивом выехали в Вязьму. Начгор ген.-майор Никитинxvi разводит руками, он не имеет данных о частях, бывших на станции.

К вечеру нашел полк в лесу.

Погибло в эшелоне все оружие и знамя полка. Далеко до фронта, а мы уже потеряли полк. Убитых оказалось 20 чел. и 30 чел. раненых.

Не второй день прошли через Вязьму наши эшелоны. Прибыли в Волоста-Пятницы. 20 полк без оружия — походом тоже пришел сюда. Москва прислала полку новое вооружение и все хорошее. Соседи завидуют — им еще не заменили старое. Опять начинаем рыть линию обороны. Всем осточертела эта на первый взгляд бессмысленная работа. Начинаем работу и не кончаем. Опять и здесь будет такая же история

4 августа — впервые слушаю выступление Сталина — оно состоялось 6 июля (3-го июля ? — А О ), а я и не слыхал. Слушал в машине. Опять копаем. Получили дивизион зениток и ПТО. Вздох облегчения — кое-что есть и у нас.

6 августа - вновь передислокация. Переходим в р-н Гришинское — Семлево. Штаб в Гришинском лесу. Опять роем окопы. Настроение у бойцов падает. Уже месяц копаем землю в разных местах, нигде до конца не доводя. Нажимаем на учебу. Начали уже боевые стрельбы. Бои идут под Ельней, от нас 50 км Первые «окруженцы». На наш участок выходят отдельные группы бойцов и командиров, попавшие в окружение под Минском и на границе. Обросшие бородами, оборванные, на них жутко смотреть. Особый отдел всех их подозревает в шпионаже и арестовывает. Некоторых даже расстреливают. Прислали мне комиссара штаба Чалова — симпатичный человек. Мы с ним возмущаемся такой политикой особистов. Добились от штаба армии приказа — всех окруженцев направлять в тыл.

Интересны выдержки из писем наших бойцов родным. Они уже пишут, что находятся на фронте и ведут жестокие бои с фашистами. Хотя пока еще ни одного живого немца не видели. То-то дома волнуются.

Ездил в Семлево в штаб 24 армии. Встретил Петю Глинскогоxvii. Он - н-к штаба этой армии, ген.-майор. При мне к нему привели пленных немцев, взятых под Ельней. Держатся нагло и самоуверенно. Кричат: «Хайль Гитлер». По-моему, с ними слишком церемонятся.

Поступило, наконец, вооружение на весь состав дивизии — нет только артиллерии.

22 августа — сдаю штаб дивизии — вызывают в штаб армии.

Штаб армии в лесу у Пастихи под Вязьмой. Узнаю, Клыков уезжает командовать новой армией под Новгород. За н-ка штаба берет н-ка оперотдела Рождественского, мне предложена должность зам. нач-ка штаба и н-ка оперотдела 32 армии. Кузовков уговорил. Согласился. Временно армию принял ген.-майор [фамилия не разборчива, возможно — Вязоничев — АО ] Штаб еще полностью не укомплектован и уже обескровлен — Клыков взял с собой основных работников. Опять все создавать заново.

Объезжаю дивизии — 8, 11, 13 и 7 — настроение везде одинаковое. Только что перевооружились, подготовка слабая. Всем надоело копать землю. У всех слабая артиллерия. Получен приказ - отправить в тыл всех лиц немецкой национальности. Уезжает и мой адъютант.

26 августа переезжает из Пастихи в Беломир. По приказу Жиленкова взорвали Беломирскую церковь, в которой когда-то останавливался Наполеон. Следовало бы сохранить как исторический памятник. Налет на штаб авиации фашистов. Убита женщина и возчик. Наша ПВО проворонила врага. Спят на постах.

6 сентября съездил в штаб 24 армии. У них первая победа. После месячных боев взяли обратно Ельню. Немцы отошли Пленных нет. У нас масса убитых. На хут. Богдановском братские могилы на целый километр и все наши.

Командует 24 армией Ракутинi, он пограничник и Ельнинскую операцию построил, как облаву на диверсантов. Окружили как пикетами с трех сторон, а ударной группы ни на одном направлении не создано. Не желая нести потерь от артиллерии, фашисты отошли. Вот и наша победаii.

Никаких существенных трофеев, но это наша первая победа и крику о ней много. Осматривал окопы врага. У них траншейная система, а не огневые точки, как у нас. Да это и понятно. Выводы 1 мир.[овой] войны также утверждали преимущество траншейной системы, где чувствуется локтевая своих. Сейчас у нас толкуют об этом как о новинке и приказано изучать опыт Ельни, а что там изучать.

С 20 по 30 сентября проводим учения в дивизиях с новым командармом ген-майором Вишневским М.Н. Учения прошли хорошо. Кузовков уехал 24/IX в штаб фронта. Я остался и за н-ка штаба армии. 30 [- го| первые известия о начале наступления фашистов, после Смоленской оперативной паузы. 27/IХ - сбит летчик, разведчик фашистов. У него на карте обозначено расположение] наших войск и стрелы напр.[авлений] ударов немцев.

По главному Минскому шоссе немцы не наступают. Удары идут через Брянск, Холм-Жарковский на Ржев и Гжатск. Однако мы продолжаем ожидать удар вдоль Минского шоссе, где держим основные силы. Оперативная слепота.

1 октября немцы прорвали фронт на Белый и идут на Брянск. 29 армия ген.-лейт. Захаркина, занимавшая фронт по Днепру у Холм-Жарковского снимается и перебрасывается на брянское направление. Ее участок поделен между нашей и 30 армией со стыком в р-не Холм- Жарковскийiii. Мы спешно перебрасываем из 2 эшелона 13 дивизию Морозова, но ее недостаточно, чтобы занять весь фронт 29 армииiv. Просим оставить из 29 армии 258 [правильно 248] дивизию ген.-майора Сверчевского, которая уже оставила свой участок и идет к району погрузкиv. Разрешение получено, но за это время немцы заняли передовыми танковыми частями переправы у Холм-Жарковский и взять их обратно нам уже не удается. Сверчевский вводит в дело дивизию по частям, по мере подхода полков и терпит поражение.

Свои действия он не увязывает с 13 сд. Наступают по очереди, то один, то другой. Переехали с полевым штабом в р-н Арсентьевской, где штаб 13 сд. Пытаемся увязать действия 13 и 258 [248] сд. Удалось еще задержать и 11 сд 29 армии

2 октября — идут ожесточенные бои.

Получил приказ Запфронта Конева: — передать наши дивизии 20, 19 и 30 армии, а самим выехать со штабом в Можайск для организации обороны Можайска.

Некому передавать — связи со штабами нет, и где они находятся — неизвестно. Решили оставаться на месте для руководства боем. Все наши атаки на предмостные укрепления Холма-Жарковского отбиты. Выехал в штаб 2 див.[изии] ген.-майора Вашкевичаvi, в церковь.

2 див.[изия] седлает Минское шоссе, перед нею пр-ка нет. Отходят в беспорядке части 20 армии и 29 армии. Саперы по приказу свыше уничтожают ж.д. сооружения на ст. Издешково. В р-не шоссе у нас дивизион тяжелых морских орудий, снять которые уже нет возможности. Приказываю расстрелять все снаряды по ст. Дорогобуж и орудия взорвать. Подготовлен к взрыву мост через Днепр. Ждут моего сигнала к взрыву. Положение сложное. Еще не все наши части вышли из-за Днепра. Взорвать мосты преждевременно — преступление. Задержаться — немцы могут захватить их исправными. Эго еще хуже.

Командарм [Вишневский] где[-то] блуждает между дивизиями, а член военного совета [вероятно Жиленков — Gistory] уехал встречать и провожать жену. Вот нашли время для свиданий. Вашкевич умывает руки. Начинж армии Чернобривцев тоже слагает с себя ответственность. Штаб фронта не отвечает. Вот оно - по-настоящему ответственное положение.

4 окт.[ября] вышла из-за Днепра 166 сд. В составе до 300 чел. без всякой техники. Люди голодные, морально подавленные. Дивизия разбита на р. Вопец, где и бросила всю технику. Ударная группа Болдина также разгромленаvii. Немцы сосредоточиваются к Холм-Жарковскому и заняли ст. Дорогобуж. Дольше держать мосты не имеет смысла и слишком рискованно. Приказываю: взорвать. Командарм оказался вновь в Аксеновке. Туда же вышел Болдин. Прилетал из штаба У-2. Привез записку из блокнота Конева: «Вишневскому — Бушманову — объединить под своим руководством выходящие из-за Днепра части и оборонять р. Днепр». Передал капитан Печенковviii. Даю приказ вышедшим из-за Днепра дивизиям группироваться в Жуковском лесу. Свожу в одну артилл.[лерийскую) группу все артполки, а их набралось 17 только РГКА, да в дивизиях по 1-2 АП, всего до 27 полков.

Этим ударным кулаком намереваюсь проложить дорогу через Вязьму, которая занята немцами вечером 5 октября [правильно 6 октября]ix.

День прошел в приготовлениях к отходу по Минскому шоссе. Вечером 6/Х приехал командарм, привез новое решение. В Аксеновке состоялось совещание: Болдин, Лукин, Вишневский, Андреевx. Решили все войска разделить на 3 группы. Под командой.[ванием] Болдина прорываются на Богородицкое, через р. Бебря, под коман.[дованием] Лукина — на Федоровку. Под ком.[андованием] Вишневского - на заимку и ст. Касня. Разделили войска вместо создания мощного кулака. Под наше начальство идет 134 сд, 2 сд, и остатки 13 сд. В ночь на 7 окт.[ября] еду в штаб Лукина для увязки действий. Штаб его в лесу у Жуково. Они попали под удар немецк.[их] танков в р-не Крюково. Потерялся член военного совета — Зиминxi. Все еще под влиянием пережитой опасности. Мои доводы, что нельзя делить войска, не считают основательнымиxii.

В штабе Лукина встретил полк. Кулешова. Наш слуш.[атель] академии — н-к разведки. Полк. Маслов, нач. опер.[ативного] отдела. Нач. штаба Малышкин Василий Федор, [ович], комбригxiii. Связи с дивизиями у них нет. Даю им ориентировку. Где немцы, точно никто не знает.

Днем 7 окт.[ября] танковое кольцо по р. Бебря замкнуто. Прошел снежок, слякоть и грязь - все утопает в грязи на лесных дорогах. Не хватает бензина, а в Издешково уничтожили фронтовой запас бензина.

Вот они, просчеты. В ночь на 8 окт. [ября] высз.[жаю] в р-н нашего будущего прорыва.

Ночью в лесу заблудились. Пришлось ожидать рассвета. Утром добрались до штаба Лукина, тоже расположенного в лесу. Мимо проходят части 58 сд полк. Колесникова. В штабе Лукина сутолока. Прилетел опять капитан Печенков. Лукин пишет в штаб фронта донесение, объясняет, почему была потеряна связь с дивизиями. Он недоволен, что мы донесли об отсутствии связи с его штабом. Вишневский просит разрешения вылететь в штаб фронта с докладом об обстановке. Он чувствует себя плохо — трясет лихорадка. Лукин отказал. Выезжаем в штаб 134 сд полковника Зашибалова, Героя Советского Союзаxiv. По дороге моя машина застряла в грязи. По счастью недалеко оказался ветерин [арный] лазарет. Взял двух лошадей и с оруженосцем выехал в штаб 134 сд. На пути встретил 40 [45 кд - Gistory] кав дивизию подполковника Стученко. Она тоже, оказывается, входит в нашу группу. По лесной грязи подтягивался пехота, артиллерия. Вишневский уже здесь. Они разработали с комдивом приказ на атаку. Начало в 6 часов утра 9/Х. Вот уже 24.00. Вишневский ушел отдыхать, а я с военкомдивом занимался тылами. Все забито кругом, и порядка нет. В час ночи входит к-р полка Брянцев.

Матв.[ей] Харит.[онович] б/наш слушатель академииxv. Спрашиваю: «Где полк?» - «Сейчас на подходе». «Как на подходе? Вы уже в 6 00 должны начать атаку». «Нет, немыслимо, батальоны еще неизвестно, где, а когда же занимать исходное положение, связаться с артиллерией».

Вопросы законные и убедительные.

Звоню Лукину — надо отсрочить час атаки. Они не согласны. Атака все равно раньше 10-12 часов не состоится. Подходят артполки, но что они могут сделать ночью. Утро. Густой туман. Уже 10 часов, а мы еще не заняли исходного положения. Приступил утром к формированию сводного полка из тыловиков. Подошел дивизион моряков — 500 челxvi. Они бросили пушки, голодные. Дал указание накормить. На участке Богородицкого и Федоровки начали наступление Болдин и Лукин — успеха нет. Иначе и быть не могло.

По телефону узнаю, что и наши уже готовятся к атаке Еду в штаб 134 сд. Пока пробился на а/машине, состоялась наша атака и безуспешно. Бросили в разнос время 9 полков и кав. дивизию — что может сделать конница против укреплений. Вишневскому, как старому коннику, это не простительно. Лукин ругается. Дается распоряжение готовить ночную атаку. Сажусь за разработку приказа на ночную атаку. Не успеваю еще собрать сведений о расположении частей 134 сд, как входит в землянку ее командир и докладывает, что его вызывает Лукин к себе в штаб. Ночная атака откладывается. Еду к себе в штаб. Только вошел в помещение, как услышал на улице тревогу. Выбежав во двор, увидел, как тяжелый немецкий самолет буквально по вершинам деревьев проходит по расположению штаба. Поднялась беспорядочная пальба, но без результата. Немец так и утянулся в сторону леса. Не десант ли он выбросил?

Ночью узнаем, что в р-не Вязьмы почти нет немецких частей. Моментально возникает решение организовать прорыв на Вязьму или сев.[ернее] Вязьмы. По дороге на Вязьму вытянулись части 152 сд и приставшие к ней отдельные части из других дивизий. Мне задание - добраться до штаба 152 сд, соподчинить ее себе вместе с другими частями и организовать прорыв на Вязьму. В кромешной тьме еду по маршруту 152 сд. То и дело застреваем в пробках узких проходах леса. Дорога забита автомашинами до отказа. С большим трудом к полуночи добираюсь до штаба 152 сд. Комдив полковник Чернышев сидит в радиорубке и ведет переговоры с Лукиным. В ожидании его узнаю у штабных командиров, что дивизия сильно измотана, но боеспособности не потеряла и сохраняет всю свою технику. Мелькает надежда на успешные действия. Окончив переговоры, полковник Чернышев выходит из радиомашины. В ответ на мое представление и информацию о цели приезда отвечает: «Только что получил указание Болдина вернуться к нему. Ваших указаний выполнить не могу, поскольку подчиняюсь Болдину». Скрепя сердце двинулся вместе со штабом Чернышева обратно. К утру 152 сд соединилась с 134 сд, и комдивы выехали за получением задачи к Лукину и Болдину. В своем штабе я уже никого не застал. Оказывается, штаб вошел в состав штаба Лукина и переехал в район его расположения.

После бессонных ночей, измученный до последней степени, ложусь спать, пока шофер заправит а/машину и отдохнет. Никакой связи с частями нет.

10 окт |ября] Днем состоялось второе наступление на Богородицкое — Федоровку. Неудачное. Особенно большое поражение понесли части, наступавшие на Богородицкое. 248 сд ген.-майора Свсрчевского перестала существовать. Сам он с почерневшим лицом явился к Лукину, который выгнал его искать дивизию, грозя расстрелом.

Перестали существовать и 166 сд, и 58 сд. Сохраняли еще боеспособность 134 и 152 сд, но и они понесли большие потери. Потерялись 1 и 13 сд, прикрывавшие западную опушку леса. Эти дивизии входили в нашу 32 армию. 13 сд, понесла большие потери в боях у Холм- Жарковский, на переправах через Днепр. 2 сд ген.-майора Вашкевича в боях почти еще не участвовала. Попытка розыска этих дивизий не дала результатов. Обнаружен был только запасной полк 13 сд полков.|ника| Хлебцеваxvii, но и он растерял свои батальоны. В это время вновь прилетел на У-2 капитан Печенков, привез общую ориентировку и схему продвижения частей пр-ка. Судя по этой схеме, южнее Вязьмы шли отдельные небольшие отряды механизированных] частей пр -ка Генералы решили прекратить атаки на р. Бебря, а совершить фланговый марш в леса южнее Вязьмы и там пробиваться в Брянские леса. Решение могло ем быть правильным, если бы было время на организацию марша. Разработка приказа на фланговый марш затянулась до 16.00, т.к. нач. штаба группы комбриг Малышкин заболел, а остальные сотрудники штаба не смогли продолжать разработку приказа. С моим приездом доработка приказа поручена была мне. После краткой ориентировки я убедился, что связи с дивизиями у штаба нет. Где и в каком состоянии дивизии — никому не известно. Нет никакой уверенности, что приказ дойдет до дивизий засветло, и они смогут повернуть в новом направлении. Пытаюсь возражать против решения немедленно двигаться на юг, а прежде собрать все дивизии в кулак, закрепиться на занимаемых рубежах и переждать до завтрашнего дня, чтобы лучше разведать направление движения. Генералы непреклонны, я тоже остаюсь при своем мнении и не подписываю приказ. Так приказ и пошел без подписи нач-ка штаба. На решение генералов повлияло еще донесение из р-на села Богородицкое, что немцы готовятся к переходу в наступление на лес, где стоит штаб. Малышкин также отказался подписать приказ и лежал на кровати, накрывшись шинелью.

Его трясла лихорадка.

Поручив полковнику Маслову рассылку приказа по дивизиям, я пошел в радиомашину с намерением попытаться переговорить с дивизиями по радио. Радисты добросовестно вызывали мне дивизии, но отвечали немногие. Пока я вел переговоры с дивизиями, штаб снялся и двинулся походным порядком в обход г. Вязьмы с юга. Никто из сотрудников штаба не поставил меня в известность об отходе штаба. Когда мы с радистами открыли машину, то у штаба уже никого не было, догорали только подожженные легковые автомашины. Мы двинулись за общим потоком. Никакого порядка в движении не было, создавалось впечатление, что мы идем по принципу: «Вали валом — потом разберем».

В десятом часу вечера я догнал голову колонны, во главе которой шел генерал-лейтенант Лукин Мих.[аил] Федор, [ович] «Впереди колонны шел со своими разведчиками начальник V разведотдела армии полковник Кулешов. В полночь колонна подошла к г. Вязьма, к месту предполагаемой переправы. Остановились на привал. Разведчики перешли реку и вели разведку шоссе. С этой стороны слышались отдельные выстрелы.

Вдруг со стороны леса на нашу колонну с криками «Ура!» двинулась шедшая лесом колонна. Возникла паника. Всех, кто сидел на берегу реки [Вязьма], столкнули в реку. Искупался и я, переплыв на другую сторону, иначе затоптала бы ошалевшая от паники толпа. Перебрался на другой берег и Лукин. Наша разведка наскочила на заставу, расположенную на шоссе и подверглась обстрелу. Огонь одновременно велся и по переправе, где возникла паника. С трудом мы перебрались через шоссе и углубились в лес.

Ночью ударил морозец. Намокшая одежда замерзла и стояла колом. Обогреться было негде, а костры разводить тоже было опасно. У переезда через ж.д. Вязьма-Смоленск удалось соединиться всему начальству. Генерал-лейтенант Болдин со своим штабом, генерал- лейтенант Лукин Мих.[аил| Фед.[орович], генерал-майор Вишневский, всего до десятка генералов собралось под кустами у Подрезовских высот. Вперед опять двинулась разведка полковника Кулешова, с которой пошел и я, считая бессмысленным сидеть с генералами под кустиками и дремать. Ночь уже подходила к концу. На рассвете разведчики подошли к Подрезовским высотам, где располагалась немецкая пехота. Осталось послать донесение генералам о том, что не следует двигаться всей оравой на сторону Подрезовских высот. Однако послать донесение Кулешов не успел, т.к. вся неорганизованная толпа, во главе с генералами, вывалила к Подрезовским высотам и была обстреляна немцами из бомбометов и пулеметов. Кулешов повел своих разведчиков в наступление на высоты, но сильный огонь противника по опушке леса не давал возможности выйти из леса. Разрозненные крики «Ура!» напоминали скорее призыв к атаке, чем самую атаку. В это время к нам подошла группа генералов, среди которых был Лукин, раненый в руку. Кровь хлестала из руки фонтаном, а перевязать рану было некому. Лукин скомандовал: «Всем отходить в глубину леса, — и сам двинулся в чащу кустов. Больше я уже генералов не видел. Уход генералов в лес послужил сигналом для всей толпы, и она повалила вглубь леса, никакими ситами удержать ее было нельзя. Немцы открыли ураганный |огонь] по опушке леса и по глубине, но в наступление на лес не шли. Я безуспешно пытался остановить обезумевшую толпу, мотаясь по опушке леса, но никто не слушал моих команд. Пробегая возле куста, я споткнулся о чьи-то ноги и упал, больно ударившись головой о дерево, что называется искры из глаз, посыпались. Под кустом, оказывается, замаскировался генерал-майор Бобровxviii.

Автограф. [1956 г.] «Архив РОА» (Москва).

Текст публикуется с приведением пунктуации в соответствии с нормами современного языка. Комментарии Окорокова А.В.

Список сокращений

АП (ап) — артиллерийский полк б. б/ - бывший г. - город ген. - генерал

запфроша — Западного фронта

к-р — командир

комбриг — командир бригады

начгор — начальник города

начинж. — начальник инженерной службы

нач., н-к — начальник

полк. — полковник

пр-к — противник

ПТО — части противотанковой обороны

РГ'КА - (правильно - РГК) резерв главного командования

сд -стрелковая дивизия

сп- стрелковый полк

ст. - станция

хут. - хутор

спасибо


Комментарии   

# seaman47 2019-02-21 09:53
Цитата:
я пошел в радиомашину с намерением попытаться переговорить с дивизиями по радио. Радисты добросовестно вызывали мне дивизии, но отвечали немногие.
К вопросу об отсутствии средств связи у мирно-спящей КА (одна из многих сказок сов. пропаганды)
Были даже радиомашины.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.