fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Из протокола политического опроса командира 423-й запасной дивизии генерал-лейтенанта A. Люббе. 9 февраля 1945 г.

Вопрос: Каковы, по вашему мнению, преспективы войны.

        Ответ: Я и до последнего русского наступления не оценивал их слишком оптимистически. Я не сомневался в том, что русским снова удастся продвинуться, но я не думал, что продвижение будет таким стремительным и глубоким.
        Если обратиться к доводам разума, то ожидать немецкой победы уже нельзя, но представить себе немецкое поражение очень уж тяжело. Хочется еще верить в победу. И поэтому веришь в обещания нового оружия, веришь в возможность чуда.
        Впрочем, терять нам, немцам, уже нечего, все равно в случае поражения Германия погибнет, лучше уж погибнуть с честью. Вообще дело солдата - повиноваться, не рассуждая, и быть верным присяге. Если в армии каждый начнет рассуждать и действовать по собственному усмотрению, армия развалится.

Вопрос: Каково ваше мнение о событиях 20 июля.

     Ответ: Я считаю метод, примененный заговорщиками, недостойным офицеров. Если уж офицер решается на такое дело, он должен действовать открыто, а не положить на пол портфель со взрывчаткой и скрыться.
       Я считаю также, что правительство не могло не наказать сурово участников покушения. Однако пропагандистская кампания, поднятая в связи с покушением, была по своему характеру для нас, офицеров старшего поколения, неприятной.

Вопрос: Как вы оцениваете ваших противников на западе.

      Ответ: Американцы никуда не годятся. Они сражаются слишком осторожно. Они хотели бы очень дешево выиграть войну. После мощной авиационной и артиллерийской подготовки они пробуют наступать. Если они встречают сопротивление, они сразу отходят на исходное положение и через некоторое время возобновляют подготовку. Оснащены они превосходно.
        Американская авиация хороша, многочисленна и действует массированно. Делать это ей нетрудно, так как на западе у нас почти нет истребителей. Впрочем, я понимаю американцев. Я говорил с американскими пленными офицерами: они говорят, что им и их солдатам эта война в Европе совершенно чужда, и им трудно понять, ради чего они должны здесь проливать свою кровь.

Инструктор-литератор 7-го отдела политуправления 1 БФ В. Розенфельд
РФ. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 154

 

Из протокола политического опроса командира пехотной дивизии "Бервальде" генерал-лейтенанта В. Райтеля.

Вопрос: Ваша оценка перспектив войны.

       Ответ: С чисто военной точки зрения война проиграна. Тут нет никаких шансов на успех. Я считаю, что в этих условиях долг каждого солдата сражаться до конца, чтобы погибнуть с честью.
       Но я лично не потерял еще надежды на то, что нам предоставится дипломатический шанс на благоприятное окончание войны. Этот шанс - разногласия среди союзников, хотя, каким может быть источник таких разногласий, я не знаю. Я просто предпочитаю не думать над этим и надеяться на судьбу и на правительство Германии.
       Мысль о перспективах поражения Германии меня ужасает. Я верю, что после этого Германия перестанет существовать как самостоятельное государство, будет поделена между победителями и большинство мужчин будет угнано в рабство.

Кроме того, Германия лишится нацистской системы управления, а это, я считаю, будет для нее большим несчастьем. Это - наиболее подходящая для немецкого народа система, выражающая его интересы. Основной заслугой этой системы являются политика поддержания чистоты расы и вытекающее отсюда признание прав германской расы на господство.
       Как можно нарушить присягу Гитлеру - я не понимаю. Члены комитета "Свободная Германия" выступают против самого ценного, что есть в немецком народе, - его солдатства. Национал-социализм выражает интересы этого солдатства.
       Я должен сознаться, что не понимаю, как такие прекрасные солдаты, несомненные носители лучших традиций немецкой армии, как фельдмаршал Витцлебен и другие, могли в июле выступить против фюрера и покушаться на его жизнь.
        Это доставило мне много мучительных переживаний, и я до сих пор не понимаю этого, говоря себе, что и тут есть какие-то вещи, стоящие вне пределов моих знаний.

Инструктор-литератор 7-го отдела политуправления 1 БФ майор Ф. Шемякин
РФ. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 154

 

Из протокола политического опроса штурмбанфюрера СС К. Нейхауса, ведающего в имперском руководстве СС вопросами культа и вероисповедания. 6 апреля 1945 г.

Вопрос: Что вам известно о положении в правящей верхушке Германии?

       Ответ: В настоящее время Германией правят три человека: Борман, Гиммлер и Геббельс. Гитлер в последнее время, в особенности после 20 июля, отошел на второй план. Одно время у меня были сильные сомнения - жив ли он вообще.
       Эти сомнения были не только у меня: его новогоднее выступление объясняется тем, что ряд гауляйтеров и руководителей пропаганды довели до сведения Геббельса, что в народе ходят тревожные слухи, будто Гитлера уже нет в живых.
      Во всяком случае сейчас Гитлер находится в крайне тяжелом психическом состоянии. Утверждаю, что его психическая болезнь, по-видимому эпилепсия, обострилась и что припадки, за которые он в свое время получил прозвище "кусателя ковров" (тепих-байсер), участились и происходят почти беспрерывно.
        Есть слухи, что у него - частичный паралич. Во всяком случае в государственные дела он вмешивается мало и дело дошло до того, что Гиммлер находит возможным отменять его приказы.

Около Гитлера много времени проводит его любовница. Ее зовут Кэтэ Браун, она - одна из сотрудниц известного фотографа Генриха Гоффманн. Каков характер этой связи, при условии, что Гитлер - импотент, я не знаю. Но о существовании этой связи известно лишь очень ограниченному кругу лиц.
       Как личность Геринг крайне несимпатичная фигура. Мне рассказывали, что он встречал по утрам приходящих к нему генералов, лежа на диване, в халате, обсыпанном бриллиантами и в засыпанных бриллиантами ночных туфлях.
       Рассказывают о праздновании дня рождения его дочери Элы, которой исполнилось 7 - 8 лет. К этому дню он заказал серебряную вазу такой величины, чтобы девочка могла с головой уместиться в ней.
         Накануне этого дня его жена Эмма разъезжала на автомобиле по сожженному и разрушенному бомбами Берлину и искала шелк, обязательно шелк, на платье для своей дочки.

Инструктор-литератор 7-го отдела политуправления 1-го Белорусского фронта майор Ф. Шемякин
РФ. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 154.

 

Из протокола политического опроса личного референта Геббельса по вопросам науки и культуры В. Хейрихсдорфа
4 мая 1945 г.

Вопрос: Что вам известно о последних днях Гитлера и Геббельса?

      Ответ: Я полагаю, что после 20 июля дни Гитлера были сочтены. Покушение не удалось в том смысле, что Гитлер не был убит, но оно надломило его физически и духовно.
      Он смог еще собрать силы для того, чтобы тотчас после покушения выступить по радио и встретиться с Муссолини, но затем на долгие месяцы слег в постель. У него обнаружилось сильное потрясение мозга.
       Был ли инсульт, мне неизвестно. Во всяком случае после 20 июля он резко переменился: он стал производить впечатление старого, больного, сломленного человека. Он был в таком состоянии, что не мог лично выступать по радио и те две-три речи, которые он после 20 июля произнес, были записаны на тонфильм и передавались с него.

Речи свои он готовил сам, причем, они стоили ему колоссальных трудов, что тоже свидетельствовало о его тяжелом, болезненном состоянии. Он произносил их также по-иному, чем раньше, монотонно, без подъема. Я думаю, что он был близок к душевному расстройству.
      Геббельс его речи не редактировал. Гитлер, как обычно, присылал ему их на просмотр, но Геббельс ограничивался внесением лишь незначительных поправок. Я знаю, что ряд положений в последних речах Гитлера вызывали недоумение как в руководящих кругах министерства пропаганды, так и у самого Геббельса.
      Таково, например, большинство исторических аналогий. Не совсем тактично, конечно, вспоминать о Карфагене и Каннах или о семилетней войне и Фридрихе Великом, когда русские стоят у ворот Берлина. Но возражать фюреру не полагалось и эти рискованные сравнения не только оставлялись в речах Гитлера, но переносились затем на все содержание пропаганды.

Геббельс, по моему убеждению, в большинстве случаев сам верил в то, что он говорил и писал. В частности, он действительно верил в то, что фронт на Одере стоит непоколебимо. В этом случае он полагался на авторитет генералов.
      Незадолго до своей смерти Геббельс напомнил своим приближенным, что он всегда считал войну с Россией крайне тяжелым предприятием. Он имел в виду одно из своих выступлений, сделанное в очень узком кругу лиц недели за две до начала войны с Россией.
      Он тогда говорил, что предстоящая война будет не похожа на те войны, которые Германия вела против Польши, Франции и др. стран. "Война Германии и России будет войною мировоззрений, и обе стороны будут сражаться ожесточенно не на живот, а на смерть", - говорил он тогда.
      Надо добавить, что после летних поражений 1944 г. Геббельс составил меморандум, в котором предлагал немедленно пойти на заключение мира с Россией любою ценой, т. е. предлагал отдать России Польшу, хотя бы вплоть до Одера, Чехословакию, Балканы, предложить ей Дарданеллы.
      Расчет был на то, чтобы отколоть Россию от союзников, доказав ей, что большего, чем предлагает ей Германия, они ни от кого не получат. Гитлер этот меморандум отверг.

 

Что касается политико-морального состояния, то фольксштурм, за исключением небольшой группы убежденных нацистов, а также солдаты разбитых на Одере частей драться не хотели. Эсэсовцы Мунке сражались остервенело - им ничего другого не оставалось.
      Довольно хорошим было настроение у некоторой части "гитлеровской молодежи". Эти мальчишки просто не понимали, что происходит, и в голову их было крепко вбито, что они сражаются за свою жизнь и свободу. При условии, когда бои велись главным образом путем ружейно-пулеметного огня, они могли держаться.
     Представление о том, что только эсэсовцы расстреливали и вешали отступающих и дезертиров - неверно. Их ловили и казнили молодчики из "Гитлерюгенда" и нацисты из всех родов войск, а не только эсэсовцы. Непосредственно перед капитуляцией я видел двух повешенных на Фридрихштрассе и одного повешенного на Унтер-дер-Линден.
      Немного подняло настроение, когда около рейхстага был высажен воздушный десант моряков. Подняло также настроение известие о том, что немецкие войска спешат на помощь к Берлину, снявшись с позиции на Эльбе, а англо-американцы Эльбу не перешли. Сюда же прибавилось известие, что Дениц идет на Берлин со своими моряками из Гамбурга.
      Все эти надежды очень скоро рассеялись. Когда вечером 1 мая я готовился идти парламентером, то комендант Берлина генерал Вейдлинг сказал мне: "Почему вы не сделали этого вчера".

Инструктор-литератор 7-го отдела политуправления 1-го Белорусского фронта майор Ф. Шемякин
РФ. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 154.

спасибо


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить