fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Pz3

Из дневников лейтенанта Г.Шойфлера. 4-я танковая дивизия.

        "В течение пяти дней после того, как обер-лейтенанта Ритцманна ранили под Мокрой-II, я был начальником связи танковой бригады. Мы готовились ко второму наступлению на Варшаву по дороге, идущей из Равы-Мазовецкой в столицу и в варшавский пригород Охота. Танк за танком плотной колонной стояли друг за другом. Двигавшиеся за нами пехота и саперы ждали сигнала к наступлению.
       Я сидел в командирском танке рядом с генералом фон Гартлибом. Бригадный адъютант, гауптман фон Харлинг, расстелил карту обстановки на моих согнутых коленях; места в машине было мало.
       Оба радиста сидели за своими станциями. Один из них слушал эфир, чтобы принять кодовое слово для начала наступления; у другого рука лежала на ключе, чтобы немедленно передать приказ. Двигатель молчал, нога механика-водителя уже готова была нажать на педаль газа.
       Затем внезапно раздался грохот. Сначала слева, затем справа, а потом где-то позади нас. Залп за залпом взрывали и сотрясали воздух. Засвистели снаряды и шрапнель; послышались крики первых раненых. Польская артиллерия посылала нам первые железные приветствия.
maket_foto01.jpg

         Мы подошли к первым домам Варшавы. Вокруг строчили пулеметы, глухо рвались ручные гранаты, артиллерийские разрывы осыпали камнями нашу броню. В командную машину поступало одно сообщение за другим.
- Дорога прямо перед нами блокирована! - докладывал 35-й танковый полк.
- Пять танков подбиты, перед нами противотанковое минное заграждение!
- Приказываю полку повернуть на юг! - закричал генерал.
Сообщение в дивизию: "Подошли к пригородам Варшавы... минные и дорожные заграждения... мы сворачиваем на юг!" - диктовал адъютант.
- Заграждения преодолены! - докладывал полк. Все это происходило в течение пяти минут. Затем неожиданно перед нами взлетели в воздух булыжники. Это начался обстрел справа, а затем слева. Меня отбросило назад.

tumblr_nxltrz178Z1ut8ktco1_1280.jpg

- Неприятельская батарея в 300 метрах перед нами! - крикнул генерал. Он сидел в башне и наблюдал. - Поворот направо!
Гусеницы загремели по булыжникам; мы пошли по открытой местности.
- Быстрее, езжай быстрее, - заорал генерал, - поскольку мы отличная цель для поляков.
- Наступление застопорилось! - доложили из 35-го танкового полка.
Генерал ответил:
- Запросите полк, где ему нужна поддержка артиллерии.
Камни и шрапнель били по стальной броне танка. Артиллерийские разрывы совсем рядом. Затем последовал взрыв, который заставил наши головы врезаться в приборы. Машина подскочила, и ее отбросило в сторону. Желтые языки пламени. Полетело все - противогазы, рюкзаки, столовые принадлежности. Прямое попадание снаряда!
     Несколько секунд прошло в тревожном ожидании, затем короткий обмен взглядами и быстрое ощупывание руками всего тела. Все цело. Несмотря на подозрительный стук с поврежденной левой стороны, казалось, что на сей раз все обошлось хорошо. Снаружи словно разверзся ад. Гремело со всех сторон - слева и справа. Снаряды с глухим грохотом били по броне.

tumblr_ny4q7qsa0H1ut8ktco1_1280.jpg

        Ручные гранаты и бутылки с зажигательной смесью летели на нас из окон цокольных этажей. Мы столкнулись с силами значительно превосходящего нас численно противника. Мы ощутили это.
      Наш путь перекрывали перевернутые трамваи, проволочные заграждения, торчащие из земли согнутые рельсы и противотанковые орудия. Нам приходилось брать все южнее и южнее - только не идти вперед! Идти вперед означало верную смерть.
      Грохот и скрежет гусениц нашего танка становился все громче и подозрительнее. В последнюю минуту мы увидели фруктовый сад, где остановились под деревом.
      Хотя подразделения полка дошли до центрального вокзала, продолжали поступать донесения о численно превосходящем нас неприятеле и о том, что наступление захлебнулось.
- Танки гибнут на минах и от огня противотанковых орудий!
- Срочно требуется артиллерия!
Снова грохот разорвал воздух. Артиллерийские снаряды один за другим стали рваться вокруг. Это нас обнаружили поляки. Мы не могли двинуться ни вперед, ни назад. Сначала нам следовало попытаться исправить повреждения, но на это у нас не было времени, поскольку полки испытывали сильнейшее давление.
        Генерал диктовал приказ за приказом, сообщение за сообщением. Наконец в бою наступило затишье. Но едва мы открыли люки, как по броне зацокали пули. Где-то неподалеку нас подкарауливали противники со стрелковым оружием. Мы ничего не видели, поскольку стояли среди ветвей деревьев, стараясь быть незаметнее.

tumblr_nxjqhkf3Vl1ut8ktco1_1280.jpg

         Передний броневой лист был вогнут; амортизатор разорван; весь металл искорежен; шасси и гусеница повреждены. Мы оторвали все, что осталось от листов металла и амортизатора, освободив гусеницу. Затем поставили два новых трака. Если нам повезет, то сможем протянуть так несколько километров. Мы вновь скрылись в чреве танка.
       Мы узнали, что дивизия не может получить поддержку с воздуха. Наша артиллерия была слишком слаба, чтобы сковать своим огнем действия сильного противника. Поэтому по дивизии отдали приказ: "Вернуться на исходный рубеж!"
      Подразделение за подразделением планомерно мы отступили, оторвавшись от неприятеля, и вышли из боя. Но не везде это проходило так просто. В одном месте для отступления потребовалось применить огневое прикрытие, в другом задействовать огонь артиллерии.
      Для нас в командной машине в это время было так много работы, что мы забыли, что и сами в трудном положении. Только когда последние арьергардные подразделения отошли, наша задача была выполнена. В этот момент попытались отойти и мы.
      Нам предстояло еще раз пройти через ад, через который прорвались лишь по счастливой случайности. Мы выбрали тот же маршрут - ведь он был нам уже известен!

235663756.jpg

         На этот раз было приметно тихо - подозрительно тихо. Тишина действовала на наши нервы особенно после оглушительного шума. Мы чувствовали - неприятель по-прежнему тут, рядом - он лишь ожидает удобной возможности.
       Мы проходили то место, где ранее в нас попал артиллерийский снаряд. Еще один поворот налево, и перед нами длинная прямая дорога. Там все еще имелись дорожные заграждения; нам следовало держать ухо востро. Затем мы выйдем на финишную прямую.
      Мы уже тайно потирали руки от ликования. Затем раздался удар по броне в задней части. Еще один, и еще, и еще. Один за другим. Из противотанкового орудия. Двигатель тем не менее работал хорошо. Затем раздался пронзительный удар, оглушающий скрежет. Танк сделал резкий разворот влево и остановился.
      Подбиты в последнюю минуту! Теперь главное - быстро выбраться из машины. Следующий выстрел наверняка будет прямым попаданием. Но снаружи черт ногу сломит. Казалось, одним движением я схватил пистолет-пулемет и, выскочив из танка, бросился на землю.
      Что произошло потом? Густой дым повалил из-под кормы танка. Мы подумали, что горит мотор. Но свист заставил нас насторожиться. Мы поняли, что снаряд противотанкового орудия поджег дымовые шашки. Легкий ветерок гнал дым к заграждению на дороге.
        То есть нам не стоило волноваться до той поры, пока дым скрывал нас и делал невидимыми для глаз неприятеля. В любом случае поляки наверняка подумали, что с нами покончено.

0_86c56_74fd75d0_orig.jpg
326934_original.jpg

         - Сообщение в дивизию, - начал генерал. Но ни одна рация больше не функционировала. Антенна была сбита. Шасси разрушено. Гусеница лежала, завиваясь, как гигантский металлический браслет от наручных часов. Прямое попадание искорежило корму танка.
       С тяжелым сердцем мы решили оставить наш танк. Отремонтировать его здесь не было ни малейшей возможности. Мы сняли пулемет и радиооборудование и прихватили секретные документы. Время от времени нам приходилось бросаться на землю, потому что артиллерийские снаряды ложились слишком близко.
       Мы не относили это на свой счет, но списывали на желание уничтожить танк. Мы замаскировали его ветвями деревьев. Возможно, позднее у нас появится возможность поставить его в строй. Прикрывая друг друга огнем, мы двинулись назад от дома к дому и от сада к саду. Все вернулись к своим целыми и невредимыми.
       Спать мы завалились с налитыми тяжестью как свинец телами и мозгами, в которых постоянно прокручивался богатый событиями день. Вновь и вновь мы вскакивали, пробуждаясь ото сна, и лишь постепенно осознали, что наш B-01 подбит и брошен перед польским блокпостом с настежь открытыми люками.
      Перед глазами представала плачевная картина. Когда я наконец широко открыл глаза и уставился в сентябрьскую ночь, мой механик-водитель растолкал меня и спросил хриплым голосом:
- Ты идешь?
Мне не требовалось спрашивать куда. Я знал, что он имел в виду.
- Я уже раздобыл эвакуационно-ремонтную машину, - сказал он, когда я встал.
В ту ночь нам удалось отбуксировать наш в-01. К моменту, когда поляки открыли огонь, было слишком поздно. Танк уже был привязан к буксирующему танку и скрыт за ним. Нам даже удалось поставить гусеницу. И хотя стальной корпус танка был местами разворочен, мы не позволили неприятелю воспользоваться его беспомощностью.

1660318_613963678671251_1316007233_n.jpg

          6 октября состоялся военный парад частей, захвативших Варшаву. 4-ю танковую дивизию пригласить забыли. Но 30 подбитых, а иногда сожженных танков нашего полка, растянувшихся от пригородов до центрального вокзала, напоминали участникам парада о том, кто именно первым с кровопролитными боями вошел во вражескую столицу 8 и 9 сентября.
        В середине октября дивизия вернулись в свои мирные гарнизоны. Все в Бамберге с ликованием приветствовали нас, когда наши танки шли по городу, направляясь в места расположения. 28 ноября дивизия была переброшена в район вокруг Люденшайда. То, как сердечно встречали наших танкистов, объясняет, почему многие из них осели тут после войны.
        Ночами с 25 по 28 января 1940 года дивизию подняли по тревоге и перебросили в район городов Дюрен - Бергхайм. 6 февраля по дивизии объявили о 6-часовой готовности к выступлению по приказу. Отпуска отменили, а затем предоставили снова.

7bef00a00d1acd23_large_copy2.80jotoc2or8c44okk04o4ks08.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

         Наш уважаемый командир дивизии, генерал-лейтенант Рейнхардт, получивший Рыцарский крест за стремительный бросок своих частей и подразделений, покинул нас. Ему поручили командовать моторизованным корпусом.
       5-я танковая бригада, которой в ходе кампании в Польше командовал генерал-лейтенант фон Гартлиб, перешла под командование полковника Брайта, бывшего командира нашего братского полка.
       К началу марта 3-я рота получила новое назначение и стала частью танкового батальона, сформированного для боев в Норвегии. В составе полка сформировали новую 3-ю роту.
         В это время 1-й батальон полка по-прежнему насчитывал 80 танков, из них 50 - Pz II, 22 - Pz III, 16 танков Pz IV и 4 командирских танка. Лишь 38 танков Pz III и Pz IV были сравнимы по мощи с французскими и английскими аналогами."

tumblr_nxz2hkVKmZ1rqpszmo1_540.jpg
tumblr_ny2bdvXg0n1ut8ktco1_1280.jpg

спасибо


Комментарии   

# Артемий 2017-02-08 15:56
Партийный боевой фильмваген - забавно.
Пропагандоны усих краин соединяйтесь!

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.