fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

В начале будут комменты к статье, а ниже сам объект обсуждения.

Повторюсь, я не буду тут делиться своими мыслями о роли Великобритании, Франции, Польши и Советского Союза в развязывании Второй Мировой войны. Тема эта для профессиональных историков с чистыми руками и ясной головой. (авт)

Продовольственная карточка немецкого туриста, 1942 год.

Буду просто цитировать фрагменты с которыми не согласен и комментировать их:

== Летом 1939 года Германия находилась на грани голода. 20 сентября, всего через три недели после начала польского похода, в «победоносном рейхе» ввели карточную систему. Было бы еще хуже, но русские помогли. Из СССР пошли эшелоны с зерном,

Ни на пороге никакого голода Германия летом 1939 года не стояла. 27 августа 1939 года там было введено нормирование некоторых видов продовольствия и обязательная сдача урожая государству (за исключением продуктов, необходимых для питания крестьян, их скота и пополнения семенного фонда), а также бензина. И надо четко понимать, что "нормирование" и "карточки" это далеко не признак голода. Это не то, что было в СССР в годы войны, когда горожане по тем или иным причинам потерявшие карточки убивали себя и своих детей, потому что без карточек выжить было просто нельзя. Если бы ленинградцам показали германские (а лучше британские) карточки в самом страшном 1942 году, они банально захлебнулись бы от слюней. Мало того, после войны в той же Великобритании нормы отпуска некоторых продовольственных товаров были сокращены в разы, но вот что странно - голода там не было.

Примерно тоже самое случилось и в Германии. Первоначальное снабжение населения в рамках нормированного отпуска продовольствия напоминало систему "заказов", широко распространенную в той же Москве в конце советской власти. Человек мог в рамках определенных норм сделать заказ в продовольственном магазине, заполнив соответствующую форму. Затем на основе этих форм магазин делал заказ на оптовом складе своего поставщика и клиент просто приходил и забирал заказ. Схема эта оказалась весьма сложной в реализации и была упрощена.

28 августа 1939 года в Германии впервые ввели продовольственные карточки. Нормирование было введено на крупы (600 грамм в месяц), мясо (2,8 кг в месяц), жиры (под жирами понимаются масло и маргарин - 1,36 кг в месяц), сахар (1,12 кг в месяц) и мармелад (700 грамм в месяц). Про мармелад не смейтесь - он в то время у германских рабочих был обычным продуктом питания, они его на завтрак употребляли. На другие продукты ограничений не было. 24 сентября все же ввели карточки на хлеб из расчета - 9,6 кг в месяц.

Много это или мало ? Ну если представить семью из трех человек, то 9,6 кг хлеба на человека это буханка в день на всех. Думаю, вы столько же его, хлеба и потребляете. 18 пачек масла. Три килограмма мармелада. Среднее количество калорий, потребляемых немцами в предвоенные годы составляло 3000 кк в день. Немецкие ученые подсчитали, что для поддержания работоспособности в условиях военного времени, можно сократить норму потребления до 1800, но не ниже. Однако, после введения карточек, норма потребления снизилась только до 2 435 кк. Ниже 1800 она опустилась только в конце 1944 года.

Кстати, о картофеле. Карточки на него ввели только в июне 1943 года и норма выдачи составляла 12 кг в месяц, снизившись весной 1945 до 10 кг. Поверьте, мешок картошки на семью в месяц явно не позволит им умереть от голода.

Существовало  много градаций норм выдачи. Описанные нормы получало только 55% населения страны. 31% (студенты, школьники и дошкольники) получали немного сниженные нормы, например, больше молока, а 14% - рабочие, занятые на промышленном производстве, наоборот, увеличенные нормы. Кроме того. существовали дополнительные карточки для туристов. Упали ? А немецкие трудящиеся даже во время войны имели право на короткие турпоездки длительностью, как правило, 5 дней во время которых их усиленно подкармливали. Также были карточки для молодоженов и для тех, кто потерял свой дом во время бомбежек или был  занят на разгребании завалов.

Заключенные концлагерей - немцы получали продовольствие по нормам на 20% ниже, чем гражданские. А вот пленные из Западных стран и приехавшие оттуда же гастарбайтеры снабжались также как гражданское население Германии.

Евреи - граждане Райха не имели права на мясо и жиры. Остальные продукты получали также как и немцы.

Существовала ли зависимость Германии от импорта продовольствия ? Да. В первую очередь по жирам - до 40%, во вторую, по зерну - до 20%. Однако, это зависимость мирного времени, тогда как имелись планы сокращения потребления хлеба и масла в военное время до норм, позволяющих полностью отказаться от импорта.

Тем не менее, возникает вопрос - а какова собственно роль Советского Союза в снабжении Германии продовольствием ?

Крепко сидите ? Пристегнитесь. До весны 1941 года Советский Союз практически не поставлял в Германию зерно для производства хлеба. Поверьте, я сам удивился, когда это узнал. Дело в том, что по Договору от 11 февраля 1940 года (а до того никаких поставок сверх тех, что были и раньше не велось) СССР обязался поставить в течении 12 месяцев 1 миллион тонн фуражного зерна и бобовых. Фуражного, Карл ! Есть даже цифры - какого конкретно зерна поставил в Германию СССР с февраля 1940 года по февраль 1941: 732 тысячи тонн ячменя, 143 тысячи тонн овса и да, блин, 5 тысяч тонн пшеницы.

10 января 1941 года был подписан новый торговый договор, по которому, в том числе, Советский Союз начал масштабный экспорт в Германию зерна пшеницы. Дело в том, что в 1940 году впервые за три года в СССР был собран очень хороший урожай и можно было не рискуя ухудшить снабжение советских городов продавать пшеницу на экспорт. В феврале-июне в Германию на самом деле пошло много пшеницы, однако, значительная часть поставок зерна все равно приходилась на кормовое. Всего за последние 4 мирных месяца в Райх пришли составы и корабли с 700 тысячами тонн зерна, но сколько из него было зерна пшеницы я не знаю. Можно только предположить, что поставки пшеницы шли сверх объемов поставок кормового зерна и без опережения графика, что дает примерно половину от поставленного за тоже время всего зерна (~350 тысяч тонн).

Какую роль сыграли поставки продовольствия из России в обеспечении граждан Третьего Райха ? По мнению германского ученого Вермана, всего весь импорт продовольствия покрывал 7,5-8% потребностей Германии в границах 1937 года, но не забудем, что продовольственная ситуация в Австрии и Чехии, непосредственно входивших тогда в состав Рейха не могла существенно отличаться от германской, а население этих территорий составляло примерно 1/5 от население всей Германии и следовательно 7,5-8 процентов превращаются в 6-6,5%. Кстати, карточки в Протекторате ввели позже, чем в собственно Германии. И еще момент - СССР в предвоенные месяцы был только пятым импортером Германии, уступая Италии, Швеции, Нидерландам и Румынии. То есть, эти 6-6,5% приходятся на поставки изо всех стран, с которыми он тогда торговал и если Нидерланды были весной 1940 года оккупированы, то поставки товаров из других упомянутых стран велись на нормальной взаимовыгодной основе по схеме "деньги-товар-деньги".

Для пущей ясности добавлю, что поставки фуражного зерна из СССР на самом деле играли существенную роль в снабжении Германии этим видом продовольствия  - советский импорт достигал 50% всего импорта Германией кормового зерна. Импорта, а не потребления !

Остался еще один вопрос, своего рода "альфа" всей затронутой темы - а собиралась ли Германия в 1939 году голодать вообще ? Ответ простой - нет, не собиралась. Дело в том, что готовясь к войне и помня ошибки планирования допущенные в 1914 году правительство Райха создала резервный фонд размером в 6 миллионов тонн зерна, позволявший три года прожить всей стране на этих запасах вообще не выращивая и не закупая за рубежом пшеницу.

Источники: 1, 2


Комменты к статье ниже: Меня слегка удивляет самонадеянность г-на Иогансена. Какие-то у него детские фальсификации

1. Рыдз Смиглы ничего подобного не говорил. 6 августа 1939 г. газета Дэйли Мэйл не выходила. Она вообще по воскресеньям не издавалась в те времена. Тема этой придуманной цитаты широко обсуждается в интернете.
вот, например.
http://forum.axishistory.com/viewtopic.php?f=6&t=179570

2. Бромбергский погром состоялся 3-4 сентября 1939 г., т.е. после начала Второй мировой войны.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%B5_%281939%29

Хочется пожелать коллективу газеты "Культура" тщательнее работать с источниками. Все-таки название обязывает, верно?


Собственно сама статья

75 лет назад, 1 сентября 1939 года, грянула самая страшная катастрофа в истории человечества. Ее предпосылки историки изучают до сих пор, а вот события конца лета — начала осени 39-го вроде бы кажутся бесспорными. Третий рейх напал на беззащитную Польшу, Франция и Великобритания объявили войну агрессору. Но так ли все однозначно?

...В Европе вскоре начнется большая война, СССР попытаются в нее втянуть. В Москве это прекрасно осознавали и действовали на упреждение. Поначалу была предпринята попытка связать пактом западные державы. По инициативе советской стороны весной 39-го начались консультации о заключении договора коллективной безопасности с Англией и Францией. «С официальным предложением заключить трехсторонний договор Советский Союз выступил 2 июня 1939 года, объясняет доктор исторических наук Юрий Жуков. — Но делегации из Лондона и Парижа прибыли в Москву только 11 августа — «задержались в дороге». От СССР на переговорах присутствовал народный комиссар обороны Климент Ворошилов, от Франции — генерал Думенк, от Великобритании — адмирал Дракс. Согласно советским предложениям, совместные военные действия против Германии должны были начаться в том случае, если она нападет не только на кого-то из этой тройки, но и на ряд европейских государств тоже. Однако переговоры провалились: европейские державы прислали в Советский Союз делегации, у которых отсутствовали полномочия. Дракс и Думенк, в отличие от Ворошилова, решений принимать не имели права».

Иными словами, договариваться с СССР англичане и французы не желали. Ничего удивительного: именно эти государства всеми силами способствовали росту мощи вермахта, за полгода до того они отдали Гитлеру «оружейную кузницу Европы» — Чехию. Ранее — Австрию. Чтобы рейх, набрав силы, ринулся на Восток, бить коммунистов. Но в конце лета 1939 года наша дипломатия преподнесла Западу неприятный сюрприз: 23 августа был заключен так называемый «пакт Молотова – Риббентропа» — договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Вышло так, что Сталин и Молотов сыграли на внутренних проблемах рейха, который был искусственным, едва жизнеспособным государством. В предвоенные годы на «оборонку» там тратилось до 57% инвестиций в основные фонды. При этом собственные капиталы в нищей, разоренной репарациями Германии отсутствовали, ВПК содержали на деньги зарубежных «инвесторов». Эти гигантские средства шли на армию, пока в стране нарастали проблемы, прежде всего продовольственные. «В Германии было создано государство войны, подготовке к которой были подчинены экономика, идеология и жизнь общества», — напоминает доктор философских наук Владимир Добреньков.

Летом 1939 года Германия находилась на грани голода. 20 сентября, всего через три недели после начала польского похода, в «победоносном рейхе» ввели карточную систему. Было бы еще хуже, но русские помогли. Из СССР пошли эшелоны с зерном, их немцы оплачивали своим хайтеком — станками, оптикой, электроникой, оружием. За хлеб нашей стране отдали даже новейший тяжелый крейсер Lützow, который впоследствии участвовал в обороне Ленинграда под именем «Петропавловск».

Русским и немцам нужно было продолжать дружить, вместе бить английских и американских плутократов — данный тезис очень популярен в фантастике альтернативно-исторического жанра. Дмитрий Лавриненко и Михаэль Виттман на руинах Тауэра, сверху им машут крыльями Александр Покрышкин и Эрих Хартманн, а на море совместно топят врагов сынки Деница и ребятки Кузнецова. Вот только авторы упускают один момент. Ключевой. СССР и Третий рейх никогда друзьями не были. 

Успеть подготовиться к неизбежной войне — перевооружить армию, достроить «оборонку», передислоцировать промышленность на Урал. Таковы были задачи нашей страны, только ради этого заключался договор с Германией. Требовалась отсрочка, причем любой ценой. Цена оказалась не такой уж и высокой — всего лишь накормить своего врага. 

И не более того. Никаких «секретных протоколов» к договору от 23 августа 1939 года не существовало, их придумали позже, во время перестройки. Другое дело, что от торговли — один шаг до более тесного взаимодействия. По принципу «враг моего врага — мой друг». А ведь именно Польша в конце 30-х представляла собой главную реальную угрозу и для СССР, и, пожалуй, для гитлеровской Германии.

Согласно официальной истории, 31 августа 1939 года спецслужбы Германии организовали так называемый «Гляйвицкий инцидент» — инсценировку (как это трактует официальная история) нападения поляков на приграничный немецкий городок. После этого casus belli вермахт рванул на Восток. Но можно взглянуть и по-другому.

Во-первых, «Гляйвицкий инцидент» был не первым. С середины лета 39-го, когда начались первые консультации между советскими и немецкими дипломатами, регулярные части польской армии стали систематически вторгаться на территорию Германии. По свидетельству канадского историка Франка Кернеу под Кёнигсбергом — и не только — кавалерия панов сжигала немецкие деревни. Людей кололи пиками, рубили саблями, кастрировали, вешали, насиловали, таскали на арканах за лошадьми. 23 августа пришлось привлекать к отражению агрессии части вермахта. 

Жертвы «Бромбергского погрома»Документальные свидетельства зверств жолнеров, в особенности в городке Бромберг, включая фотографии, есть. Более того, их никто и никогда не пытался оспорить. 

Только в ходе «Бромбергского погрома» погибло около пяти тысяч мирных граждан немецкой национальности, всего счет идет на десятки тысяч. Про это написано даже в Википедии. Поляки долгое время отрицали факты геноцида и списывали массовые убийства гражданских лиц на мифических «гитлеровских диверсантов». Но в 2003 году польский историк Влодзимеж Ястшембский все же признал, что никаких диверсантов не было, а поляки просто вымещали злобу на мирных немецких поселенцах.

Дальше — больше. 24 августа Польша сбивает два гражданских самолета компании Lufthansa, 30 августа в Кракове убит немецкий консул Август Шиллингер. Эти факты тоже никто не подвергает сомнению, о них просто не принято вспоминать. «Польша добивается войны с Германией, и Германия не сможет избежать ее, даже если захочет», — заявлял польский маршал Эдвард Рыдз-Смиглы  британской газете Daily Mail 6 августа 1939 года. А ведь это, по сути, объявление войны!

И от слов поляки быстро перешли к делу — объявили мобилизацию. «Последний доклад о положении в Польше. Мобилизация в Польше будет завершена 27 августа. Это говорит о том, что мы отстаем с мобилизацией. Для того чтобы закончить мобилизацию одновременно с поляками, нам необходимо начать ее 21 августа. В этом случае к 27 августа у нас будут развернуты даже дивизии третьей и четвертой волны. Проконсультироваться с главнокомандующим», — писал в своем дневнике 15 августа 1939 года начальник генштаба сухопутных войск Германии Гальдер.

Но могла ли Польша в 39-м напасть на Германию? «Поляки считали себя сверхдержавой. Плюс они надеялись на помощь главного союзника — Франции. Вместе они, бесспорно, побили бы немцев», — утверждает историк Рой Медведев.

Третья республика обладала самой сильной на тот момент армией в мире. Для справки: Париж мог выставить 2,7 миллиона штыков, 3500 самолетов, около 4500 танков (в том числе до 700 средних и свыше 300 тяжелых), 15 000 стволов артиллерии. Берлин — только 1,5 миллиона человек, до 3000 танков (из них 2800 — легкие Pz.I и Pz.II, тяжелых не было вовсе, средних — около сотни), до 2000 аэропланов и около 7000 пушек. «Французы были способны буквально раскатать вермахт с его «картонной» бронетехникой. Танков было больше, а броню того же В1 bis не пробивала ни одна немецкая пушка. То есть и количественно, и качественно Париж выигрывал у Берлина», — говорит историк бронетанковой техники Максим Коломиец.

Польская пехота на марше

С февраля 1939 года генштаб Речи Посполитой начал разработку плана операции с незамысловатым названием «Запад». Летом того же года он стал реализовываться. К 1 сентября на западной границе страны было сосредоточено более 25 пехотных дивизий, еще около 20 находились на ближних подступах. У Германии тогда имелось 75–80 дивизий. Всего — и на поляков, и на французов, и на англичан тоже.

Кстати, в 37–38 годах Польша была главным военным союзником Германии, она принимала участие в разделе Чехословакии, оттяпав себе Тешинскую область (после войны ее пришлось отдать обратно). А генштабисты обеих армий разрабатывали совместный план нападения на СССР. 

«Польша проводила очень агрессивную политику, история с разделом Чехословакии это только доказывает. Причем Варшава не раз очень навязчиво предлагала себя в союзники Берлину, звала вместе идти захватывать русские территории. Заметьте, по собственной инициативе», — считает Рой Медведев.

Информация об отсталости польской армии не соответствует действительности. Благодаря Англии, Франции и США оружия хватало. Танк 7TР, он же Vickers Mk E (тот же Т-26) стоял на вооружении, в разработке был 10ТР (аналог советского БТ-7 — любимая машина Виктора Суворова-Резуна, пресловутый «автострадный танк»), сильная авиация (более тысячи машин, до 2000 — по некоторым данным), неплохая артиллерия. В советской военной доктрине Польша рассматривалась как очень серьезный враг.

Да, именно враг. «Расчленение России лежит в основе польской политики на востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна оставаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться», — это выдержка из донесения польского главного штаба от 1938 года. Комментарии, как говорится, излишни.

Или вот интересный факт. Малая советская энциклопедия сообщала, что в 1938 году Польша потратила на армию 32 процента своего госбюджета. То есть и это было «государство войны». 

Польский танк 7TР

И еще немного про польскую армию. 40–45 дивизий — это далеко не все. Встречаются, например, упоминания о 55-й пехотной дивизии в составе армии «Краков». Плюс до 30 кавалерийских корпусов: в составе каждого — два-три полка конницы, полк бронетранспортеров, несколько дивизионов артиллерии, пехота на грузовиках (около 5000 человек личного состава). Это те самые конно-механизированные группы, за создание которых так ратовал Семен Буденный. Итого имеем еще плюс 15 дивизий. В сумме уже 70.

Кстати. Согласно мемуарам руководителя управления сырьевых ресурсов министерства вооружения Германии Ганса Керля, вермахт пленил не менее миллиона польских военнослужащих, а в советских документах упоминается еще о 450–500 тысячах захваченных уже РККА солдат и офицеров. А еще несколько десятков тысяч просто разбежались по домам или удрали в Румынию или Венгрию. Суммарно видим уже более полутора миллионов, то есть численность, равную вермахту.

Впрочем, приведенные факты вовсе не снимают с Адольфа Гитлера и Третьего рейха вины за развязывание глобальной бойни. Однако не стоит забывать и о том, что начало войны во многом было спровоцировано знаменитым панским гонором и желанием Варшавы возродиться в границах великого средневекового государства — Речи Посполитой, а с другой стороны — преступной пассивностью и недальновидностью западных лидеров.

источник

Комментарии   

# Quatro 2017-09-19 09:46
Про удар со стороны СССР по договоренности с Рейхом как-то промолчал, а 2 фронта, понятно, никакая армия не сдержит.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.