fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Знамя над рейхстагом обсуждение, двое часов или компас

Хочу вернуться к обсуждению данной фотографии вокруг которой неутихают споры. На обоих руках у офицера видно двое "часов". Но хотелось бы узнать вашу версию, возможно есть какие ссылки на ранее обсуждаемые темы или какой более убедительный текст который я хочу предложить ниже.

Здесь часы уже замазаны.

Как вариант могу предположить, что на второй руке не трофейные часы, а компас. Откуда растут "ноги" у этой версии, чуть ниже.

Эффект ветерана

До Первой Мировой войны часы на руке считались исключительно женскими. И в первую очередь были украшением. Надеть мужчине на руку часы было страшнее, чем надеть юбку. Мужчины носили часы в жилетном кармане. Война все изменила. Офицеры, кавалеристы и авиаторы начали носить часы (и компасы) на руке. Летчику крайне сложно было вытаскивать их из жилетного кармана. Часы на руке стали символом мужества.

Возвращавшиеся домой с фронта мужчины не спешили расставаться с наручными часами и по армейской привычке продолжали носить их на запястьях. Никакой утилитарной функции это уже не имело. Это был некий аналог послевоенного хвастовства. Гарант храбрости их носителя. И бывшие военные изменили моду – к 1930 году продажи наручных часов впервые превысили продажи карманных.


Комент от пользователя Seeox:

Да вроде не о чем спорить, вторые часы действительно были. Этот эпизод хорошо известен и описан Анной Халдей, дочерью автора снимка Евгения Халдея. Например, здесь: ecolimp.livejournal.com/155835.html

Теперь вернемся к фотографии Халдея.
Фотошедевр Халдея «Знамя Победы над Рейхстагом», выполненный 2 мая 1945 года, обошел весь мир, стал хрестоматийным и воспроизводится, пожалуй, чаще, чем все прочие работы этого выдающегося фотохудожника.
- Я ведь давно размышлял над тем, как поставить свою «точку» в затянувшейся войне: что может быть значительнее – знамя победы над поверженным врагом!.. К концу войны я уже не возвращался из командировок без снимков со знаменами над освобожденными или взятыми городами. Флаги над Новороссийском, над Керчью, над Севастополем, которые освободили ровно за год до Победы, – пожалуй, более других дороги мне. И такой случай представился, - рассказывает Халдей. - Едва я вернулся в Москву из Вены, как редакция Фотохроники ТАСС приказала следующим же утром лететь в Берлин.
Приказ есть приказ, и я начал быстренько собираться: понимал, что Берлин – это окончание войны. Мой дальний родственник, портной Израиль Кишицер, у которого я жил в Леонтьевском переулке, помог мне сшить три флага, раскроив красные месткомовские скатерти, которые мне «подарил» ТАССовский завхоз Гриша Любинский. Звезду, серп и молот я собственноручно вырезал из белого материала... К утру все три флага были готовы. Я помчался на аэродром и улетел в Берлин...
Прибыв в Берлин, Халдей сделал снимки с каждым из трёх флагов.
Первый флаг был установлен вдали от рейхстага, на крыше штаба 8-й гвардейской армии, возле скульптуры орла, восседавшего на земном шаре. Халдей забрался туда с тремя бойцами и сделал несколько фотографий.
Второй флаг был установлен над Бранденбургскими воротами. По воспоминаниям Халдея, утром 2 мая 1945 года лейтенант Кузьма Дудеев, сержант Иван Андреев и он забрались на Бранденбургские ворота, укрепили флаг и сделали снимок. На обратном пути Халдею пришлось прыгнуть с большой высоты, и он отшиб ноги.
Когда Халдей добрался до рейхстага, из которого выбили фашистов, флагов там уже было установлено множество. Наткнувшись на нескольких бойцов, он достал свой флаг и попросил их помочь забраться на крышу. Найдя удобную точку для съёмки, он отснял две кассеты. Флаг привязывал киевлянин Алексей Ковалёв. Ему помогали старшина разведроты Гвардейской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого Запорожской стрелковой дивизии Абдулхаким Исмаилов из Дагестана и минчанин Леонид Горычев.
Анна Халдей, дочь знаменитого фотокорреспондента ТАСС:
- Да, фотография "Знамя победы над рейхстагом" - это не репортаж! Спустившись с Рейхстага, Халдей сразу полетел в Москву. В редакции снимок приняли как икону - со священным трепетом. Но из-за одной мелочи фотографию едва не "запороли". - Редактор вдруг сказал: стоп! Фотографию нельзя печатать, - живо пересказывает Анна воспоминания отца. - У Исмаилова на обеих руках часы! Оказалось, вторые часы трофейные. А значит, забрал у врага, мародерство...

Поэтому Халдей на пленке выцарапывал вторые часы иглой…

Судьбы участников этой эпопеи сложились по-разному, но у многих весьма печально.
После войны Евгений Халдей еще раз на собственной шкуре почувствовал пресловутый «Еврейский вопрос».
В 1949 году он был уволен из «Фотохроники ТАСС». Евгений пытался бороться и в 1950 году написал письмо в ЦК. На запрос Суслова в соответствующие органы: «Где можно использовать Евгения Халдея?», последовал красноречивый ответ: «В качестве фотографа — нецелесообразно». Но он продолжал фотографировать. С 1957 года работал в «Правде», в 1970 году был уволен — снова по «пятому пункту».
- Если бы Сталин не умер, нас бы сослали как евреев, хорошо хоть не убили, - вспоминала Анна Евгеньевна Халдей. - После войны 11 лет отца не брали на работу. Представляете, из-за "профнепригодности". Почти 20 лет вчетвером ютились в комнате в коммуналке 12 метров.
И все же Е. Халдей смог устроиться на работу, работал корреспондентом Правды, Огонька. Он получил международное призвание.
Годом личного триумфа Евгения Халдея стал 1995: год пятидесятилетия Победы. В этом году во Франции состоялся седьмой Международный фестиваль фотожурналистов. Кульминацией фестиваля стало чествование двух знаменитых фотографов времен Второй Мировой войны: Евгения Халдея и американца Джо Розенталя (автора знаменитой фотографии, на которой морские пехотинцы поднимают американский флаг над тихоокеанским островом Иво Дзима). Два уже далеко не молодых человека, поддерживая друг друга, стояли перед переполненным залом, который стоя аплодировал им целых пятнадцать минут. На этом же фестивале Халдею была присуждена одна из самых почетных наград в мире искусства — «Рыцарь ордена искусств и литературы».
Судьбы других участников этого рассказа сложились по разному, у некоторых весьма печально.
Егоров и Кантария умерли в безвестности, а их дети стали беженцами и малоимущими.
Булатов до 1965 г. молчал о своей роли в этой операции, а когда рассказал, ему не только не поверили, но стали травить. Не выдержав насмешек, он повесился.
Абдулхаким Исмаилов умер в возрасте 94 лет в г. Хасавьюрте 17 февраля 2010.
А. Берест погиб как герой, спасая ребенка, попавшего под поезд. Ребенка он спас. А сам…


 

После войны, в период борьбы с космополитами, Халдею припомнили его пятую графу. Талантливый, уже легендарный к тому времени фотограф остался без работы. Сохранился интересный документ:
 
Е.А. Хaлдей - М.А. Суслову с жалобой на немотивированное увольнение с должности фотокрреспондента ТАСС
28.01.1950
Секретарю ЦК ВКП(б) тов. СУСЛОВУ М.А.
 
от фотокорреспондента ХAЛДEЯ E.A., члена ВКП(б)
 
Уважаемый товарищ СУСЛОВ!
 
Прошу Вас помочь мне, фотокорреспонденту, проработавшему в советской печати 16 лет, члену партии, получить возможность и дальше работать по специальности.
 
Мне 33 года. С 1933 года я постоянно работал в фотохронике ТАСС и постепенно стал одним из ведущих фотокорреспондентов ТАСС. Мне поручались наиболее ответственные съемки: стройка Днепрогэса, организация первых колхозов, пуск домен Донбасса и т.д.
 
Очень многие мои фотоснимки печатались на страницах центральных газет. С первых дней Великой Отечественной воины я ушел в действующий Военно-морской флот.
 
Находясь в рядах Советской Армии в течение всех четырех лет войны, я был непосредственным участником обороны и штурма Севастополя, Кавказа, штурма Новороссийска, десанта в г. Керчь. С передовыми частями советских войск я вступал в Бухарест, Софию, Будапешт, Белград, Вену и Берлин. Я участвовал в воздушных десантах в Харбин и Порт-Артур.
 
Сделанные мною фотоснимки водружения советскими войсками флага Победы в Севастополе, в Порт-Артуре и над рейхстагом в Берлине обошли все советские газеты и публикуются до сих пор в связи с юбилейными датами.
 
Фотохроника ТАСС неоднократно направляла меня в заграничные командировки с ответственнейшими заданиями: я производил съемку товарища И.В.СТАЛИНА на Потсдамской конференции, снимал Парижскую мирную конференцию и Нюрнбергский процесс.
 
За все 14 лет работы в ТАСС я не имел ни одного партийного или административного взыскания, и много раз моя работа отмечалась благодарностями.
 
Вполне естественно, что для меня явилось полнейшей неожиданностью освобождение меня от работы в ТАСС 6 октября 1948 года «по сокращению штатов».
 
Для меня совершенно очевидно, что эта формулировка является лишь формальным предлогом для моего увольнения из ТАСС.
 
Однако я не мог добиться у руководителей ТАСС, каковы истинные причины моего увольнения.
 
С октября 1948 года я безуспешно стараюсь устроиться на работу. Я обращался в целый ряд редакций и организаций (Совинформбюро, журналы «СССР на стройке» и «Огонек»). Хотя все эти организации заинтересованы во мне как квалифицированном работнике, мне везде отказывают, ссылаясь на «неясность причин» моего увольнения из ТАСС.
 
Редакция журнала «Огонек» возвратила мне ряд сделанных мною фотоснимков, поставив меня в известность о том, что, хотя эти снимки нужны, они не могут быть напечатаны с моим именем.
 
Редакция журнала «СССР на стройке» заказала мне отпечатки и опубликовала шесть сделанных мною снимков историко-документального характера в номере, посвященном 70-летию товарища И.В.СТАЛИНА, не указав моей фамилии в числе авторов.
 
Считаю, что создавшееся положение вещей недопустимо. Без всяких к тому оснований и без объяснения причин меня, честного советского гражданина и коммуниста, оскорбляют, лишая законных авторских прав, и фактически не дают мне возможности работать по специальности.
 
В течение 15 месяцев мне не удалось устроиться на работу. Я вынужден обратиться за помощью в ЦК ВКП(б). Прошу Вас дать указание разобраться в моем деле и дать мне возможность продолжать работать в печати.
 
К этому письму я прилагаю 28 сделанных мною фотоснимков.
 
Е. ХАЛДЕЙ, член ВКП(б) с 1946 года, партбилет № 8612384
 
МОСКВА, Озерковская наб., д. 48/50, кв. 76.
 
Тов. Слепову Л.А.
 
М. Суслов, 28 января 1950 г.
 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 295. Л. 1—1 об. Подлинник.
 
И вот это та самая фотография стала для него роковой.

via

via

via

Комментарии   

+3 # Seeox 2017-05-23 03:08
Да вроде не о чем спорить, вторые часы действительно были. Этот эпизод хорошо известен и описан Анной Халдей, дочерью автора снимка Евгения Халдея. Например, здесь:
http://ecolimp.livejournal.com/155835.html
# waffen 2017-05-23 03:23
Спасибо, добавил в текст поста.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.