fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.65 (10 Голосов)

Лучший StuG

Самым многочисленным образцом немецкой бронетанковой техники периода Второй мировой войны стала самоходная артиллерийская установка StuG III, или StuG 40. Вместе с похожими штурмовыми гаубицами StuH 42 было построено 11 300 таких машин. Но фронт требовал ещё больше штурмовых САУ, поэтому в Германии началась разработка боевых машин для тех же задач на других шасси. После боёв 1942–43 годов стало ясно, что истребителям танков Marder нужна замена. Вермахт хотел получить что-то менее высокое и лучше защищённое. Такими были предпосылки появления на свет героя сегодняшнего материала — истребителя танков Jagdpanzer IV. По совокупности характеристик эта машина стала лучшей немецкой САУ в средней весовой категории.

 

Альтернатива от VOMAG

По-настоящему массовой StuG III стала далеко не сразу. Эти машины предназначались прежде всего для поддержки пехоты, и комплектовались ими не танковые части, а артиллерийские. В определённом смысле Stug III можно рассматривать как бюджетный вариант Pz.Kpfw.IV: стоимость Pz.Kpfw.IV без вооружения составляла 103,5 тысячи рейхсмарок, а StuG без вооружения обходился в 82,5 тысячи рейхсмарок.

Ситуация изменилась во второй половине 1942 года. Установка 43-калиберного орудия 7,5 cm StuK 40 превратила StuG в эффективное средство борьбы с танками, причём даже с такими хорошо защищёнными, как КВ-1. Позже появилась и 48-калиберная версия этого орудия. В конце 1942 года объём ежемесячного выпуска StuG 40 перевалил за 100 штук. А в декабре 1942 года появилась самая массовая машина в истории немецкой бронетанковой техники — StuG 40 Ausf.G. В феврале 1943 года к Alkett присоединился второй производитель StuG 40 — MIAG. В удачные месяцы два предприятия выпускали вместе до 300–350 этих САУ.

Практически одновременно с появлением на StuG длинноствольного оружия похожую пушку, 7,5 cm KwK 40 L/43, получил и Pz.Kpfw.IV. В отличие от Pz.Kpfw.III Ausf.K, который так и остался проектом, Pz.Kpfw.IV с длинноствольными пушками пошли в серию. Первые такие танки, поначалу называвшиеся Pz.Kpfw.IV Ausf.F2, были выпущены в марте 1942 года. В июле 1942 года их переименовали в Pz.Kpfw.IV Ausf.G. До июня 1943 года было выпущено 1927 Pz.Kpfw.IV Ausf.G.

Увеличение числа производителей Pz.Kpfw.IV произошло ещё раньше, чем в случае с StuG 40. Кроме Grusonwerk в августе 1941 года выпуском Pz.Kpfw.IV Ausf.F занялась фирма VOMAG, а в ноябре 1941 года — австрийская Nibelungenwerk. Второе предприятие было построено специально для выпуска танков, причём с июня 1944 года оно оказалось единственным производителем Pz.Kpfw.IV. А VOMAG (Die Vogtländische Maschinenfabrik AG) до войны был одним из крупных производителей грузовиков и автобусов.

До 1941 года VOMAG не строил танки, но уже в 1942 году прекратил производство грузовых машин. Это позволило к началу 1943 года увеличить объём ежемесячного выпуска танков на предприятии в 2 раза.

К сентябрю 1942 года появились требования к усилению как вооружения, так и защиты немецких средних танков и самоходных установок на их базе. Одним из направлений этой работы стало проектирование танка 9/B.W., также известного как Pz.Kpfw.IV Ausf.H. Этот Pz.Kpfw.IV должен был получить бронирование лобовой части корпуса и бортов подбашенной коробки, установленное под рациональными углами наклона. От этой идеи пришлось отказаться, так как боевая масса модернизированного подобным образом танка увеличивалась до 28,2 тонн. Неудачей завершилась и попытка установить в башню Pz.Kpfw.IV 75-мм пушку Kw.K 42 L/70.

Параллельно велись работы по улучшению характеристик самоходных установок. Осенью – зимой 1942 года разрабатывалась САУ с 70-калиберной пушкой на базе разведывательного танка Gefechtsaufklärer Leopard. В декабре 1942 года фирма Alkett получила задание на модернизацию StuG III, в ходе которой машина должна была получить 7,5 cm KwK 42 L/70. Кроме нового оружия, машина получала рубку с рациональными углами наклона броневых листов. Эта разработка дошла до стадии изготовления полноразмерного макета, построенного в 1943 году. Позже её материалы использовались при проектировании Jagdpanzer 38.

До стадии создания опытного образца дошла лишь разработка VOMAG. Задание, которое получила фирма из Плауэна, было очень похоже на то, над которым работала Alkett. Разница заключалась в том, что базой для самоходной установки служил Pz.Kpfw.IV Ausf.F. САУ поначалу планировалось вооружить 70-калиберной пушкой, но в дальнейшем спецификация изменилась. Установка столь длинного орудия однозначно привела бы к перегрузке передних опорных катков, позже это было одной из главных проблем Panzer IV/70.

Как бы то ни было, но в окончательной спецификации появилась другая система — 7,5 cm Pak 39 L/48. Данное орудие представляло собой модификацию 7,5 cm StuK 40 L/48, существенно отличавшуюся по принципу установки. В то время как на StuG орудие крепилось на тумбе, 7,5 cm Pak 39 L/48 крепилась на рамке. Это не только уменьшило массу системы, но и улучшило ситуацию с защитой. Установка в рамке позволила избавиться от выступов в рубке, которые являлись одним из уязвимых мест StuG III.

Конструкция рубки новой САУ получилась достаточно оригинальной. Рациональные углы наклона в ней получили не только бронелисты лобовой части, но и бортов. Лобовой лист рубки, установленный под углом в 40 градусов, обеспечивал защиту, эквивалентную защите листа толщиной 110 мм, установленного под углом 90 градусов. Толщина бортов рубки, установленных под углом 60 градусов, увеличилась до 40 мм. В отличие от StuG III ширина рубки здесь была равна ширине машины. Получившиеся ниши использовались для укладки боекомплекта, благодаря чему в машине удалось разместить 79 патронов к 75-мм орудию.

Благодаря рациональной компоновке машина получилась заметно ниже и без того невысокой StuG III. Высота машины, получившей обозначение kleine Panzerjäger der Firma VOMAG, составила всего 1,7 метра.

Имелись у этой конструкции и недостатки. Например, вместо командирской башенки командир получил лишь смотровой прибор кругового обзора в люке. Ещё два перископических прибора смотрели вперёд и влево. С другой стороны, башенка могла стать уязвимым местом САУ.

Спецификация на самоходную установку была утверждена в феврале 1943 года. Уже к весне был готов полноразмерный макет, построенный на шасси Pz.Kpfw.IV Ausf.F. Изготовленная из дерева рубка имела характерную особенность — скруглённые соединения лобового и бортовых листов. После постройки макета в конструкцию САУ были внесены некоторые изменения. Был переделан смотровой прибор механика-водителя. В лобовом листе появилось оборонительное вооружение: под сдвигаемыми крышками находилось два курсовых пулемёта MG 42. Из-за низкой эффективности огня они могли использоваться разве что для отпугивания вражеской пехоты. Но это всё равно лучше, чем ничего. В таком виде 14 мая 1943 года макетный образец kleine Panzerjäger der Firma VOMAG был показан Гитлеру.

Эволюция проекта продолжилась. Летом 1943 года было решено переделать лобовую часть корпуса. Дело в том, что лобовой лист корпуса Pz.Kpfw.IV Ausf.G, даже после его утолщения, был уязвим для огня орудий калибром больше 76 мм. Поскольку масса машины подошла к возможному пределу, за которым начиналось снижение надёжности ходовой части, было решено пойти по другому пути. Вместо 80-мм плиты, установленной под углом 78 градусов, САУ получила две — верхнюю, толщиной 60 мм, установленную под углом 45 градусов, и нижнюю, толщиной 50 мм, установленную под углом 35 градусов. Выступ с люками для обслуживания элементов трансмиссии сохранился. Благодаря этому решению самоходная установка среднего класса получила в лобовой проекции защиту на уровне тяжёлого танка. При этом боевая масса САУ осталась в разумных пределах: 24 тонны.

Первая опытная машина, получившая обозначение Panzerjäger aus Fg.St. Panzer IV, («истребитель танков на шасси Pz.Kpfw.IV»), получила новую конструкцию подвижной бронировки. Она стала более массивной. К слову, за 1943 год обозначение САУ менялось как минимум 3 раза. Новая машина получила и бортовые экраны. В отличие от конструкций, которые устанавливались на Pz.Kpfw.III, Pz.Kpfw.IV и StuG 40, здесь экраны прикрывали только ходовую часть. Они дополнили бортовые экраны, которые с самого начала прикрывали моторное отделение.

20 октября 1943 года опытный образец самоходной установки осмотрел Гитлер. Машина была одобрена для запуска в серию.

Истребитель с запасом на модернизацию

Panzerjäger aus Fg.St. Panzer IV была принята на вооружение очень своевременно. С весны 1943 года бомбардировочная авиация англичан и американцев всё чаще начала вносить коррективы в планы немецкой промышленности. 26 и 28 ноября американские бомбардировщики утюжили завод Alkett. Работа в Шпандау встала, для производства САУ пришлось срочно искать резервную площадку. И тут готовая к серийному производству новая самоходка с более удачной конструкцией, чем у StuG 40, оказалась весьма кстати.

После бомбардировок Alkett к выпуску самоходных установок были привлечены заводы, строившие танки Pz.Kpfw.IV, в том числе Grusonwerk. В сложившейся ситуации можно было ожидать, что на Grusonwerk начнут строить детище VOMAG. Но вместо этого срочно была разработана самоходная установка StuG IV, гибрид готового шасси Pz.Kpfw.IV и рубки StuG 40. В августе 1944 года похожая конструкция стала выпускаться на заводе Nibelungwerk, называлась она Panzer IV/70(A). Этот кентавр с шасси Pz.Kpfw.IV и рубкой как у Panzer IV/70(V) разработали на Alkett. Тогда же, в августе 1944 года, начался выпуск Panzer IV/70(V).

Сложившуюся ситуацию вполне можно назвать незаурядной и даже дикой. С августа по ноябрь 1944 года немецкая промышленность выпускала пять (!) типов самоходных установок одного класса с двумя типами орудий калибра 75 мм и тремя типами шасси. И это не считая Jagdpanzer 38, которая создавалась как «бюджетный» вариант StuG 40.

Единственным производителем наиболее удачной новой машины оказался сам VOMAG. Но на этом «чудеса» не закончились. Выбирая поставщика брони, в Управлении вооружений не нашли ничего лучше, как отдать заказ сталелитейному заводу VHHT (Vítkovické horní a hutní těžířstvo, ныне Vítkovice Steel) в чешском городе Острава. Самоходной установке это решение явно навредило. Хрупкость чешской брони была известна ещё до начала Второй мировой войны, и после прихода немцев ситуация особо не изменилась. Так ещё до начала серийного производства защищённость новой немецкой САУ ухудшилась.

Наиболее существенно разница в стойкости немецкой и чешской броней ощущалась при попадании снарядов калибром 85 мм и больше. Красивые графики, которые попадаются в некоторых книгах, стоит воспринимать с большой долей скепсиса: в ряде случаев стойкость брони на них отражена теоретическая. На практике результаты встречи снарядов с бронёй немецких САУ часто были совсем другими.

Из-за проблем с корпусами выпуск нового истребителя танков задерживался. По планам июля 1943 года первые 10 машин планировалось сдать в сентябре 1943 года, 20 — в октябре, 30 — в ноябре и 40 — в декабре. Фактически же в ноябре 1943 года был построен только второй опытный образец машины. Корпус этой САУ мало изменился, наиболее заметным отличием стала новая подвижная бронировка орудийной маски. Также машина получила антимагнитное покрытие, известное как циммерит.

Чехарда индексов привела к тому, что на одной из фотографий второй образец назван Panzerjäger 39 mit Pak 39 kal. 7,5 cm L/48. Позже эта подпись трансформировалась в слух об истребителе танков E-39, которого в природе не существовало. Впрочем, версия САУ с 6-ю опорными катками на борт проектировалась, но базировалась она на шасси Pz.Kpfw.III/IV. Её несколько раз переделывали, но в металле так и не построили.

Серийная машина в январе 1944 года получила обозначение le.Pz.Jg.IV. Лишь к декабрю началась постройка первых 10 машин, причём в несколько изменённом виде. От скруглённых бортов пришлось отказаться, имели место проблемы с литыми деталями. Хотя на VOMAG до конца 1943 года прибыло 46 корпусов и 25 подбашенных коробок, собрать к этому времени удалось лишь 10 le.Pz.Jg.IV — впрочем, даже их не успели сдать заказчику.

Проблемы с корпусами продолжали влиять на темп производства и в дальнейшем. В январе 1944 года планировалось выпустить 50 машин, в феврале 60, в марте 90, в апреле 120 и в мае 140. Фактически же в январе 1944 года удалось сдать всего 30 машин, из которых 10 были перешедшим заделом с декабря 1943 года. 45 машин удалось сдать в феврале, 75 — в марте и 106 — в апреле. Проблемы, впрочем, были не только с корпусами. В крыше рубки должна была крепиться казнозарядная мортирка, но январские машины её не получили: мортирки банально не завезли. В последующем они появились, но часть машин так и осталась без бомбомётов.

Уже находясь на конвейере, машина продолжала видоизменяться. Первоначально запасные траки крепились на верхнем лобовом листе корпуса, но с февраля 1944 года запасные траки стали крепить на кормовом листе. На надмоторной плите появились крепления для 2 запасных опорных катков. В марте 1944 года пулемётная установка на левой стороне лобового листа, обладавшая множеством недостатков, была убрана, а на те корпуса, на которых уже имелось отверстие под неё, приварили заглушку.

От правой пулемётной установки, которой пользовался заряжающий, тоже не было особого толка, но оставить САУ вовсе без оборонительного вооружения было глупо. Весной 1944 года начались эксперименты с альтернативными вариантами оборонительного вооружения. В марте-апреле 1944 года некоторое число машин было оборудовано дистанционно управляемыми установками на крыше рубки, но они оказались неудачными. Штатная правая пулемётная установка осталась на своём месте.

Ещё одной проблемой, которая была выявлена при эксплуатации le.Pz.Jg.IV, оказался недостаточный обзор с места командира. Его смотровых приборов явно не хватало для полноценного обзора. На самоходной установке с серийным номером 320036 испытывалось некое подобие командирской башенки, а на месте второй створки люка появился перископический смотровой прибор кругового вращения. Испытания, проведённые в апреле 1944 года, показали неоднозначный результат. Обзорность вроде и улучшилась, но всё равно оставался приличный сектор непросматриваемого с места командира пространства. Поэтому было решено оставить люк командира в прежнем виде.

Третья проблема оказалась решаемой. При стрельбе из орудия САУ образовывалось большое облако пыли, которое поднимали пороховые газы из дульного тормоза. В апреле-мае 1944 года le.Pz.Jg.IV лишились дульного тормоза, для компенсации увеличившейся энергии отката был установлен усиленный цилиндр системы отката.

В мае 1944 года удалось построить 90 машин, обозначавшихся к тому времени как Panzerjäger IV (сквозной номер Sd.Kfz.162). К весне 1944 года стало ясно, что лобовой брони толщиной 60 мм уже недостаточно. Толщину листов увеличили до 80 мм. Корпуса с усиленным бронированием получили машины, начиная с имевшей серийный номер 320301. Одновременно с этим был увеличен диаметр крышки, прикрывавшей амбразуру пулемёта. Боевая масса САУ немного выросла.

Достигнуть установленных планом темпов выпуска Panzerjäger IV удалось летом 1944 года. Этому способствовало в том числе и прекращение выпуска Pz.Kpfw.IV на VOMAG. В июне, как и планировалось, удалось произвести 120 Panzerjäger IV, в июле было построено 125 машин из заказанных 130. Этот показатель стал пиковым.

Идея установить на САУ 70-калиберную пушку никуда не делась, в результате появилась самоходная установка Panzer IV lang (V). В августе 1944 года начался её выпуск, за этот месяц было построено 57 таких машин. Но выпуск Panzerjäger IV не прекращался, поскольку оставался задел. При плане в 80 машин удалось сдать 92 установки с 48-калиберными орудиями.

Осенью 1944 года Panzer IV/70 (V) и более старая машина, которая сменила в сентябре 1944 года обозначение на Jagdpanzer IV Ausf.F, производились параллельно. В сентябре с Jagdpanzer IV произошли последние метаморфозы. Вместо глушителей они получили прямоточные выхлопные трубы с насадками для нейтрализации огня из них. У них был один недостаток: во время дождя в вертикально торчащие трубы заливалась вода. По этой причине часть машин получила специальные насадки.

Кроме того, в сентябре 1944 года немцы наконец поняли, что у Красной армии магнитных мин нет. После этого нанесение циммерита на броню прекратилось. За сентябрь было построено 38 Jagdpanzer IV, за октябрь — 46, последние 2 машины были сданы в ноябре. Общий объём производства составил 769 машин (не считая 2 опытных образцов). Серийные машины получили номера в диапазоне 320001-321000, в который попал и 231 Panzer IV/70 (V).

Поддержка танковых дивизий

StuG III/StuG 40 направлялись в дивизионы штурмовой артиллерии, которые подчинялись пехотным частям. Совсем по-иному дело обстояло с Jagdpanzer IV. Несмотря на то, что машина по характеристикам оказалась очень близкой к StuG, немецкое командование собиралось использовать её по-другому. Jagdpanzer IV предстояло заменить в соединениях (в первую очередь в танковых) истребители танков Marder II и Marder III. Эти машины хорошо зарекомендовали себя в качестве истребителей танков, но оказались чересчур высокими и имели слишком слабую защиту.

В феврале 1944 года в войска были отправлены первые 45 Jagdpanzer IV. Первым получателем стала Учебная танковая дивизия (вопреки названию это было, скорее, элитное боевое соединение). Jagdpanzer IV должны были поступать в батареи штурмовых орудий при противотанковых дивизионах. Согласно штату KStN 1149 от 1 февраля 1944 года, в батарею могло входить либо 10, либо 14 САУ. 14 машин попали во 2-ю танковую дивизию, произошло это в апреле 1944 года. По 10 орудий получили 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд» (в апреле 1944 года), а также 6-я и 19-я танковые дивизии (в июле 1944 года).

В Учебную танковую дивизию попала 31 машина. Первоначально там планировалось иметь батарею из 14 Jagdpanzer IV и батарею из 14 Jagdtiger, но с выпуском тяжёлых истребителей танков дело не заладилось. В результате появилось другое формирование — дивизион истребителей танков. 4 машины находилось в его штабе, ещё по 9 — в трёх батареях.

Самым же распространённым формированием стал дивизион из 2 батарей по 10 машин и 1 Jagdpanzer IV в штабе (всего 21 машина). Такой дивизион первой получила уже упомянутая 2-я танковая дивизия: в дополнение к 14 САУ туда было отправлено ещё 7 машин. 12-я танковая дивизия СС, а также 6-я и 19-я танковые дивизии тоже в конце концов получили по дивизиону из 21 САУ — им для этого прислали ещё по 11 машин. Кроме танковых дивизий, дивизионы из 21 Jagdpanzer IV получили панцергренадерские дивизии вермахта и СС.

Несмотря на то, что первые Jagdpanzer IV прибыли в части ещё в марте 1944 года, первый случай их боевого применения произошёл гораздо позже. Машины поступали в части, прибывшие на переформирование во Францию, либо находящиеся на Восточном фронте, но глубоко в тылу. Первыми на поле боя Jagdpanzer IV применили полевые формирования люфтваффе, а именно дивизия «Герман Геринг». Случилось это 24 мая 1944 года в Италии. Дивизия, на тот момент являвшаяся танковой, тоже получила 21 Jagdpanzer IV. К 1 июня дивизия безвозвратно потеряла 5 машин, а к 1 июля в её составе осталось лишь 9 Jagdpanzer IV.

Если судить по схемам, которые кочуют из книги в книгу, лобовая броня Jagdpanzer IV была неуязвимой для огня американских 75-мм орудий. Что же касается 3-дюймовых (76 мм) пушек, которыми вооружались американские истребители танков M10 и M18, то они, согласно этим же схемам, пробивали лоб немецкой САУ только на дистанции не более 100 метров.

Но результаты боёв в Италии слегка отличались от этих самых схем. Часть немецких машин была поражена американскими самоходчиками как раз в лоб корпуса, и вряд ли в упор. Теоретические расчёты здесь, очевидно, разошлись с практикой.

Очень похожие пробития можно видеть и на машинах, которые немцы теряли в Нормандии. Упомянутая Учебная танковая дивизия поначалу действовала здесь эффективно и за июнь потеряла всего 1 машину. Удача отвернулась от неё в июле, когда потери составили 19 машин. Американские самоходные установки, к которым прибавились и Medium Tank M4 с 76-мм орудиями, продолжали с завидным постоянством пробивать Jagdpanzer IV и в лоб корпуса, и в лоб рубки.

Эту проблему немцам удалось решить за счёт усиления лобовых листов до 80 мм, но лишь частично. На этом фоне комично выглядит информация, согласно которой лобовая броня Jagdpanzer IV не пробивается снарядом Д-25 тяжёлого танка ИС-2 на дистанции свыше 600 метров. Ведь Д-25 пробивала тупоголовым бронебойным снарядом лоб «Пантеры» (те же 80 мм под похожими углами наклона) на дистанции в 2,5 километра.

Усиление броневой защиты в лобовой проекции не оставило Jagdpanzer IV без уязвимых мест, таких как установка курсового пулемёта и смотровой прибор механика-водителя. Нередко именно попадание в смотровой прибор становилось для немецкой самоходки и её экипажа фатальным.


Комментарии   

+1 # High-Jack 2020-10-13 02:30
Спасибо за интереснейший материал!

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.