fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В годы Второй мировой войны тяжёлые самоходные установки играли важную роль на полях сражений. Неудивительно, что после её окончания разработка тяжёлых САУ, одной из основных задач которых являлась борьба с вражеской бронетанковой техникой, продолжилась конструкторами разных стран. Тем удивительнее факт, что до стадии изготовления в металле дошли лишь единичные проекты, а в серию не пошла ни одна из этих грозных машин. И Советский Союз, в котором была создана тяжёлая САУ Объект 268, не стал в этом плане исключением.
Предельный вес

Как и в случае с тяжёлыми танками, предполагалось, что перспективные советские тяжёлые САУ будут очень хорошо защищёнными машинами, обладающими длинными орудиями калибра 152 мм. Первые требования на подобные установки датированы ещё 1945 годом, хотя реальные работы начались годом позже. Проектировались они на базе танков Объект 260 (ИС-7) и Объект 701 (ИС-4).

Для самоходной установки на базе ИС-4, имевшей обозначение Объект 715, предполагалось использовать 152-мм пушку М31 разработки завода №172, одинаковую по баллистике со 152-мм пушкой большой мощности БР-2. Это же орудие планировалось использовать и для проекта самоходной установки Кировского завода в Ленинграде. Как именно она называлась — до конца не ясно. Одни источники указывают индекс Объект 261, другие называют её Объект 263.

Позже КБ завода №172 разработало ещё более мощное орудие, получившее обозначение М48. В целом, оно повторяло по конструкции М31 и имело похожий дульный тормоз, но начальная скорость его снаряда была доведена до 1000 м/с. Для такого мощного орудия разрушение любого вражеского танка или ДОТа не являлось большой проблемой. Ту же пушку предполагалось разместить и в полуоткрытой самоходной установке Объект 262.

Главным препятствием на пути всех этих планов оказалось затягивание работ по ИС-7 и проблемы с освоением серийного производства ИС-4. Последняя активность по обеим самоходным установкам датирована 1947 годом, после чего работы заморозили «до лучших времён». Которые так и не наступили.

Установка 152-мм пушки М48 в один из тяжёлых самоходов. Какой именно проект САУ здесь изображён, на текущий момент неизвестно

18 февраля 1949 года вышло постановление Совета Министров СССР № 701–270сс, согласно которому разработка и производство тяжёлых танков массой более 50 тонн прекращались. Закономерно, что вслед за ИС-4 и ИС-7 приказали долго жить и разработки самоходных установок на их базе.

Согласно тому же постановлению, СКБ-2 ЧКЗ и филиалу опытного завода №100 (г. Челябинск) было дано задание на разработку тяжёлого танка боевой массой не более 50 тонн. Работы, получившие чертёжный шифр 730, привели к созданию тяжёлого танка ИС-5. Эскизный проект нового тяжёлого танка был представлен в апреле 1949 года, а уже 14 сентября на ЧКЗ закончили сборку первого опытного образца.

Вполне логично было на той же базе разрабатывать и самоходную установку, но с этим конструкторы не торопились. Еще живо было воспоминание о том, чем закончились работы по самоходам на базе ИС-7 и ИС-4. Отмашку дали только в тот момент, когда стало ясно, что 730-й объект получился вполне удачным, и принятие его на вооружение не за горами.

САУ Объект 116 (СУ-152П) на испытаниях. Установленная на нём 152-мм пушка М53 использовалась ОКТБ Кировского завода как база для орудия новой САУ

В литературе, посвящённой Т-10 и машинам на его базе, начало работ по штурмовой самоходной установке обычно датируют 2 июля 1952 года. На самом деле хронология событий несколько иная. Дело в том, что самоходную установку обычно делают под вполне определённую артиллерийскую систему. А той пушки, что в итоге «прописалась» на машине, известной как Объект 268, не было даже в проекте ещё 1,5 года после начала работ. Но работы над этим орудием начались гораздо раньше.

С этой точки зрения история новой тяжёлой САУ началась ещё в 1946 году, когда параллельно с М31 и М48 КБ завода №172 начало разработку 152-мм пушки М53. Это орудие с начальной скоростью снаряда 760 м/с разрабатывалось для самоходной установки Объект 116, известной как СУ-152П. И орудие, и саму установку построили в 1948 году. Испытания показали недостаточную кучность системы, и проект закрыли. Ныне СУ-152П можно увидеть в экспозиции парка «Патриот». Так вот, именно эта артиллерийская система в несколько изменённом виде и предполагалась в качестве вооружения перспективной самоходной установки.

Эскизный проект модифицированной для установки в тяжёлую САУ 152-мм пушки М53, 1952 год

Работы по новой машине, исходно не имевшей никаких обозначений, первоначально возглавил П. П. Исаков. Разработкой завода занимался коллектив Особого конструкторско-технологического бюро (ОКТБ) Ленинградского Кировского завода. Машину проектировали сразу в трёх вариантах, два из которых заметно отличались от того Объекта 268, который сейчас довольно широко известен. О том, что проектирование началось ещё до июля 1952 года, красноречиво говорят даты, стоящие в эскизных проектах 2-го и 3-го вариантов – 25 апреля 1952 года. Уже к тому моменту были известны основные параметры машины. Одним из главных требований к САУ являлось ограничение по весу: её боевая масса не должна была превышать 50 тонн.

САУ на базе Объекта 730, вариант №2. К слову, первый тяжёлый самоход с кормовым размещением боевого отделения прорабатывался Н. Ф. Шашмуриным ещё в 1944 году

Вариант №2 проектируемой тяжёлой САУ предусматривал кормовое размещение боевого отделения. За счёт этого длину корпуса удалось сократить до 6675 мм. Всю носовую часть машины занимало моторно-трансмиссионное отделение, так что механику-водителю там места не нашлось. Его посадили в боевое отделение, где он размещался справа по ходу движения. При такой компоновке обзор у механика-водителя оказался неважным.

Подобные неудобства компенсировались сравнительно небольшим вылетом орудия за габариты машины – 2300 мм. Толщина лба рубки составляла от 150 до 180 мм, борта 90 мм. Верхний лобовой лист корпуса имел толщину всего 75 мм, но при этом угол его наклона составлял 75 градусов. Одним словом, машина имела вполне достойную защиту. Экипаж машины состоял из четырёх человек. Для облегчения работы заряжающего снаряды находились в специальном барабане позади орудия.

Проект №3, предусматривавший установку орудия во вращающейся башне, апрель 1952 года

Не менее оригинально выглядел и третий вариант самоходной установки. По большому счёту, это была даже не самоходная установка, а танк, у которого из-за более мощного и тяжёлого орудия пришлось уменьшить толщину брони.

Впрочем, разница между Объектом 730 и проектируемой СУ-152 (так эта машина обозначена в документации) достаточно существенна. Башню для САУ конструкторы разработали с нуля, причём для нормальной установки в ней 152-мм орудия диаметр погона пришлось увеличить с 2100 до 2300 мм. Максимальная толщина брони башни достигала 200 мм. В башне располагался и боекомплект, размер которого остался тем же – 30 выстрелов. Основную боеукладку предполагалось разместить в кормовой нише, что немного облегчало работу заряжающего.

Из-за новой башни пришлось менять и корпус, длина которого, по сравнению с 730-м, выросла на 150 мм. Толщина верхних бортовых листов снижалась до 90 мм, а нижних – до 50 мм, делалось это для сохранения боевой массы в пределах 50 тонн. С той же целью была снижена и толщина верхнего лобового листа и листов кормы, до 60 и 40 мм соответственно. Спаренного пулемёта на самоходе не предусматривалась, но наверху должна была устанавливаться зенитная установка крупнокалиберного пулемёта КПВ.

Таким образом, к лету 1952 года проектирование самоходной установки на базе «Объекта 730» не началось, а уже приобрело вполне оформившиеся очертания. Распоряжение Совета министров СССР от 2 июля 1952 года скорее «узаконило» работы по машине, а также внесло ряд поправок в уже шедшие проектные работы. Примерно в это же время самоходная установка получила чертёжный индекс 268, а сама тема стала именоваться Объектом 268.

Советский «Ягдтигр»

В литературе указывается, что всего по теме Объекта 268 было разработано 5 вариантов машины. Это одновременно и так, и не так. Дело в том, что два варианта, упомянутые выше, разрабатывались ещё до получения финальных тактико-технических требований. И они даже не носили шифра 268.

Поэтому фактически речь идёт о трёх вариантах машины, два из которых представляли собой эволюцию разработанных ранее эскизных проектов. Оба эти варианта в переработанном виде были готовы в декабре 1952 года. При этом артиллерийская система, которую предполагалось устанавливать в эти машины, всё ещё продолжала проектироваться.

Согласно предварительным расчётам, начальная скорость её снаряда должна была составить 740 м/с. За основу бралась самоходная пушка М53, которая переделывалась с использованием отдельных узлов 122-мм танковой пушки М62-Т. Согласно расчётам, общая масса такой системы, не имевшей официального обозначения, составляла 5100 кг.

Вариант №4 отличался усиленной бронезащитой и более просторным боевым отделением, где находилось уже 5 членов экипажа

Переработанный проект второго варианта самоходной установки, получивший порядковый номер 4, ОКТБ Кировского завода подготовил к 18 декабря 1952 года. На сей раз машина уже имела шифр 268, а в качестве её главного конструктора фигурировал Ж. Я. Котин. Внешне 4-й вариант был сильно похож на 2-й, но на самом деле различия оказались существенными.

Для начала, длину корпуса увеличили до 6900 мм, то есть почти до длины Объекта 730. Одновременно длина выноса ствола орудия за габариты корпуса уменьшилась на 150 мм. От скошенного кормового листа рубки конструкторы отказались, что положительно сказалось на внутреннем объёме боевого отделения. Такие изменения были крайне необходимы, поскольку, согласно новому техническому заданию, экипаж машины был увеличен до 5 человек.

Новым членом экипажа стал второй заряжающий, располагавшийся позади командира. Сам командир получил новую командирскую башенку с дальномером, а впереди него появилась пулемётная установка с «кривым» стволом. Немного переделали и место механика-водителя, которое получило новые смотровые приборы. Система с «барабаном» осталась на месте, при этом авторы эскизного проекта подчёркивали, что за счёт большого внутреннего объёма возможна установка и более мощного вооружения. Параллельно с увеличением объёма боевого отделения повысилась бронезащита. Толщину нижнего лобового листа корпуса подняли до 160 мм. Толщина лба рубки осталась 180 мм, но при этом скосы толщиной 160 мм выполнялись под большим углом. При всём этом масса машины осталась в пределах 50 тонн.

10 декабря 1952 года был закончен переработанный вариант 3-го варианта САУ, получивший 5-й порядковый номер. Длину его корпуса сократили до уровня 730-го объекта (6925 мм), при этом были переделаны верхние бортовые листы, ставшие гнутыми. Немного изменился и лоб корпуса, но толщина этих деталей осталась неизменной. Сохранение длины корпуса в пределах базового танка было обусловлено установкой двигателя В-12–6, который, к слову, в итоге появился и на тяжёлом танке Т-10М. На него же позже «перекочевал» и увеличенный башенный погон.

Переделкам подверглась и башня, рассчитанная на 4 человек. Командир здесь также получил новую командирскую башенку, а вот кривоствольный пулемёт инженеры ОКТБ Кировского завода отдали заряжающему. К слову, оба переработанных проекта унаследовали и установку зенитного пулемёта КПВ.

Вариант №5 отличался от предшествующего варианта №3 рядом переделок и увеличением экипажа до 5 человек

Оба этих варианта, впрочем, дальше эскизных проработок не пошли. В январе 1953 года проекты были представлены на суд научно-технического комитета Главного бронетанкового управления (ГБТУ) и Министерства транспортного и тяжёлого машиностроения (МТиТМ). Изучив их, члены НТК пришли к выводу, что эти проекты предусматривают необходимость серьёзной переделки корпуса Объекта 730 и потому не подходят.

Комиссия утвердила к дальнейшей работе совсем другой, куда более «спокойный» проект, требовавший минимальных переделок базового шасси. Из числа серьёзных изменений в нём требовалась лишь установка чуть более компактного двигателя В-12–6, который, кстати, предусматривался и в варианте №5.

Переработанная версия проекта была представлена в июне 1953 года. Также комиссии была представлена деревянная модель в масштабе 1:10. А 25 августа по теме Объекта 268 было дано заключение за подписью генерал-полковника А. И. Радзиевского.

В ряде источников указывается, что на этом этапе конструкторские работы застопорились, но это не так. Безусловно, на работы по самоходу несколько повлияло принятие 28 ноября 1953 года на вооружение Объекта 730, ставшего впоследствии танком Т-10. Тем не менее, работы по машине продолжились. Ведущим инженером Объекта 268 стал Н. М. Чистяков, до того трудившийся в Нижнем Тагиле на должности начальника сектора нового проектирования. Там при нём начиналась работа по среднему танку Объект 140, но по ряду причин конструктор покинул Нижний Тагил и перебрался в Ленинград. Общее руководство легло на Н. В. Курина, ветерана Кировского завода и автора ряда самоходных установок.

Эскизный проект финальной версии Объекта 268, июнь 1954 года

Была, впрочем, ещё одна причина, тормозившая работу по Объекту 268, которую некоторые исследователи не учитывают. Дело в том, что орудие, которое предполагалось ставить на самоходную установку, всё ещё находилось на стадии проектирования. Между тем, коллектив завода №172 не сидел сложа руки. Вслед за 122-мм пушкой М62, предлагавшейся для установки в перспективные танки Объект 752 и Объект 777, пермские оружейники в начале 1954 года наконец добрались и до калибра 152 мм.

С момента проектирования М53, модифицированную версию которой предполагалось ставить на Объект 268, прошло 7 лет, а развитие артиллерии в эти годы не стояло на месте. В результате на свет появился проект 152-мм орудия, получившего обозначение М64. Начальная скорость его снаряда была почти такой же, как и у М53 (750 м/с), но длина ствола заметно уменьшилась. С учётом того, что боевое отделение Объекта 268 находилось примерно там же, где и боевое отделение Т-10, это было очень важно. Для сравнения, модифицированная М53 имела общую длину по горизонтали от оси вращения башни до кончика дульного тормоза 5845 мм, а М64 — 4203 мм. С новым орудием вылет ствола составил всего 2185 мм.

Такой машину изготовили в металле. Весна-лето 1957 года

Официально технический проект М64 был рассмотрен Главным артиллерийским управлением (ГАУ) в августе 1954 года. На деле же информацию по новому орудию коллектив ОКТБ Кировского завода получил раньше. Уже упоминавшийся тезис о том, что проектные работы по Объекту 268 к осени 1953 года застопорились, звучит немного странно на фоне того, что чертёжная документация по машине датирована 20-ми числами июня 1954 года.

На чертежах (всего проектная документация содержала 37 листов) изображена машина, которая максимально похожа на тот Объект 268, который впоследствии был построен в металле. Концептуально машина здорово напоминала немецкую самоходную установку Jagdtiger, максимально унифицированную с тяжёлым танком Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B.

Принципиальная разница между двумя машинами была в том, что советским инженерам удалось не только вписаться в габариты корпуса Т-10, но и сохранить такую же боевую массу. А по высоте Объект 268 оказался даже чуть ниже Т-10. От предыдущих проектов машина унаследовала командирскую башенку с дальномером. Как и в случае с предшественниками, толщину корпуса с бортов и кормы пришлось снижать, а вот толщина бортов рубки выросла до 100 мм. Вполне внушительной оказалась и защиты рубки со лба – 187 мм. За счёт того что рубка была расширена до общей ширины корпуса, она оказалась вполне просторной.
Между прошлым и будущим

Финальная смета по Объекту 268 была закончена в марте 1955 года. Тогда же были утверждены и сроки изготовления опытных образцов. Согласно планам, первый образец Объекта 268 ожидалось получить в I квартале 1956 года, ещё два экземпляра должны были быть изготовлены в IV квартале. Увы, как раз в этот период начались работы над тяжёлыми танками нового поколения, Чистяков возглавил работы над тяжёлым танком Объект 278, и это прямым образом отразилось на сроках готовности САУ.

Что же касается завода №172, то создание опытного образца 152-мм орудия М64 он закончил в декабре 1955 года. А в феврале 1956 года, после программы заводских испытаний, орудие с серийным номером 4 отправилось в Ленинград, на Кировский завод.

Спереди машина выглядела очень внушительно. Удивительно, но по высоте она оказалась ниже ИСУ-152

Затягивание работ привело к тому, что первый опытный образец Объекта 268 был закончен только к осени 1956 года. В целом машина соответствовала проектной документации, хотя некоторые изменения всё же имели место. К примеру, от выпуклой крыши рубки было решено отказаться. Вместо неё самоходная установка получила крышу более простой в изготовлении конструкции. Не оказалось у машины пулемёта с «кривым» стволом, на его месте у опытной машины была заглушка. Более простой стала и форма кормового листа рубки, который решили не делать гнутым. Эта деталь была выполнена съёмной, поскольку через неё производился монтаж и демонтаж орудия.

Экипаж машины остался тем же и насчитывал 5 человек. Благодаря удачной компоновке внутри машины было совсем не тесно, работать в ней мог даже очень высокий человек. И это при том, что боекомплект крупнокалиберного орудия составил 35 выстрелов. Удобство работы экипажа было обусловлено в том числе и конструктивными особенностями орудия. Во-первых, М64 имела эжектор, благодаря чему удалось свести к минимуму попадание в боевое отделение пороховых газов. Во-вторых, орудие получило механизм заряжания, что заметно облегчило работу заряжающих.

Объект 268, вид с правого борта

Заводские испытания опытного образца Объекта 268 начались осенью 1956 года, а закончились весной 1957 года. В целом машина продемонстрировала характеристики, близкие к расчётным. По ходовым качествам Объект 268 почти совпал с Т-10, в том числе и по максимальной скорости.

Вскоре после испытаний самоходная установка отправилась на НИИБТ Полигон в Кубинку. Испытания стрельбой показали, что завод №172 не напрасно затянул разработку орудия. М64 по кучности огня явно превосходила МЛ-20С, которая устанавливалась на ИСУ-152. Новое орудие оказалось лучшим и по начальной скорости снаряда, и по дальности стрельбы, и по скорострельности.

Увы, но всё это уже не играло никакой роли. От постройки ещё двух опытных образцов Объекта 268 было решено отказаться, а первый прототип машины отправился в музей при НИИБТ Полигоне. Ныне это экземпляр находится в экспозиции парка «Патриот». Недавно силами музейных сотрудников удалось привести САУ в ходовое состояние.

На этом ракурсе хорошо видно, что крыша рубки отличается от проекта

Появись Объект 268 пятью годами раньше, шансы пойти в серию у него были бы очень высокими. Машина получилась удачной, вполне удобной для работы экипажа и хорошо защищённой. Но к 1957 году произошёл целый ряд событий, которые в совокупности сделали запуск в серию подобных САУ бессмысленным.

Для начала, с 1955 года началась разработка тяжёлых танков нового поколения (Объекты 277, 278, 279 и 770), имевших значительно более высокий уровень броневой защиты. Против них даже пушки М64 было уже недостаточно. В ГБТУ прекрасно отдавали себе отчёт, что конструкторы бронетанковой техники за рубежом тоже не сидят на месте. Получалось, что перспективная самоходная установка вооружена артиллерийской системой, которая уже устарела.

Кроме того, как раз в середине 50-х годов началась программа по модернизации ИСУ-152, которая значительно продлевала срок эксплуатации этих машин. В отличие от Объекта 268, который только предстояло запустить в производство, эти самоходки были уже здесь и сейчас. Да, МЛ-20 по всем параметрам уступала М64, но не столь существенно.

Наконец, производство Т-10 шло крайне медленными темпами. Загружать Кировский завод и ЧТЗ ещё и самоходными установками означало дополнительно сузить и без того не широкий ручеек Т-10, поступавших в войска. К тому же заводу №172 для производства новой САУ требовалось осваивать новую пушку.

Была и ещё одна причина, во многом совпадающая с тем, почему англичане примерно в это же время поставили крест на своих тяжёлых самоходных установках FV215 и FV4005. Дело в том, что в 1956 году начались работы по проектам противотанковых управляемых ракетных комплексов. 8 мая 1957 года Совет министров СССР санкционировал работы по разработке танков и самоходных установок, вооружённых управляемыми ракетами.

Многие тут же вспомнят «плохого Хрущева», но давайте посмотрим правде в глаза. Пусковая установка для противотанковой ракеты гораздо компактнее, чем пушка. Запуск ракеты куда проще, а главное, ею можно управлять в полёте. В результате при схожей мощности заряда ракета оказывается на порядок эффективнее. Неудивительно, что Объект 268 стал последней советской тяжёлой штурмовой САУ с пушечным вооружением.

Эскизный проект ракетного истребителя танков Объект 282Т, 1958 год

На этом работы над самоходными установками на базе Т-10 работы не прекратились. Во всё том же 1957 году ОКТБ Кировского завода начало разработку машины, получившей обозначение Объект 282. Часто его называют танком, но фактически это был тяжёлый истребитель танков. Создавался он с расчётом на вооружение 170-мм противотанковыми ракетами «Саламандра», но из-за того что коллектив НИИ-48 так и не смог довести их до ума, вооружение поменяли. В финальной конфигурации машина, получившая индекс Объект 282Т, должна была оснащаться либо 152-мм противотанковыми ракетами ТРС-152 (боезапас 22 ракеты), либо 132-мм ракетами ТРС-132 (боезапас 30 ракет).

Объект 282Т на испытаниях, 1959 год

Вышедшая на испытания в 1959 году машина разительно отличалась от предшествующих самоходных установок. Несмотря на такой внушительный боезапас и экипаж в 2–3 человека, танк стал несколько короче Т-10. А главное, его высота составила всего 2100 мм. Лобовая часть танка была переделана. Кроме того, конструкторы перенесли вперёд и топливные баки, отделив от них экипаж 30-мм перегородкой. Машина получила форсированный двигатель В-12–7 мощностью 1000 л.с. Её максимальная скорость выросла до 55 км/ч.

Одним словом, получилась неординарная машина, которую в конце концов погубило вооружение. Испытания показали, что установленная на Объекте 282Т система управления «Тополь» работает недостаточно надёжно, что и привело к сворачиванию проекта.

Таким должен был стать переработанный проект, носивший обозначение Объект 282К. До изготовления его в металле дело не дошло

В том же 1959 году ОКТБ Кировского завода разработало проект усовершенствованной машины, получившей обозначение Объект 282К. Её боевая масса возрастала до 46,5 тонн, а общая высота снижалась до 1900 мм. По задумке, машина оснащалась двумя пусковыми установками ТРС-132 (по 20 ракет для каждой), размещавшимися в бортах. В кормовой части находилась 152-мм пусковая установка ПУРС-2 с боезапасом 9 ракет. Система управлением огнём полностью заимствовалась у Объекта 282Т. В виду неудачи с испытаниями Объекта 282Т работы по Объекту 282 не вышли из проектной фазы.

На этом история проектирования самоходных установок на базе Т-10 завершилась.

Автор благодарит Игоря Желтова за помощь в работе над материалом

Источники и литература:

    Архив Сергея Нетребенко
    Фотоархив Евгения Иванова
    Отечественные Бронированные Машины ХХ век Том 3: 1946–1965, А. Г. Солянкин, И. Г. Желтов, К. Н. Кудряшов, Цейхгауз, 2010 г.
    Фотоальбом “История КБМ”, 1967 год
    Архив автора

Автор Юрий Пашолок

источник

спасибо за наводку Vasev


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.