fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.17 (6 Голосов)

Арест карателя в 1972 году. Сотрудники в 1947 как-то слабо сработали..

 

Газета «Казачий вестник» Прага. №3(9), 1 февраля 1942 года

 

 

Борьба с барахольством в Красной Армии
К сожалению, по приходу Красной Армии на территорию других стран в 1944-м, ее командованию пришлось столкнуться с рядом неприятных явлений отношения некоторых военнослужащих, включая и офицеров, к местному населению. К примеру, в своей шифровке 1808, 1809 от 21.10.1944 командующий 3-й гв. армией Гордов отмечал:
«За последнее время участились случаи мародерства и ущемления интересов польского населения со стороны военнослужащих, что вызывает недовольство населения и создает благоприятную почву для дефицальных реакционных элиментов, стремящихся направить население против Красной армии».
Гордов отмечал, что для оборудования землянок растаскивается мебель у гражданского населения, подвергаются ограблению костелы, ну а те, кто должен это пресекать в том же и участвуют:
«Нач. отдела контрразведки «Смерш» 273 сд присвоил себе машину шевролет, принадлежавшей польской кооперативной организации».
Командарм вполне справедливо подметил, что такое поведение красноармейцев не способствует сближению с мирным польским населением. Поэтому приказал строго пресекать случаи такого поведения, все имущество, взятое у граждан, организаций и в костелах вернуть, а виновных привлечь к уголовной ответственности. Отдельно было отмечено, что частям и подразделениям запрещается размещаться на территории костелов и в них могут проживать только церковные сторожа.
Увы, но барахольство затронуло не только рядовой состав Красной Армии, но и даже некоторых ее генералов. Об этом свидетельствует шифровка командующего 1-го Украинским фронтом Конева от 27 января 1945-го, где маршал отмечает факт нелицеприятного поведения некоторых офицеров и генералов, которые, в связи с большим количеством трофеев, увлеклись их дележкой.  Конев резко указывает своим подчиненным, что «барахольство стало прямым ущербом для службы, а в некотором случае разложения нашего офицерского состава кадров».
Конев потребовал решительно и сурово пресечь это явление и строго выполнять постановление ГКО о сборе, учете и сохранении всего трофейного имущества.
О чем это говорит?  О том, что командование Красной Армии понимало опасность таких явлений и сурово боролось с  ними. Например, в шифровке 0306 от 23.9.44 на имя командира 249-й дивизии, в связи со случаями массового мародерства, требуют виновных расстреливать на месте преступления.
Конечно, количество опубликованных документов 1944-45 гг недостаточно, чтобы понять масштаб противоправных явлений, происходивших в то время в частях и соединениях. Но из них ясно, что такие явления фиксировались в разных местах – они отмечены в Польше, Болгарии, Германии. И отмечая их, советское командование требовало навести порядок самыми суровыми мерами, так как отмеченные им безобразия являлись, как нарушением воинской дисциплины, так и мешали налаживать отношения с местным населением. Примером тому являются слова из приказа заместителя командира 394-й стрелковой дивизии полковника Жашко, размещенной сентябре 1944-го в Болгарии:
«За каждый случай мародерства, пьянства, дебоша, подрывающих авторитет Красной Армии виновных предавать суду Военного трибунала и жесточайше наказывать».
Да, проблема была. Но с ней яростно боролись, что является вполне нормальным, так как это была борьба за дисциплину и моральный облик войск. И командование Красной Армии сделало все, что бы войска не превратились в орды ландскнехтов, а сохранили боеспособность и дисциплину.
Все упомянутые документы смотрите ниже.

 

Утро 24 ноября 1944 года было холодным и солнечным. На опушке леса у польской деревни Kózki выстроился личный состав 990-го стрелкового полка 230-й стрелковой дивизии. Перед строем полка, по приказу командира дивизии, расстреливали молодого красноармейца Мишу Якубовского. Только в марте этого года ему исполнилось 18 лет (!), и вот, уже всё. Юношу казнили за мародёрство. Местный крестьянин Ян Топольский, вечером 23 ноября пожаловался советским солдатам на то, что кто-то разбил два его улья и украл рамки с мёдом. Комендантский патруль, прибыв на пасеку, застал там Михаила, держащего в руках одну из рамок. Якубовский доложил, что спугнул грабителей и подобрал рамку с земли.


Старшина передал задержанного комбату. Тот доложил комполка.
Комполка, не разбираясь, доложил комдиву, что задержан мародёр. Штаб дивизии был рядом, и её командир, полковник Казаков, взяв с собой дивизионного прокурора, приехал на место рано утром. Иосиф Михайлович Казаков был опытным и бывалым офицером. Дрался с немцами ещё в Первую мировую (георгиевский кавалер), где впервые был ранен и заслужил унтер-офицерские нашивки. На советско-германском фронте с июня 1941. Прошёл путь от командира батальона до командира дивизии. Дважды ранен в 1942. Боевой во всех отношениях.
Но весь его опыт не спас от трагической ошибки. Не проверив доклад, полковник Казаков, «не разобравшись в происшедшем», приказал расстрелять рядового Якубовского перед строем полка. Прокурор дивизии «преступно санкционировал расстрел».


Уже через четыре дня с виновными разбирался командарм 5-й Ударной армии генерал-лейтенант Берзарин. Казакова утстранили от командования и перевели в другую дивизию на должность командира полка. Он геройски воевал дальше, брал Берлин и заслужил три ордена. Должностного роста не имел и уволен по достижению предельного возраста в 1951. Прокурор 230-й дивизии попал под суд, а затем в штрафной батальон. Наказали заодно, и начальника штаба дивизии.
Почему всё так произошло?! С пересечением польской границы штаб 1-го Белорусского фронта выпустил рад директив и приказов, направленных на поддержание дисциплины и порядка на территории «дружественного польского государства». Формулировки и контроль исполнения были настолько жесткими, что бойца расстреляли без суда и следствия за полстакана мёда. Дисциплина держалась драконовскими мерами и нарушалась относительно редко (в основном «приватизировали» сено и еду). Отдельно стоит отметить, что ни одна из армий, что союзных, что армий ОСИ, не охраняла интересы мирного населения освобождаеемых и вражеских территорий так, как это делалось русскими.
Михаил Анисимович (возм. Андреевич) Якубовский похоронен на воинском кладбище города Алитус (Литва). Его одинокая мама, Марфа Андреевна, не дождалась возвращения сына домой. В документах МО СССР, на 1960 год он по прежнему значился, как приговорённый к ВМН «за мародёрство».
* фото - та самая опушка леса сейчас

p.s. статистика, отчётики, цифирки. Всё подсчитано: каждый в своей табличке.
Аккуратненько: по 4 декабря 1937 осуждено 64.436 человек. К расстрелу приговорено 22.826 человек и еще 2.849 человек осталось до конца установленного лимита.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.