fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.50 (1 Голос)

О чекистах, уволенных за присвоение денег для агентуры. 1960.

 

 

 

Закон Годвина на пленуме ЦК в 57-м, когда пытались снять Хрущева

Молотов. Я считаю, что тов. Хрущев должен соблюдать и определенное достоинство перед иностранными буржуазными деятелями, а это не всегда бывает. Я приведу пример. Только что т.т. Хрущев и Булганин были в Финляндии. Там на одном из приемов, после выпивки и беседы, в три часа ночи т.т. Хрущева и Булганина пригласил в баню Президент Финской Республики. (Оживление в зале).

Голос. Нам стыдно слушать об этом.

Молотов. Я должен добавить, тов. Булганин правильно поступил и не пошел, отказался пойти, а тов. Хрущев в три часа ночи отправился к Президенту Финляндии в баню и был там до шести часов утра.

Серов: Я не могу выдержать иронии, с которой выступает Молотов по этому вопросу, не понимая существа дела. В Финляндии, по существующим порядкам, баня — это традиционный обряд каждого финна. В бане встречаются хорошие друзья, в бане обсуждаются деловые вопросы и т. л. Например, 3 месяца тому назад в финских газетах была помешена фотография, где премьер-министр Фагерхольм и полный состав правительства Финляндии сидят голые в бане и обсуждают вопросы. Вот что такое финская баня. Поэтому пусть не удивляется Молотов такому явлению, а учитывает местные традиции.

В данном случае дело было так. Президент Кекконен после приема — а дело было в субботу — пригласил меня и тов. Михайлова в баню. Мы вначале хотели избежать этого, но потом, когда увидели, что он начинает обижаться на наш отказ — это же заметил и тов. Хрущев. — мы поехали, и должен, кстати, сказать, что действительно у них в бане имеется предбанник, то есть комната, где можно посидеть, выпить чаю и поговорить. В частности, тов. Хрущев и Кекконен действительно обсудили некоторые вопросы политического порядка. Мне думается, что тут ничего плохого нет, и не надо на это смотреть большими глазами.

Молотов. А я считаю, что надо вести себя более достойно.

Михайлов. Товарищи, прежде всего надо еще раз подчеркнуть, что у финского народа есть эта традиция. И я должен сообщить Пленуму, что меня приглашали лаже одновременно в баню и министр иностранных дел Виролайнен, и один промышленник из гор. Тампере, и промышленник из гор. Лахти, и, конечно, я эти предложения не принял не потому, что я не хотел этого сделать, а потому, что у меня не было времени. Теперь по этому поводу. Вячеслав Михайлович, как тут быть? Вы пожилой человек, мы уважали Вас, но Вы глупость говорите и клевету. Дело было таким образом...

Г о л о с. А кто доложил?

Голос. Булганин.

Михайлов. Дело было таким образом...

Хрущев. Товарищи, разрешите мне рассказать об этом банном деле. Этот факт говорит о том, насколько оскудела эта группа, что она докатилась до банных дел.

Голоса. Совершенно правильно.

Хрущев. А суть дела такова. Булганин, Маленков и другие товарищи говорят, что они любят париться в бане. Я, как вы знаете, юность провел в степях, на юге, там бань нет. Я в бани никогда не хожу, за исключением, Родион Яковлевич, во время войны, когда мы с Вами на Дону были и парились в бане. Приехали мы в Финляндию. Там все хвастаются банями. Президент Финляндии Кекконен говорит нам: когда я стал Президентом, новую баню построил. Господин Булганин, я Вас приглашаю к себе в баню. Булганин ответил, что обязательно придет. Я, признаюсь, говорил Булганину: Президент приглашает, сходи к нему в баню. У себя в баню ходишь, а почему же к Президенту не пойти?

Голоса. Верно.

Хрущев. В первый день мы были у них на приеме полтора часа и ушли. На следующий день Фагерхольм говорит: вы вчера рано ушли, прошу сегодня подольше посидеть с нами и поговорить. Был прием в нашем посольстве, сидели мы долго. В конце приема, когда мы выходили, Кекконен пригласил тов. Булганина в баню. Должен сказать, Николай Александрович (я ему это раньше говорил), нехорошо ты сделал, что отказался в нетактичной форме пойти к нему в баню, и не потому, что он был менее под хмелем, чем я. Это нужно иметь градусники для измерения, я сейчас не буду это утверждать.

Во всяком случае я, хотя и не привык к бане, все-таки решил пойти, а он не пошел. И пошел я не потому, что хотел в бане париться, а считал бестактным отказаться. Вместе со мной были т.т. Михайлов, Серов и работник нашего посольства в Финляндии тов. Котов. С их стороны были Кекконен и генерал Грюнвальд. Что делают в бане? Парятся. Мы тоже парились, шутили, смеялись. Я тоже парился. По кружке пива выпилис, песни пели. Кекконен спляснул немножко.

Должен сказать, что Кекконен — это один из самых близких к Советскому Союзу людей в Финляндии.

Голоса. Правильно.

Хрущев. И этим надо дорожить. Он состоит в буржуазной партии. Вы представляете себе: Президент в присутствии других финляндских руководителей приглашает гостей в баню, а гости плюют и уходят. Это же обижает, оскорбляет их. Когда мы вернулись в Москву и меня начали упрекать за посещение финской бани, а Булганин начал подпевать в этом, я сказал: Молотов хочет меня сделать пьяницей, что я беспринципный человек, за то, что я ходил в баню. Да как же тебе не стыдно? Ты вот ни с кем не пойдешь. Если бы тебе дать волю, ты довел бы страну до ручки, со всеми рассорился бы. довел бы до конфликта. Посмотри свою телеграмму из Сан-Франциско, что ты в ней писал? Ты писал, что война вот-вот может начаться. Как мог министр иностранных дел так поступать?

Молотов. Не выдумывайте, тов. Хрущев.

Голос. Тов. Молотов, вам осталось уборную вытащить, так вы опустились низко.

Михайлов. Тов. Хрущев как в прежних поездках, так и будучи в Финляндии, работал для народа, для партии, и вам, тов. Молотов, стыдно эту работу оплевывать, это недостойно вас.

Молотов. Я не согласен с тов. Михайловым. (Шум в зале). Можно было бы достойнее вести себя в Финляндии для Первого секретаря.

Голос. Скажите, чем недостойно?

Руденко. А вы считали достойным ехать к Гитлеру?

Голос. Лучше пойти в баню, чем заговорщическими делами заниматься.

Молотов. Я прямо выкладываю то, что думаю, и те ненормальности, которые я считал ненормальными, называю своим именем.

источник

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.