fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Источник: РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д.741

Два скана  документов (в ретроспективе достаточно судьбоносных и знаковых) из федерального архивного проекта  "Документы Советской Эпохи" касательно генезиса советской пенитенциарной системы и отделения будущего лагерного комплекса от общих мест заключения СССР ( в это время- 1929 г.- подконтрольных ГУМЗ НКВД).
Поскольку я сейчас концентрируюсь на публикации документов из эры "раннего" ГУЛАГа, то считаю нелишним ре-публикацию этих материалов именно в их контексте.

Представленные выписки из протоколов Политбюро ( и приложение к одному из них) позволяют понять механизм принятия решений от верховной политической власти в стране к ОГПУ. Именно эти постановления стали своеобразной точкой бифрукации и проложили фундаментальный "водораздел" между тюремной системой 1920-х, которая в своих организационных аспектах, во многом, калькировала "старорежмную" дореволюционную уголовно-исполнительную систему и советским лагерным комплексом, уже с 1929-1930 гг. ставшим обладателем ряда достаточно уникальных, специфических черт ( о которых можно много и долго говорить).

Еще через год в структуре политической полиции будет создан УЛАГ/ГУЛАГ.

Источник: РГАСПИ. Ф.17. Оп.3. Д.746 (спасибо)

 

Приказ ОГПУ №131 по административно-организационному управлению о записи добровольцев из чекистских кадров на руководящую работу вновь организующихся лагерей от 25 апреля 1930 г.

Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.1.Л.13-13об. Опубликован: Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ, 1917–1960. Справочник, М., 1997. (спасибо)

 

Представленный ниже документ- приказ заместителя председателя ОГПУ С.Мессинга об образовании в структуре центрального аппарата советской политической полиции тогда еще вполне скромного по масштабу управления лагерями (сокращенно УЛАГ, с ноября 1930 г. аббревиатура получает еще одну букву и превратится в ГУЛАГ- именно в таком виде сокращение войдет в мировую историю). Данный административный акт положил начало одной из самых исполинских пенитенциарных систем XX века- впервые в российской истории госбезопасность получала преференцию в организации стратегических народнохозяйственных строек - Корпус жандармов Российской империи никогда не выполнял подобных задач. Лагерный комплекс оказал огромное и до сих пор еще не отрефлексированное влияние практически на все аспекты жизни советского социума и затронул судьбы миллионов людей. Если руководствоваться сводной статистикой центрального аппарата, отложившейся в фонде Р-9414 Государственного архива Российской Федерации и не касаться сложной фундаментальной проблематики достоверности ведомственной статистики ОГПУ-НКВД, то за всю историю существования главка в его классических хронологических рамках (1930-1953 гг.) через структуры ГУЛАГа (за некоторые годы не включены данные по тюрьмам ГТУ НКВД СССР, не входивших в ГУЛАГ, колониям и тюрьмам ОМЗ ГУЛАГа, политизоляторам ОГПУ) пройдет около 17-18 миллионов только заключенных[1], из которых, по меньшей мере, 1 миллион 600-760 тыс. человек составят умершие (зарегистрированные санитарным и учетно-распределительным отделами лагуправлений). Приведенные цифры не включают в себя другие подневольные контингенты,  на том или ином этапе входивших в юрисдикцию ГУЛАГа – спец(труд)переселенцев всех видов и категорий, депортированных, мобилизованных в так называемые рабочие колонны и батальоны ( впрочем, тех же рк/рк иногда включали в сводные справки УРО, поэтому вопрос с точным разграничением "подкатегорий" в общем цифровом массиве нуждается в дальнейшем изучении). Так или иначе, спецпереселенцы и другие категории "хоядщих под законом" советских граждан вместе насчитывают еще несколько миллионов человек. Наконец, в вышеприведенную статистику не включены цифровые сведения по очень плохо изученной уголовно-исполнительной системе гражданского ведомства, существовавшей в определенный хронологический отрезок параллельно ГУЛАГу- ГУМЗ-ГУИТУ НКЮ соответственных республик пятилетия 1930-1934 гг. До сих пор в научном обороте отсутствуют данные об общем количестве прошедших через эту систему людей, также на 2016 г. остаются неизвестными сведения о заболеваемости и смертности заключенных ГУИТУ НКЮ.

Приказ ОГПУ №130/63 за подписью зампреда С.Мессинга об организации Управления лагерями ОГПУ от 25 апреля 1930 г.

Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.1.Л.14.


[1] См. материалы ГА РФ.Ф.Р-9414 и Michael Ellman, "Soviet Repression Statistics: Some Comments," Europe- Asia Studies, 54, no. 7. (November 2002): 1151-72.
Для более ясного понимания исторического контекста появления данного документа можно процитировать классическую публикацию Ю.Морукова и А.Кокурина в журнале "Свободная мысль":

"7 апреля 1930 года председатель СНК СССР А. И. Рыков подписал "Положение об исправительно-трудовых лагерях", согласно которому "лагеря находятся в ведении ОГПУ, которое осуществляет общее руководство их деятельностью".

25 мая приказом ОГПУ № 169/81 были определены порядок подчинения исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) и функции УЛАГа. На местах ИТЛ полностью подчинялись соответствующим полпредствам (ПП) ОГПУ, которые вели в лагерях оперативную работу и отвечали за их охрану.

Комплектование ИТЛ чекистскими кадрами возлагалось на Административно-организационное управление (АОУ) ОГПУ "на общих для органов и войск ОГПУ основаниях".

На УЛАГ возлагались следующие задачи: учёт и распределение заключенных по лагерям; хозяйственное, финансовое и плановое руководство деятельностью лагерей; снабжение их продовольствием, обмундированием, инвентарем и материалами для производства.

К 1 июня 1930-го в подчинении УЛАГа находилось семь ИТЛ, общее число заключенных составляло 168 163 человека, из них в УСЛОНе (лесозаготовки, строительство дорог, осушение болот) — 62 563, в УСЕВЛОНе (разделка и погрузка экспортного леса, строительство дорог и другие работы) — 38 103, в УВЛОНе (строительство целлюлозно-бумажного комбината, лесозаготовки и другие работы) — 18 863, в СИБУЛОНе (добыча золота и угля, лесозаготовки, строительство дорог и другие работы) — 24 566, в ДАЛЬУЛОНе (лесозаготовки, строительство дорог, добыча золота и угля, лов рыбы и другие работы) — 18 149, в УСАЗЛОНе (мелиоративные работы и работа в совхозах) — 3548, в КАЗУЛОНе (строительство совхоза-гиганта) — 2823 человека.

Летом 1930 года руководство УЛАГа было полностью заменено: приказом ОГПУ № 165 от 17 июня новым начальником УЛАГа стал бывший помощник начальника ОО ОГПУ Л. И. Коган, а приказом № 199 от 15 июля новым заместителем начальника УЛАГа был назначен (с должности заместителя полпреда ОГПУ по Ивановской промышленной области) М. Д. Берман. Ф. И. Эйхманс ещё 13 июля возглавил новосозданную Вайгачскую экспедицию ОГПУ (занималась разведкой и разработкой руд цветных металлов на острове Вайгач и побережье Карского моря), а Л. Н. Захаров Мейер 1 июня 1930 года был назначен заместителем полпреда ОГПУ по Нижневолжскому краю.

19 июля 1930-го приказом № 2 по УЛАГу были объявлены его штат и структура: руководство (Л. И. Коган, М. Д. Берман); секретариат (14 человек); административно-инспекторский отдел (28 человек, начальник — С. Ф. Белоногов); производственно-экономический отдел (38 человек, начальник — Я. Д. Рапопорт, старший консультант — недавний Соловецкий лагерник Н. А. Френкель). Всего по этому штату числилось 87 человек.

Аббревиатура "ГУЛАГ" появилась 9 ноября 1930 года, когда приказом АОУ ОГПУ № 308 был объявлен вводимый с 1 октября (задним числом) штат Главного управления лагерями ОГПУ (96 человек). Персональное распределение по должностям стало следующим:

— руководство (начальник — Л. И. Коган, зам. начальника — М. Д. Берман, помощники начальника — Я. Д. Рапопорт и С.Ф. Белоногов, старший консультант — Н. А. Френкель; всего по штату — 8 человек);
— секретариат (начальник — Е. Ф. Прушакевич, всего — 14 человек);
— 1 (инспекторское) отделение (11 человек);
— 2 (учетно-распределительное) отделение (начальник — П. А. Иванов, всего — 9 человек);
— 3 (информационно-следственное) отделение (начальник — М. Д. Балябин, всего — 10 человек);
— 4 (производственное) отделение (начальник — А. И. Масленников, всего — 11 человек);
— 5 (снабжение) отделение (начальник — А. Е. Сорокин, всего — 26 человек);
— плановая группа (руководитель — М. Сегаль, всего — 7 человек)."

спасибо

 

Еще один документ, проливающий свет на известную по мемуарам бывших заключенных кадровую политику руководства ГУЛАГа- делегировать в лагерях часть административных полномочий заключенным, осужденным не за контрреволюционные преступления. Преференция отдавалась так называемым "бытовикам"  (т.е. не профессиональным рецидивистам- уголовникам) и бывшим советским/партийным работникам.  Из документа очевидно,  что на данном хронологическом этапе заключенные вполне официально привлекались и в качестве стрелков военизированной охраны, с закономерными печальными последствиями.

Указание начальника Главного управления лагерей Л.Когана от 26 апреля 1931 г. о скидке со срока наказания заключенным, назначенным на низшие административные должности и стрелкам вооруженной охраны из числа заключенных. (спасибо)

Источник: ГА РФ.Ф.Р-9414.Оп.1. (пока не публикую полный шифр).


Стоит отметить, что аналогичная практика наблюдалась в это время и в куда более масштабной системе спецпоселков для раскулаченных крестьян( с 1931 г. находящейся в юрисдикции Отдела по спецпоселениям ГУЛАГа ОГПУ-НКВД), где документы фиксируют такие же тенденции, что и в лагерях. Для иллюстрации можно процитировать примечания к пятому тома фундаментального сборника документов "История сталинского ГУЛАГа":
"Действительно, квалифицированного персонала для обслуживания свыше мил­лиона спецпереселенцев у местных органов ОГПУ не хватало, и они пошли по самому простому пути — стали назначать на должности комендантов поселков, их помощников и охранников заключенных. Это, безусловно, дало огромный процент должностных зло­употреблений, воровства, издевательств, избиений и изнасилований. Приказом ГУЛАГ ОГПУ № 355 от 8 апреля 1932 г. было предложено «снять с должности комендантов, их помощников и стрелков, всех заключенных, независимо от статей судимости». Также администрации спецпоселков было запрещено «покупать или продавать спецпоселен- цам какие-либо вещи и привлекать спецпереселенок в качестве домашних работниц» (См.: ГА РФ. Ф. P-9479. On. 1. Д. 11. Л. 38)

Приказ ПП ГПУ по Уралу № 28/5 от 19 января 1932 г. содержит сведения об от­дельных работниках районных, участковых и поселковых комендатур, которые «допус­кали ряд вопиющих безобразий по отношению к спецпоселенцы, в виде избиения и из­девательств, выразившихся в беспричинных арестах, с содержанием в холодных карце­рах, изнасиловании женщин, умышленном убийстве, присвоении денег и почтовых по­сылок, присылаемых в адрес спецпоселенцев и ряд других компроментирующих органы ОГПУ незаконных действий, как например:

1)   Цыковкин — поселковый комендант Чердынского района систематически изби­вал и истязал спецпоселенца 13 летнего мальчика — Холмогорова, в результате чего он умер. Постановлением Коллегии ОГПУ от 14 декабря — Цыковкин приговорен к выс­шей мере наказания с заменой 10 годами заключения в концлагерь;
2)    Сыропятов Г.В. и Рябков — поселковые коменданты Чусовской комендатуры за умышленное убийство спецпоселенцев, постановлением Коллегии от 18 сентября 1931 г. приговорены к высшей мере с заменой 10 годами заключения в концлагерь;
3)   Радостев — поселковый комендант Гаинского района Коми-Пермяцкого округа, систематически избивал спецпоселенцев, сажал их в холодные карцера и инсценировал расстрелы спецпоселенцев. Постановлением Коллегии от 14 декабря 1931 г. Радостев приговорен к заключению в концлагерь сроком на 10 лет;
4)   Васильев — поселковый комендант Верхуторского района систематически изби­вал спецпоселенцев, понуждая спецпоселенцев к вступлению с ним в половую связь, за что освобождал их из ссылки и присваивал взятые у спецпоселенцев при обыске деньги. Постановлением Коллегии ОГПУ от 14 декабря 1931 г. заключен в концлагерь сроком на 10 лет;»
«6) Майоров и Игнатов — поселковые коменданты бывшего Кытлымского района систематически издевались над спецпоселенцами, сажали в холодные помещения, в ре­зультате чего многие спецпоселенцы заболели, присваивали присылаемые в адрес спец­поселенцы посылки. Постановлением Коллегии ОГПУ от 14 декабря 31 г. осуждены к заключению в концлагерь сроком на 5 лет каждый»;
«9) Вислых и Девятых — поселковые коменданты Н.Туринского района предаются суду Коллегии ОГПУ по обвинению их в непринятии мер к снабжению спецпоселенцев продовольствием, вследствие чего часть спецпоселенцев голодали; в убийстве спецпосе­ленца Горпа и его глухонемой дочери и в инсценировке расстрела спецпоселенцев» (См.: ГА РФ. Ф. P-9414. On. 1. Д. 1946. Л. 95-96)

 

Инструкция позволяет более пристально взглянуть на нюансы кадровой политики "раннего" ГУЛАГа эпохи "перековки", санкционированной центром. Из-за тяжелой финансовой ситуации, непривлекательности службы в лагерях для вольнонаемных сотрудников и стремлении экономить на чем только возможно, эти годы ( 1930-1936 гг.) очень широко практиковалось использование бывших и вполне настоящих заключенных на разных должностях в лагерной администрации, включая так называемую "самоохрану" (в основном, из "социально-близких" осужденных за общеуголовные статьи УК, 58-ая к службе в ВОХР не привлекалась) .
Данное обстоятельство ожидаемо провоцировало повышение преступности и произвола в уголовно-исполнительной системе ОГПУ-НКВД.

Инструкция по комплектованию личным составом охраны исправительно-трудовых лагерей ОГПУ  (приложение к приказу ОГПУ 1932 г. №686/c).

спасибо

 

Приказ ОГПУ №360 о форме обмундирования охраны исправительно-трудовых лагерей ОГПУ от 23 октября 1930 г.

Источник: ГА РФ.Ф.9401.Оп.1а.Д.1.Л.16

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.