fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

Убийствами извозчик Комаров занимался два года. За это время его жертвами стали более тридцати мужчин. Поначалу никто не догадывался о том, что в Москве появился «серийник». Но все чаще и чаще в Замоскворечье стали попадаться серые мешки, источавшие неприятный и тошнотворный запах. Конечно, любопытные смельчаки находились и зловонные находки вскрывались. Кому-то становилось плохо, кто-то брезгливо морщился, кто-то начинал молиться — в мешках лежали покойники. Это дело имело большой общественный резонанс, о нем писал Михаил Булгаков в очерке «Комаровское дело».

Василий Терентьевич Петров, которой спустя годы стал первым официальным серийным убийцей в Советском Союзе, родился в одной из деревень Витебской губернии в 1877 году (по другим данным — в 1878 году). Его семья была многодетной и, как принято сейчас говорить, неблагополучной. Родители сильно пили, драки и ссоры являлись обычным делом для Петровых. Сам же он основательно подсел на «все, что горит» примерно лет в пятнадцать.

Подобный образ жизни, конечно, требовал денег, и денег немалых. Но на первых порах подросток как-то умудрялся выкручиваться, спуская на выпивку те копейки, которые зарабатывал честным трудом. Но аппетит, как известно, приходит во время еды. И тогда Василий начал воровать. То у соседей курицу утащит, то в дом залезет и ценные вещи вынесет.

Когда Василию исполнилось двадцать лет, он отправился служить. В армии Петров провел четыре года. Но на «гражданке» ему не довелось задержаться — началась Русско-японская война 1904-1905 годов. По одной версии, он сумел заработать солидную сумму именно в качестве военнослужащего. По другой — когда начались боевые действия со Страной восходящего солнца, Василий Терентьевич перебрался на Дальний Восток, где занимался различными «мутными делами».

После окончания войны, он вернулся в родные места и вскоре женился. Молодожены начали жить на широкую ногу и себя ни в чем не ограничивали. Особенно сильно ударила по сбережениям Петрова любовь к путешествиям. И в один прекрасный момент деньги кончились. Вскоре ему удалось трудоустроиться на один из военных складов. Казалось бы, живи себе спокойно и работой, но нет. Петров быстро понял, что честным трудом не удастся обеспечить красивую жизнь. Поэтому он в очередной раз крепко задумался да и ограбил склад. Его арестовали при попытке продать награбленное. Суд вынес довольно мягкий приговор — один год тюремного заключения. И пока Василий отбывал наказание, произошла трагедия — то ли от холеры, то ли от пищевого отравления умерла жена (по другой версии — просто бросила его и скрылась в неизвестном направлении). На Петрова это произвело сильное впечатление, он начал еще больше пить и окончательно «завязал» с честным трудом.

Вскоре Василий покинул родные места и перебрался в Ригу. Здесь он решил начать жизнь с чистого листа. И чтобы окончательно оторваться от прошлого, Петров женился на вдове по имени Софья. По всей видимости, у женщины, воспитывавшей двоих детей, была совсем сложная жизненная ситуация, раз она согласилась стать женой человека, который к тому моменту уже явно страдал сильной алкогольной зависимостью.

Привычный жизненный уклад прервала нагрянувшая Первая Мировая война. Петров остался в стороне, с опаской глядя на приближавшийся к Риге немецких солдат. А когда стало ясно, что вражеские войска вот-вот ворвутся в Прибалтику, Василий вместе с женой и детьми сбежал в, как казалось тогда, спокойное Поволжье. Но беда не приходит одна — в стране началась революция. Известно, что в 1919 году он попал в плен к солдатам из армии Деникина. Но уже спустя год оказался на свободе. Что там происходило с Петровым — точных данных нет. По одной версии, он сам сумел каким-то образом сбежать. По—другой, белые его завербовали, превратив в своего тайного агента (нет никаких доказательств, намекавших на это хотя бы косвенно).

Но, так или иначе, будущий первый «серийник» объявился в Москве, сменив фамилию и отечество. Так он стал Василием Ивановичем Комаровым. Любопытно вот что: в столице молодого государства он сразу же купил себе дом под номером двадцать шесть на улице Шаболовка. Сюда спустя некоторое время перебралась и его семья. Вопрос о появлении весьма солидной суммы денег у бывшего пленника до сих пор остается открытым.

В начале двадцатых годов прошлого столетия жизнь в молодом советском государстве начала меняться благодаря новой экономической политике. Появились первые частные предприятия и такие же частные предприниматели. Комаров приобрел повозку с лошадью и заделался извозчиком. Но желаемого финансового благополучия честный труд, конечно, не мог обеспечить. И тогда Василий Иванович решил пойти иным путем. Он регулярно посещал конную площадь, где собирались извозчики и торговцы лошадьми, но клиентов практически не возил. Все больше продавал.

Первой жертвой Комарова стал залетный крестьянин, приехавший в Москву за лошадью. На площади его, что называется, «волной прибило» к Василию Ивановичу. Крестьянин, вроде как хотел начать торги, поэтому цену предложил заведомо скромную. Но, к удивлению, продавец на нее быстро согласился. После чего предложил покупателю отправиться к нему домой за необходимыми бумагами. Мол, не взял с собой, поскольку не рассчитывал так быстро продать животинку. Крестьянина такое объяснение вполне устроило.

В доме Комарова мужчины хорошенько выпили, надо же было обмыть покупку и продажу. По воспоминаниям самого Василия Ивановича, убивать крестьянина он тогда не собирался, на грех толкнула чрезмерная откровенность покупателя, он узнал, что крестьянин — перекупщик. Поэтому отправился во двор, где взял молоток. И спустя пару минут несчастный гость уже лежал на полу с разбитой головой. Но одного Василий Иванович не учел – большое количество крови. Поэтому к «делу» пришлось приобщить жену. Негоже взрослому мужику кровь оттирать. Больше таких оплошностью с кровью Комаров, кстати не допускал. А труп крестьянина он закопал в соседнем дворе.

Булгаков писал: «Так бьют скотину. Без сожаления, но и без всякой ненависти. Выгоду имел, но не фантастически большую. У покупателя в кармане была приблизительно стоимость лошади. Никаких богатств у него в наволочках не оказалось, но он пил и ел на эти деньги и семью содержал. Имел как бы убойный завод у себя.

Вне этого был обыкновенным плохим человеком, каких миллионы. И жену, и детей бил и пьянствовал, но по праздникам приглашал к себе священников, те служили у него, он их угощал вином. Вообще был богомольный, тяжелого характера человек».

Новое убийство не заставило себя долго ждать, ведь деньги-то кончились. За один только 1921 год Комаров убил около двух десятков человек. Все они, как и первая жертва, являлись перекупщиками из деревень, которые на перепродаже надеялись хоть немного подзаработать. Всех своих «клиентов» Василий Иванович непременно находил на конной площади. Затем заманивал к себе в дом и убивал. Но удару молотком по темечку обязательно предшествовала церемония с обмыванием купли и продажи алкоголем. После этого Комаров еще и душил гостей. Делал он это на всякий случай для подстраховки. Затем раздевал их и упаковывал в мешок. А ночью избавлялся от тела.

После нескольких таких находок в Московском уголовном розыске началась острая тревога. Дело было в том, что все мешки с убитыми носили на себе печать одних и тех же рук — одной работы. Головы были размозжены, по-видимому, одним и тем же тупым предметом, вязка трупов была одинаковая — всегда умелая и аккуратная, — руки и ноги притянуты к животу. Завязано прочно, на совесть.

Комаров быстро вошел во вкус. Чувство вседозволенности, безнаказанности и легкой наживы вскружили его голову. Василий Иванович ничего не боялся. Как только места для трупов в соседнем дворе закончились, он начал скидывать мешки в других дворах, но чаще всего в роли кладбища задействовал Москва-реку. При этом он весьма продуманно подходил к вопросу упаковывания тела. Комаров придавал трупу позу эмбриона, особенно старательно привязывая голову к ногам.

Тот факт, что новость об убийствах задержалась на год, не должен удивлять, ведь все жертвы являлись приезжими из разных деревень и не обязательно близлежащих. И родные не могли знать, где именно они пропали — в Москве или по дороге в столицу. Но когда из реки стали то и дело вылавливать мешки с телами, стражи порядка засуетились. Но толку поначалу было мало.

Розыск шел медленно, но упорно. Мешки вязались характерно — так вяжут люди, привычные к запряжке лошадей. Не извозчик ли убийца? На дне некоторых мешков нашлись следы овса. Большая вероятность — извозчик. 22 трупа уже нашли, но опознали из них только семерых. Удалось выяснить, что все были в Москве по лошадиному делу. Несомненно — извозчик.

Агентская широкая петля охватила конные площади, чайные, стоянки, трактиры. Шли по следам замоскворецкого извозчика. И вот в это время очередной труп нашли со свежей пеленкой, окутывающей размозженную голову. Петля сразу сузилась — искали семейного, у него недавно родился ребенок.

Действительно, Василий Иванович так увлекся, что потерял бдительность. Он был уверен, что его не смогут вычислить. Поэтому в ход пошла первая попавшаяся тряпка, оказавшаяся детской пеленкой. Видимо, ему было лень искать подходящую «упаковку», поэтому Комаров и решил не забивать голову пустяком.

Наличие маленького ребенка сильно сужало круг поиска среди извозчиков Замоскворечья. Точнее, сузило его до одного человека — Василия Ивановича, у которого как раз недавно родился ребенок. Милиционеры все тщательно проверили, «пазл» сложился идеально. Комаров жил на Шаболовке, являлся извозчиком, и в его семье был маленький ребенок. Таких совпадений не бывает. Подтвердил версию стражей порядка и опрос других извозчиков. Все как один утверждали, что Василий Иванович являлся странным продавцом. Он никогда не торговался и всегда куда-то уезжал с потенциальным покупателем. При этом у него постоянно при себе были деньги, хотя в трактирах Комаров частенько оставлял солидные суммы.

В один из майских дней 1923 года в дом Василия Ивановича наведались сотрудники милиции. При этом часть стражей порядка осталась на улице, на случай попытки бегства. Комарову предъявили ордер на осмотр. По легенде, милиционерам поступила информация о том, что здесь занимаются изготовлением самогона. Комаров был совершенно спокоен. Но когда милиционеры начали тщательный обыск, неожиданно занервничал.

Эксперты пытались отыскать на полу следы крови, но напрасно — жена Софья свою работу выполняла прекрасно. Один из милиционеров вдруг направился к чулану. И тогда нервы у Комарова сдали. Он выскочил в окно и побежал. И хотя дом был оцеплен, ему удалось скрыться от стражей порядка. Правда, долго Василию бегать не пришлось, уже через сутки его арестовали в подмосковном селе Никольское. А в том чулане следователи обнаружили труп с пробитой головой.

На удивление, Василий Иванович на допросах вел себя совершенно спокойно. Первым делом он заявил, что не раскаивается, поскольку убивал лишь «хомутов». Рассказал «серийник» и о том, что ни жена, ни дети при расправе над людьми в доме не присутствовали. Петров-Комаров при появлении покупателя выгонял их из дома. А Софья в обязательном порядке еще и запирала дверь с внешней стороны, чтобы у жертвы не было шансов выбраться. При этом она некоторое время и не знала об убийствах. Комаров раскрыл ей тайну своих доходов лишь в 1922 году. Удалось выяснить, что она помогала мужу избавляться от тел, а по ночам молилась за души покойников.

Три психиатра после обследования Комарова признали его вменяемым. Соответственно, Василия Ивановича и его жену приговорили к высшей мере наказания. Что же касается детей, то их отправили в сиротские приюты. Свой очерк Булгаков закончил так: «От души желаю, чтобы детей помиловал тяжкий закон наследственности. Не дай Бог походить им на покойных отца и мать».

@PapaSilver


Комментарии   

# Walther 2018-12-09 15:44
https://echo.msk.ru/programs/netak/2147952-echo/

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.