fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Момент крушения немецкого бомбардировщика-торпедоносца He 111.

8.8 cm Flak 18 с неплохим количеством побед

ПРИКАЗ ОБ ОХРАНЕ ТРОФЕЙНОГО И ОТЕЧЕСТВЕННОГО ВООРУЖЕНИЯ
И ИМУЩЕСТВА, ОСТАВЛЕННОГО НА ПОЛЯХ СРАЖЕНИЙ
№188 16 июня 1942 года

Для сохранения невывезенного с полей сражений трофейного и отечественного вооружения, имущества и ценностей приказываю:
1. Командирам частей и соединений действующей Красной Армии организовать в отведенных для них границах охрану находящегося на полях сражений вооружения, имущества и ценностей до вывоза их в склады, базы и ремонтные органы армий и фронта.
При изменении дислокации частей и соединений охрану вооружения и имущества передавать вторым эшелонам или возлагать на местные органы власти.
2. Шире привлекать местные органы власти к несению охраны собранного или находящегося на полях сражений вооружения и имущества.
3. Привлекать к судебной ответственности командиров, не обеспечивших охрану имущества, а также военнослужащих и граждан за снятие с годных, требующих ремонта и негодных танков, автомашин и тракторов деталей, частей, приборов и агрегатов.
4. Разделку указанных военных машин на запчасти, детали и агрегаты производить, как правило, на сборных пунктах, складах и ремонтных органах в присутствии соответствующих специалистов.
5. Личные ценные вещи, как-то: бинокли, фотоаппараты, часы, портсигары и тому подобные предметы, собранные войсками с убитых вражеских солдат и офицеров, а также захваченные в обозах, штабах и складах противника,сдавать по утвержденной описи на армейские склады трофейного вооружения и имущества.
Ценные вещи, поступившие на склады, приходуются последними установленным порядком и зачисляются в наградной фонд военных советов армий.
6. Ценные вещи из золота, серебра, платины, драгоценные камни, ценные бумаги и все денежные знаки, собранные или захваченные у противника, а также ценные вещи и денежные знаки, собранные у погибших красноармейцев и командиров, учитываются и расходуются порядком, предусмотренным в приказе НКО 1941 г. №0146
7. Виновных в присвоении личных ценных вещей предавать суду военного трибунала.
Приказ объявить всему начальствующему составу действующей Красной Армии.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР
генерал-лейтенант интендантской службы ХРУЛЕВ

ф. 4, оп. 12, д. 104, л. 576—577. Подлинник.

 

фон Папен и Шляйхер

фон Папен и Шляйхер

17 июня 1934 года вице-канцлер Франц фон Папен в выступлении перед студентами Марбургского университета обрушился на лиц, «действующих своекорыстно, бесхарактерно, неискренне и не по-рыцарски, нагло прикрываясь лозунгами немецкой революции». В его речи прозвучали слова «смешение понятий», «жизненная необходимость», «жестокость», «ни один народ не в состоянии постоянно поддерживать восстание в низах», «методы террора, применяемые властями рейха», «необходимость принятия решения, будет ли новая немецкая империя христианской или же окажется под влиянием сектантства и полурелигиозного материализма».

Эта речь продемонстрировала Гитлеру, что консервативная буржуазия находится в оппозиции к национал-социалистам. Он даже начал опасаться союза штурмовиков и буржуазии. И вскоре эти опасения подтвердились.

 

Отправка советских солдат и командиров на фронт.1941 год.

17 июня 1940 года во время разыгравшегося урагана на деревню Мещеры в Горьковской (ныне – Нижегородской) области обрушился вдруг дождь из монет. Десятки старинных «кругляшей» сыпались прямо с небес. Впоследствии удалось разобраться с этим природным феноменом: исследователи выяснили, что образовавшийся смерч «набрел» в поле на неглубоко закопанный клад – горшок с деньгами.

Воздушная воронка затянула монеты в себя, действуя, как пылесос, подняла их высоко над землей и, перенеся на довольно большое расстояние, «выгрузила» у деревни Мещеры. «Подарок небес» обнаружили местные ребята-школьники. Они собрали все монеты и отнесли в ближайший музей. Там специалисты определили, что они относятся к XVII веку.

 

погибшие красноармейцы

Солдаты вермахта осматривают позицию погибшего расчёта пулемёта Максима. Перед пулемётом куча настрела видны пустые ленты, мужики бились до последнего.

Битые пазики давно не сенсация. Но трофейные подсумки у бойцов довольно интересны. Предположительно это Курская дуга.

Снимок довольно известный, но информацию по нему публикуют не часто.
В люке гв.лейтенант Сабанин, ленту для 20-мм ТНШ ему подаёт начальник боепитания 30-й гв.тбр лейтенант (старший?) Волков.
Ленфронт, август 43 г. Фото В. Тарасевич.

17 июня 1934 в Марбургском университете состоялось выступление бывшего канцлера Германии и к тому времени вице-канцлера Франца фон Папена. Вместо ожидаемого бесцветного выступления была произнесена речь, которая произвела впечатление разорвавшейся бомбы. Фон Папен выступил от имени консервативных партий и воротил германской экономики, обеспокоенных угрозами в их адрес со стороны нацистских экстремистов и руководителей СА.

В своем выступлении фон Папен подверг критике нацистский режим и призвал к расширению свобод в стране. Он заявил, что вопрос о том, будет ли германский рейх и впредь христианским государством, остается открытым. Необходимо положить конец извечному поучению народа. Немцы оказались в тяжелом экономическом положении, хотя ситуацию до сих пор пытаются приукрасить. Пропаганды недостаточно, сказал фон Папен, чтобы завоевать доверие людей. Необходимо ясно понять, что абсолютная власть одной партии является лишь промежуточным звеном к более демократическому государству. Вице-канцлер по сути призвал к свободным выборам, выразив то, что чувствовали миллионы немцев, но лишь немногие осмеливались высказываться открыто. Фон Папен являлся членом правительства; его речь была предварительно одобрена старым маршалом-президентом, поздравившим его телеграммой. Вице-канцлер получил также поддержку рейхсвера, финансовой и деловой элиты. Фактически Марбургская речь являлась ультиматумом гитлеровскому режиму. Разъяренный Гитлер в ответ назвал фон Папена "червяком" и "нелепым карликом", который будет "начисто раздавлен германской нацией". Пройти мимо столь яростных нападок на свой режим Гитлер не мог. Меры были приняты незамедлительно. Германским газетам твердо "предложили" не публиковать текст выступления, а издания, успевшие это сделать, были конфискованы. Геринг, Геббельс и Гесс выступили по радио с угрозами в адрес "наивных мальчишек", вознамерившихся помешать нацистам в проведении их политики. Ситуация ужесточилась, и Рём, уже исключенный из ассоциации офицеров, был отправлен в отпуск для лечения "ревматизма суставов руки". Нанести прямой удар по вице-канцлеру Гитлер не решился. Гестапо было поручено найти другие возможности для ответных действий. Гейдриху не составило труда выяснить, что истинным автором речи был молодой писатель и адвокат д-р Эдгар Юнг, один из творцов теории "консервативной революции", начинавший уже набирать определенный политический вес. Через четыре дня после выступления фон Папена Юнг исчез. Его жена случайно обнаружила на стене ванной комнаты нацарапанное мужем слово "гестапо". Тело Юнга было найдено 30 июня в придорожной канаве близ Ораниенбурга. Только через много лет стало известно, что после долгих допросов и страшных пыток он был убит в тюремной камере.
Прямым следствием Марбургской речи фон Папена явилась "Ночь длинных ножей" 30 июня 1934.

 

«...В ночь на 25 декабря 10-я мотодивизия вынуждена была оставить Чернь в связи с охватывающим манёвром, предпринятым русскими. Успех русских был неожиданно увеличен тем, что части 53-го армейского корпуса, действовавшие левее 10-й мотодивизии, не смогли удержаться больше на своих позициях, и противнику удалось прорвать здесь наш фронт. Части 10-й мотодивизии были окружены в Черни. Я немедленно доложил командованию группы армий об этом неблагоприятном событии. Фельдмаршал фон Клюге бросил мне ряд резких упрёков, сказав, что я должен был бы отдать приказ об оставлении Черни не в эту ночь, а, по крайней мере, на 24 часа раньше. Результатом задержки приказа и явилось окружение части 10-й мотодивизии. Я же, как об этом сообщалось выше, лично передал войскам приказ Гитлера удержать этот населённый пункт. Поэтому я с возмущением отклонил предъявленный мне несправедливый упрёк.

25 декабря окружённым частям 10-й мотодивизии удалось вырваться из кольца окружения и достигнуть наших позиций, приведя с собой несколько сот пленных. Был отдан приказ об отходе на рубеж рек Зуша, Ока.

Вечером у меня снова произошло резкое столкновение с фельдмаршалом фон Клюге, который упрекнул меня в том, что я представил ему неверное официальное донесение: он повесил трубку, сказав: «Я доложу о вас фюреру». Это было уже слишком. Я сообщил начальнику штаба группы армий, что после такого обращения я больше не считаю возможным командовать армией и прошу освободить меня от занимаемой должности. Это своё решение я немедленно передал также по телеграфу. Фельдмаршал фон Клюге упредил меня в этом отношении и ещё раньше обратился к главному командованию сухопутных войск с ходатайством о моей смене. 26 декабря утром я получил распоряжение Гитлера о переводе меня в резерв главного командования сухопутных войск. Моим преемником был командующий 2-й армией генерал Рудольф Шмидт.

26 декабря я простился со своим штабом...»

«...В Мюнхен я прибыл 2 мая. Первое совещание состоялось 3 мая, второе — 4 мая в присутствии моего начальника штаба Томале, вызванного из Берлина с новыми материалами. На этих совещаниях, на которых присутствовали верховное командование вооружённых сил, представители главного штаба вооружённых сил, начальник генерального штаба сухопутных войск со своими ответственными работниками, командующие группами армий «Юг» — фон Манштейн и «Центр» — фон Клюге, командующий 9–й армией Модель, министр Шпеер и другие, стоял очень серьёзный вопрос — должны ли группы армий «Юг» и «Центр» Восточного фронта в недалёком будущем (летом 1943 г.) начать наступление.

Этот вопрос обсуждался по предложению начальника генерального штаба генерала Цейтцлера, который хотел при помощи двойного флангового охвата уничтожить ряд русских дивизий под Курском, позиции которых образовали выдвинутую на запад дугу. Этим ударом он хотел ослабить наступательный порыв русской армии в такой мере, чтобы создать германскому верховному командованию благоприятные предпосылки для дальнейшего ведения войны на востоке. Этот вопрос горячо обсуждался ещё в апреле, однако тогда, сразу после катастрофы под Сталинградом и после последовавшего поражения на южном участке Восточного фронта, едва ли кто мог думать о крупных наступательных действиях. Но вот теперь начальник генерального штаба хотел применением новых танков «тигр» и «пантера», которые должны были, по его мнению, принести решающий успех, снова захватить инициативу в свои руки.

Совещание открыл Гитлер. В своей 45-минутной речи он обстоятельно обрисовал положение на Восточном фронте и поставил на обсуждение присутствующих предложения начальника генерального штаба и возражения генерала Моделя. Модель, располагая подробными разведывательными данными, особенно аэрофотоснимками, доказал, что как раз на этих участках фронта, на которых обе группы армий хотят предпринять наступление, русские подготовили глубоко эшелонированную, тщательно организованную оборону. К тому времени русские уже отвели главные силы своих мотомеханизированных войск с выступающих вперёд позиций и в свою очередь на вероятных направлениях нашего прорыва, который мы намечали провести согласно нашей схеме наступления, необычайно усилили свою артиллерию и противотанковые средства.

Модель сделал отсюда правильный вывод, что противник рассчитывает на наше наступление, поэтому, чтобы добиться успеха, нужно следовать другой тактике, а ещё лучше, если вообще отказаться от наступления. По выражениям, в которых Гитлер преподнёс мнение Моделя, можно было безошибочно определить, что оно сильно повлияло на него и что он не решается назначить наступление по плану Цейтцлера. Гитлер попросил фельдмаршала фон Манштейна первым высказаться по предложению Цейтцлера. Манштейну не повезло, как часто бывало и во время его разговоров с глазу на глаз с Гитлером. Он сказал, что наступление имело бы успех, если бы его смогли начать в апреле; теперь же он сомневается в успехе. Для проведения наступления ему нужно дать ещё две боеспособные пехотные дивизии. Гитлер ответил, что он не располагает такими двумя дивизиями и что Манштейн должен обойтись силами, которые у него есть; затем он ещё раз повторил свой вопрос, но ясного ответа на него не получил. Затем Гитлер обратился к фельдмаршалу фон Клюге, который прямо высказался за предложение Цейтцлера.

Я попросил слова и заявил, что наступление бесцельно; наши только что подтянутые на Восточный фронт свежие силы при наступлении по плану начальника генерального штаба будут снова разбиты, ибо мы наверняка понесём тяжёлые потери в танках. Мы не в состоянии ещё раз пополнить Восточный фронт свежими силами в течение 1943 г.; больше того, мы должны теперь думать также и о снабжении Западного фронта новейшими танками, чтобы уверенно встретить подвижными резервами ожидаемую в 1944 г. высадку десанта западных держав. Кроме того, я указал, что у танка «пантера», на который начальник генерального штаба сухопутных войск возлагал большие надежды, обнаружено много недостатков, свойственных каждой новой конструкции, и что трудно надеяться на их устранение до начала наступления. Шпеер поддержал мои доводы в части, касающейся вооружения. Но только мы двое были единственными участниками этого совещания, которые на предложение Цейтцлера ясно ответили «нет». Гитлер, который ещё не был полностью убеждён сторонниками наступления, так и не пришёл в этот день к окончательному решению.

Кроме совещания, носившего военный характер, я в этот день имел в Мюнхене ещё и личную беседу: впервые после событий декабря 1941 г. я снова встретил фельдмаршала фон Клюге. Его недружелюбное приветствие снова разбередило мои старые раны. Я ответил очень холодно. После совещания господин фон Клюге пригласил меня в соседнюю комнату и спросил о причинах моей неприветливости. Мне пришлось ответить, что лежало у меня на душе против него. При этом я подчеркнул, что после того, как выяснились все обстоятельства событий, он должен дать разъяснение своего поведения в декабре 1941 г. Мы расстались, ничего не выяснив.

Спустя некоторое время меня посетил в Берлине Шмундт и дал мне прочитать письмо фельдмаршала фон Клюге к Гитлеру. Фон Клюге вызывал меня в этом письме на дуэль. Фон Клюге знал совершенно точно, что поединки запрещены и что Гитлер не потерпит, чтобы его генералы занимались этим во время войны. Тем не менее он выбрал Гитлера посредником.

Шмундт заявил мне от имени Гитлера, что фюрер не желает этой дуэли; он хочет, чтобы эта ссора была улажена подходящими средствами. Я удовлетворил желание Гитлера, написав фельдмаршалу фон Клюге письмо, в котором выразил сожаление, что своим поведением в Мюнхене я обидел его, заметив, что всё это явилось реакцией на ту тяжёлую обиду, которую он нанёс мне в 1941 г., и что поэтому я не мог поступить иначе»

 

Брошенный немецкий тяжелый танк Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B, Остероде-ам-Харц, Германия, 12 апреля 1945 года. Машина входила в состав 1-й роты 507-го тяжелого танкового батальона.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.