fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 Голосов)

Мы не будем много рассказывать о восстании на Сенатской площади - это тема отдельного материала. Мы расскажем немного о его последствиях и о женщинах, принявших нелёгкое решение разделить судьбу своих мужей. Это о них Некрасов написал свою знаменитую поэму "Русские женщины", это ими восхищаются и даже, порой, пытаются подражать.

Декабрь 1825 года принёс Российской Империи не только зимнюю стужу, но и смену монарха. А вместе с этим - попытку государственного переворота, беспрецедентную по своему характеру и сути. Все события эпохи дворцовых переворотов не шли ни в какое сравнение с тем, что случилось в тот день на Сенатской площади Санкт-Петербурга.

Представители дворянства желали не заменить главу государства, а не допустить его восшествие на престол, упразднить самодержавие как форму государственной власти и отменить крепостное право. Одной из предпосылок к такому развитию событий стал непродолжительный, но очень напряжённый период междуцарствия: после кончины императора Александра I на трон должен был взойти его брат Константин, однако Великий князь не спешил принимать присягу, но и не отрекался.

Напряжение в стране нарастало. В итоге Константин Павлович всё же подписал отречение в пользу своего младшего брата - Великого князя Николая Павловича. Как известно из учебников истории и не только из них, попытка декабристов совершить революцию провалилась. Николай I всё-таки занял российский трон, а группа дворян, возглавивших это восстание была заключена под стражу и подвергнута суду со всеми вытекающими из этого последствиями.

Под следствие по делу о восстании на Сенатской площади попали почти 600 человек. Из них многие были приговорены к смертной казни, но некоторым из них приговор заменили ссылкой в Сибирь пожизненно или сроком на 20 лет. В числе сосланных большинство были дворянского происхождения, некоторые - с княжеским титулом.

В связи с тем, что в восстании приняло участие немало военных в офицерских чинах, многие из них были разжалованы в солдаты и сосланы на Кавказ, а также на фронта русско-персидской и русско-турецкой войн. Из почти 170 человек в середине 1830-ых годов домой вернулись чуть больше тридцати.

Подобного никогда прежде не происходило в российской истории и потому современники и даже потомки так и не смогли сформулировать единую объективную оценку этих событий. Кто-то считает этих людей героями, кто-то наоборот осуждает. Так или иначе, прецедент имел место и в значительной мере повлиял на ход истории России.

За своими мужьями в сибирскую ссылку добровольно отправились 11 женщин. Их мало кто помнит поимённо, но память об их поступке жива. Вот их имена:

  • Прасковья Егоровна Анненкова (Полина Гебль),
  • Мария Николаевна Волконская,
  • Александра Ивановна Давыдова,
  • Александра Васильевна Ентальцева,
  • Камилла Петровна Ивашева,
  • Александра Григорьевна Муравьева,
  • Елизавета Петровна Нарышкина,
  • Анна Васильевна Розен,
  • Екатерина Ивановна Трубецкая,
  • Наталья Дмитриевна Фонвизина,
  • Мария Казимировна Юшневская.

Несмотря на то, что дамы были разного происхождения, возраста, образования и даже различного социального положения, в решении поддержать своих мужей они оказались на удивление единодушны. Не все пережили сибирскую ссылку: после объявления амнистии декабристам 28 августа 1856 года обратно приехали только восемь, пятеро - вместе с мужьями.

Решившись уехать вслед за опальными мужьями в ссылку, дамы лишались всех своих привилегий и титулов. Отныне они стали жёнами ссыльно-каторжных. Впрочем, даже утрата статуса не лишила их силы духа. По-разному отнеслись родные и близкие к решению последовать за мужьями. Некоторых откровенно осуждали и всячески отговаривали, других наоборот поддерживали.

В Сибири дамы занялись тем, что было им дозволено и доступно. Поселившись рядом с местами заключения своих мужей, они, как могли, облегчали им жизнь на каторге: шили и чинили одежду, занимались лечением, в том числе и местного населения. Например, в Чите на средства жён декабристов была организована больница, в которую могли обращаться как заключённые, так и местные жители.

Через некоторое время декабристов с каторжных работ перевели на поселение и с этого момента, кажется, можно говорить о некотором улучшении их бытовых условий. Кроме того, многие из них занялись просветительской работой: обучали крестьянских детей грамоте и письму, а также азам математики. Некоторые обратились к изучению культуры и быта Сибири, собирали сведения по истории края.

Екатерина Ивановна Трубецкая была первой из жён декабристов, принявшей решение отправиться вслед за мужем в Сибирь. Супруг был её на 10 лет старше, но, судя по свидетельствам современников и личным письмам, из которых часть сохранилась, она очень любила мужа и совершила свой отважный поступок не из какого-то расчёта, а исключительно из желания разделить судьбу любимого человека.

Как ни странно, родители поддержали решение Екатерины Ивановны и постарались ей оказать всю возможную поддержку в этом нелёгком начинании. Она выехала в Сибирь буквально через день после отправки её мужа из Петропавловской крепости и уже в сентябре 1826 года добралась до Иркутска.

В Иркутске местным властям удалось задержать её почти на полгода под самыми различными предлогами и уговорами отказаться от своей затеи. Княгиня Трубецкая была непреклонна. С мужем ей удалось встретиться только в феврале 1827 года.

В сентябре 1827 года декабристов перевели в Читу, где условия значительно облегчились. Для жен декабристов выстроили целую улицу деревянных домиков и назвали ее Дамской.

Урождённая Жанетта Полина Гебль, пожалуй, самый яркий пример искренней и самоотверженной любви. Будучи простой модисткой французского происходения в московском представительстве торговой фирмы "Дюманси", Полина Гебль познакомилась с молодым наследником семьи Анненковых - Иваном, который часто бывал там с матерью.

Молодые люди полюбили друг друга, но несмотря на все уговоры И.А. Анненкова, девушка отказывалась, понимая, что его семейство не согласится принять такую невестку, как она. Когда же Анненкова арестовали за участие в восстании и приговорили к 20 годам каторги, Полина Гебль приняла решение отправиться за ним.

Ей не давали разрешения, так как она была ему не жена и не родственница. Тогда девушка отправилась к императору. Ей удалось пробиться к нему во время военных маневров. Удивлённый Николай I в ответ на просьбу Полины сказал:

- Это ведь не ваша родина, сударыня! Вы будете там глубоко несчастны.

- Я знаю, государь. Но я готова на всё! - ответила она.

Ей разрешили ехать. Они поженились 8 апреля 1828 года. Полина прошла вместе с мужем все тяготы ссыльной жизни. После 1856 года, когда Александр II объявил амнистию декабристам, супруги Анненковы переехали в Нижний Новгород, где прожили ещё 20 лет. Самые счастливые в их непростой жизни.

источник


Комментарии   

# евгений 2013-12-24 12:43
были люди... Хотя большинство попавших под раздачу тогда офицеров и слыхом не слыхивали про восстание.. По Невскому гулял народ.. тот ж Анненков по воспоминаниям очевидцев, рвался на сенатскую площадь дабы элементарно занять денег у друзей однополчан.. а Милорадовича готов был грохнуть практически любой тогдашний житель Петербурга, редкого скотства персонаж. Живые люди.. не иконы и не памятники. Не бронзовые. Благородные люди.. и вели себя нормально, и жены у них были нормальные, хоть и даже не все русские.. У меня дом стоит в метрах 400 до знаменитого каторжного "казанского" тракта, ьпо которому тогда гнали декабристов.. да всех по нему гнали. Еду, бывалоча по делам в город и думаю.. а ведь лет-то прошло совсем немного, коль деревья еще некоторые стояти, способные помнить декабристов. Без декабристов сибирь и урал так бы и остались медвежьими углами.. нет худа бехз добра. А за Анненкова остается лишь порадоваться.. счастливая в целом жизнь.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.