fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.92 (6 Голосов)

В 1993 году был реабилитирован Всеволод Александрович Блюменталь-Тамарин, приговоренный в 1942 году к смертной казни Военной коллегией Верховного суда СССР за измену Родине. В решении о реабилитации говорилось, что он реабилитируется «по формальным обстоятельствам».

Кем же был этот человек?

Он родился в 1881 году в театральной семье. Отец его — известный режиссёр и актёр Александр Эдуардович Блюменталь-Тамарин. Мать — Мария Михайловна Блюменталь-Тамарина, дочь крепостного крестьянина, была гениальным самородком. Начав с любительской сцены, она блистала на театральных подмостках еще в дореволюционные годы. Но при большевиках Мария Михайловна стала звездой первой величины. Она вошла в число первых 13 человек, которым было присвоено звание «Народный артист СССР». На склоне лет она была удостоена высшей советской награды: ордена Ленина. Высокий статус матери не раз помогал и сыну. К счастью, Мария Михайловна не застала самых грязных страниц биографии своего отпрыска.

Репродукция фотографии писателя Алексея Николаевича Толстого с артистами Московского драматического театра. Стоят (слева направо) артисты Елена Александровна Полевицкая, Николай Мариусович Радин, Илларион Николаевич Певцов. Сидят - писатель Алексей Николаевич Толстой, артисты Мария Михайловна Блюменталь-Тамарина и Б.С. Борисов.

Всеволод Блюменталь-Тамарин пошел по стопам родителей и в 1901 году уже выступал на профессиональной сцене. Сам он в воспоминаниях писал, что играть в маленьких ролях начал еще в возрасте семи лет. Уже после революции Блюменталь-Тамарин будет рассказывать, что в царские годы участвовал в студенческих волнениях, за что был изгнан из театрального училища с «волчьим билетом». Было это или нет, но профессии он не лишился, будучи задействованным в театральных постановках отца.

В 1917-1918 годах Блюменталь-Тамарин играл на сцене Харьковского театра, выражая полную лояльность красным. Но стоило только в 1919 году войти в город армии Деникина, Блюменталь-Тамарин тут же заявил о готовности бороться с большевиками. В честь победы белых артист даже организовал представление на улицах Харькова.

Актер Московского Художественного театра Вадим Шверубович, оказавшийся в то время в Харькове, вспоминал: «Началось с того, что харьковское актёрство, которое возглавлял отдыхавший под Харьковом на своём хуторе, оставленном ему советской властью, В. А. Блюменталь-Тамарин, решило устроить большой праздник в честь прихода добровольческой армии. Затеяны были грандиозный концерт в цирке и ряд вечеров в других театральных помещениях... Блюменталь-Тамарин верхом на белом цирковом коне с огромным трёхцветным флагом на пике, с большой церковной кружкой у седла разъезжал по городу, собирая пожертвования на подарки „освободителям родины“».

Этот «перформанс» запомнился многим, поэтому после того, как военное счастье снова перешло на сторону большевиков, у актера возникли серьезные проблемы.

Но, возможно, дело было не только в поездках на коне. Актер Георгий Бахтаров вспоминал случай, происшедший в 1931 году во время гастролей в Харькове: «Всеволод Александрович был в ударе, увлечённо рассказывал о своей молодости, вспоминал театральные легенды, читал Блока и Лермонтова. В какой-то момент на пороге кабинета появился незнакомый человек средних лет в очках. Он внимательно слушал стихи. Блюменталь-Тамарин, уже захмелевший, пригласил его к нашему столу.
Незнакомец приблизился и сказал: „Я вчера видел вас в „Кине“. Вы удивительный артист! И стихи читаете вдохновенно. А ведь в девятнадцатом году в Одессе по решению подпольного обкома партии я должен был вас застрелить! И только случай помешал мне сделать это. Вас обвиняли в том, что вы предали Лизу В. Она погибла в контрразведке“.

Блюменталь мгновенно протрезвел. „Это клевета и ложь, — сказал он, — когда в город вошли красные, я был арестован и приговорён к расстрелу. Но приговор был обжалован, и дело прекращено за недоказанностью обвинения“.
Хорошо начавшийся вечер был совершенно испорчен».

От смертного приговора до заслуженного артиста и снова предательство

Действительно, красные собирались расстрелять Всеволода Александровича, что, учитывая реалии Гражданской войны, было бы неудивительно. Но мама «ездока с флагом», пользовавшаяся уважением большевиков, обратилась за помощью к наркому просвещения Анатолию Луначарскому.

Заступничество Марии Михайловны чудесным образом помогло: Всеволода не только простили, но и позволили продолжить актерскую карьеру в Стране Советов.

Шансом Блюменталь-Тамарин воспользовался вполне, влившись в ряды советской творческой интеллигенции. В 1926 году, когда он служил в Театре Корша, шумно было отмечено 25-летие его творческой деятельности. Артиста приветствовали титулованные коллеги, а нарком просвещения Луначарский со сцены зачитал постановление правительства о присвоении Блюменталю-Тамарину звания «Заслуженный артист РСФСР».

Мария Михайловна Блюменталь-Тамарина умерла в 1938 году. Несмотря на то, что в стране бушевал «Большой террор», актриса ушла из жизни по естественным причинам. Но ее репутация для сына оставалась настоящей броней: несмотря на сомнительные эпизоды его биографии, репрессии обошли Блюменталя-Тамарина стороной.

К своему 60-летию в 1941 году артист готовил программу, основанную на произведениях Лермонтова. С ней он и отправился на гастроли в начале лета. Начало войны застало его в Черновцах. Блюменталь-Тамарин вместе с женой и дочерью срочно вернулся в Москву. Ему за свою судьбу беспокоиться на приходилось: в числе других известных актеров он получил право на эвакуацию вместе с семьей.

Уезжать, однако, Всеволод Александрович не собирался. Много времени он проводил на своей даче под Новым Иерусалимом. Как потом выяснится, туда он свозил ценные вещи и архив. К нему не раз приезжали представители властей, вежливо интересуясь, когда артист собирается эвакуироваться. Каждый раз Блюменталь-Тамарин находил предлог для отсрочки. Когда закипели бои на ближних подступах к Москве, он и вовсе исчез. Вместе с семьей заслуженный артист РСФСР прятался в землянке, как и некоторые другие обитатели дачного поселка НИЛ (Наука. Искусство. Литература).

Когда территорию захватили гитлеровцы, он вышел к ним, сообщил, что является наполовину немцем и хочет помогать великой Германии. Уже в январе 1942 года он оказался в Берлине. А 2 февраля 1942 года он впервые выступил по радио, обращаясь с призывом к советским гражданам не защищать сталинский режим и подчиниться «немцам-освободителям». С этого момента его пропагандистские выступления стали регулярными. Иногда, имитируя голос Иосифа Сталина, он зачитывал несуществующие приказы и распоряжения советского командования. В общем, ведомство Геббельса было им очень довольно.

Оценили новую деятельность Блюменталя-Тамарина и в Москве, где ему заочно вынесли смертный приговор.

«Театральные студии руководились жидами»: откровения «невинно осужденного»

Помимо выступлений по радио, актер писал статьи для коллаборационистской прессы. Чтобы понять, что это были за статьи, достаточно привести отрывок из публикации в газете «Новое слово» за март 1942 года: «Театральные студии руководились жидами Любимовыми-Ланскими (бывшим провизором из Елизаветграда), Леонидовым, Таировым (Корнблит), Раппопортом (театр Вахтангова) и тысячью других евреев, создавших чуть ли не при каждом заводе театральные студии, школы и так называемые самодеятельные кружки. Сеть этих ловушек для русской молодежи выпускала десятки тысяч полуграмотных, с блатным одесским языком, бездарных и чудовищно наглых актеров, не знающих ни истории русского театра, ни русской литературы, ни русской драматургии. Эти волны жидовствующих наглецов, сильных только в „азбуке коммунизма“ и „политграмоте“, захлестывали русскую драму, громя чудесное наследие великих школ Мочалова и Каратыгина. Руководимые Мейерхольдом и его учениками, они роились как навозные мухи в весенний день. Кремлевские жиды Каменевы, Зиновьевы, Землячки, Диаманты, Шверники субсидировали из государственного кармана эти, с позволения сказать, школы и студии, которым не хватало только изучения Талмуда, чтобы вполне сделаться „хедером“».

Интересно, конечно, читали ли в 1993 году люди, принимавшие решение о реабилитации Блюменталя-Тамарина, эти его, с позволения сказать, работы?

В 1943 году в Берлине появился племянник артиста, бывший боец Красной армии Игорь Миклашевский. В СССР он подрался с офицером и был приговорен к службе в штрафной роте. «Штрафник» Миклашевский перебежал к немцам. После проверки его поселили у дяди, который крайне обрадовался воссоединению с племянником.

Правда, Блюменталь-Тамарин не знал, что вся история о драке и штрафной роте — это легенда, придуманная органами советской разведки. Чемпион Ленинграда по боксу был послан в глубокий тыл с заданиями особой важности. Считается, что главным из них была ликвидация самого Адольфа Гитлера. Но этот план был отменен в связи с изменением обстановки на фронте.

Зато Миклашевский сумел собрать немало ценной информации о руководителях РОА. Сам Блюменталь-Тамарин входил в ближайшее окружение генерала Власова, что позволяло его племяннику получать важнейшую информацию о настроениях среди предателей и их планах.

Чем ближе был конец войны, тем мрачнее были мысли Блюменталя-Тамарина. Повторить трюк 1919 года с помилованием не представлялось возможным. Заслуженный артист РСФСР надеялся после окончания войны перебраться на Запад. Однако этого не произошло. Что именно случилось, неизвестно до сих пор. 10 мая 1945 года Всеволода Блюменталя-Тамарина нашли мертвым в Мюнзингене. Одни источники пишут, что ему проломили голову, другие утверждают, что он был застрелен, третьи настаивают на том, что труп висел на дереве. Смерть предателя приписывают Игорю Миклашевскому. Он вернулся на родину в 1947 году, был награжден орденом Красной Звезды. В дальнейшем Миклашевский стал тренером по боксу, воспитавшим нескольких чемпионов СССР.

Он умер в 1990 году, за три года до «формальной реабилитации» дяди. В отличие от многих других изменников Всеволод Блюменталь-Тамарин закончил жизнь так, как этого заслужил. А реабилитирующие бумаги начала 1990-х годятся лишь для растопки.

Источник


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.