fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Материал как есть, не фильтровал, что бы не задеть чувства "верующих, беременных и пр." На ваш суд.

Многочисленные описания его бурной жизни, событий которой хватило бы не на один десяток людей, полоны противоречивых фактов. При коммунистах оценка такой личности однозначно была негативной, но сейчас, когда прах некоторых лидеров Белого движения торжественно хоронят на Родине, а в Иркутске уже несколько лет высится бронзовый памятник Александру Васильевичу Колчаку, фигура Радолы Гайды, одного из самых ярких военачальников Белого движения, видится не только в чёрном свете.   

Переломные эпохи во все времена выдвигали на передний край истории пассионариев - людей, наделённых от природы взрывной энергией, способных вести за собой массы. Именно таким и был Рудольф Гейдль, сын австрийского унтер-офицера и черногорской дворянки. Мир знает его как чеха Радолу Гайду, 26-летнего генерала, которого когда-то величали "хозяином Сибири".   

Родился он 14 февраля 1892 года в черногорском портовом городке Котор, где его отец служил на военно-морской базе. Позже Анна и Иоганн Гейдли со своими пятью детьми перебрались в город Койов в чешской Моравии. Там будущий генерал якобы учился в гимназии, но никаких документов об его пребывании там биографы не нашли. Недоучившийся гимназист в октябре 1910 года то ли был призван, то ли зачислен вольноопределяющимся, на службу в австро-венгерскую армию, где в ходе Балканской войны против Турции служил вначале санитаром, а потом получил специальность фельдшера. Несколько последующих лет он выступает в роли то аптекаря, то военного доктора.  

Ещё находясь в армии, он так увлёкся очаровательной Зоркой Пироновой, что женился на ней и, окончив службу, поселился на её родине в албанском городке Шкодере. Там он открыл лавку хозяйственных товаров, которая одновременно была и аптекой. Так бы и жил он скромно и тихо с любимой женой, зарабатывая на жизнь торговлей, если бы не Первая мировая война, которая втянула его в пучину необыкновенных приключений, головокружительных взлётов и сокрушительных поражений.   Рудольфа Гейдля призывают в Австро-Венгерскую армию. В чине прапорщика он служит фельдшером в боснийском полку. В 1915 году он сдаётся в плен черногорцам. Историки недоумевают, почему австрийский дезертир не попал в лагерь военнопленных, а был принят на службу в черногорскую армию, где очень скоро получает чин капитана. Я думаю, всё очень просто - Черногория - его родина. Может быть, в стане противника воевали друзья детства или родственники матери - черногорки. К тому же он хорошо знал местные диалекты. Отныне он именуется на славянский манер Радолой Гайдой.  

В ходе боёв полк, где воевал новоиспечённый капитан, был разгромлен, но опять некие офицеры из Черногории помогли Гайде спастись от грозящего расстрела, снабдив его документами сербского офицера, с которыми он проехав через Францию в Россию, вступил в сербский полк русской армии. Но и здесь его ждала неудача - этот полк тоже был наголову разгромлен.   

Однако Радоле, живому и здоровому, удаётся выбраться в расположение частей Русской армии на Украине, где его зачисляют в чехословацкую бригаду. По некоторым данным, он плохо говорил по-чешски, поскольку жил в Моравии недолго. Идея использования на фронте бригад из чехов, военнопленных и перебежчиков, принадлежала кому-то из чинов царской армии ещё в самом начале войны. В рядах этого корпуса сражались знаменитый писатель Ярослав Гашек и будущий президент Чехословакии Людвиг Свобода.   

В ходе боёв в составе чехословацкого корпуса вдруг оказалось, что вновь принятый фельдшер обладает недюжинными талантами в военном деле. Летом 1917 года в бою под Зборовом он взял на себя командование русской бригадой, заменяя подполковника Зембалевского, который, якобы, был пьян. Бой был выигран. Чуть позже он опять проявил личный героизм в боях под Волосовкой. За эти подвиги Радола получил Георгиевский крест 4-й степени из рук самого Александра Керенского, и с этого момента его карьера резко пошла в гору. Гайду повышают в чине и назначают командиром 7-го Татранского полка к великому неудовольствию других офицеров, считавших его выскочкой. И действительно, амбиции вновь назначенного командира полка были непомерными.  

Однако, наступает Октябрьский переворот, и надобность в чехословацком корпусе, как, впрочем, и во всей царской армии, у новой власти отпадает. Чехов решили отправить домой, но не назад в Европу, а окольным путём по транссибирской магистрали во Владивосток, оттуда пароходами через три океана во Францию, а там и "рукой подать" до Чехии. Таковы были условия Брестского мира. Германское руководство, которому большевики были обязаны взятием власти, не желало, чтоб через расположение их войск проехали такие крупные воинские соединения противника.   

Когда легионеры подъехали к Пензе, из Москвы последовал приказ сдать оружие. Артиллерия была передана Красным ещё при переходе из Украины в Россию. Сейчас требовали сдать и винтовки. Кроме того, движение эшелонов с чешским воинством на некоторое время приостановили опять же по приказу из Москвы. В рядах чехов росло недовольство.   

В довершении всего, на вокзале Челябинска произошла стычка легионеров с ехавшими мимо мадьярами, бывшими противниками по империалистической войне. "Брошенной из венгерского эшелона железякой был тяжело ранен чешский солдат Франтишек Духачек. В ответ чехословаки линчевали виновного. А большевистские власти Челябинска на следующий день арестовали нескольких чехословаков, не разбираясь, кто прав, кто виноват. Чехословаки взьярились, и не только силой освободили товарищей, разоружив красногвардейцев, но и в придачу захватили городской арсенал, чтобы хорошенько вооружиться".   

Почти одновременно в районе Красноярска на чешский поезд было совершено нападение Красных, которое они успешно отразили. Троцкий отреагировал незамедлительно, послав против смутьянов карательный отряд с приказом о расстреле всех вооружённых мятежников.   

К тому моменту эшелоны с чехами растянулись по всей транссибирской магистрали: 8 тысяч восточнее Волги, столько же на подступах к Челябинску, 4 тысячи в районе нынешнего Новосибирска, а около трети корпуса уже подъезжали к Владивостоку. И все они фактически оказались в состоянии войны с большевиками, армия которых имела почти трёхкратный перевес в живой силе и технике. Интересно, что ядро красноармейцев состояло не из революционных рабочих и крестьян, как можно было бы предположить, а из немцев, мадьяр и латышей.   

Чехи вовсе не желали погибать под Красными пулями, и срочно собрали военный совет, одним из организаторов которого был Радола Гайда. Именно он настоял на решении не сдавать оружия Советам, а в случае необходимости, пробиваться с боями на Владивосток. Это случилось в мае 1918 года. С этих событий по официальной версии и началась Гражданская война, в которой чехи сыграли такую роковую роль.   На том памятном совещании в Челябинске Гайда был избран во временный исполнительный комитет чехословацких войск и получил под своё начало все эшелоны чешских войск от Ново-Николаевска до Иркутска. Через неделю Ново-Николаевск пал после сорока минут штурма. Вскоре был взят Омск. Через месяц вместе с войсками полковника Войцеховского Гайда захватил Красноярск и Иркутск. В сентябре войска Гайды соединились с частями Забайкальской группировки генерала Дитерихса. Таким образом, за короткий срок Советская власть была свергнута во всех населённых пунктах вдоль транссибирской магистрали. 

За эти воинские успехи в сентябре 1918 года Гайда получил чин генерал-майора и поехал на Урал командовать дивизией. К тому времени Екатеринбург, Нижний Тагил и другие города и горные заводы уже были взяты частями Войцеховского. Гайда приказал перейти в наступление на Пермь, которая сдалась в декабре 1918 года. Красные понесли огромные потери. За эту блестящую операцию Гайда удостоился российского ордена святого Георгия 3-й степени. 

В начале 1919 года Колчак пригласил победоносного военачальника в свою армию. Его повысили до звания генерал-лейтенанта и послали руководить наступлением к западу от Урала. Д.В. Филатьев пишет о нём: "Его честолюбие и жажда властвования не имели предела. Он обладал большим политическим чутьём и умением сходиться с общественными элементами". Удачливость и высокомерие молодого генерала не нравилось другим высокопоставленным русским офицерам. Некоторые отказались ему подчиняться. Возник конфликт с начальником штаба Колчака Лебедевым. Дворянская спесь и зависть к успехам "безродного" выскочки привело к ряду интриг, и это отразилось на фронтовых делах.   

Весной 1919 года войсками Гайды были взяты Оханск, Оса, Сарапул, Ижевск и Глазов. Параллельно войска генерала Ханжина наступали на Уфу и были разгромлены. Под напором Красных отрядов войска Гайды тоже вынуждены были отступить к Уралу. Одно поражение перечеркнуло в глазах Колчака все его прежние победы.   

Летом 1919 года между Гайдой и Колчаком произошёл нелицеприятный разговор. Колчак обвинил Гайду в отсутствии военного образования и неумении командовать армией. Как пишет Владимир Врангель в своей статье "Русская Чехия", Гайда ответил ему так: "Могу Вам на это сказать, Ваше превосходительство, что не смотря на это, я прошёл практическую школу от солдата и командира роты до командующего армией. О моём образовании Вы знали и раньше, тем не менее, сочли возможным уговаривать генерала Штефаника, чтобы он позволил мне возглавить Вашу армию. С тем же успехом могу сказать, что Ваше образование касается исключительно морской службы, а не сухопутной. Вы тоже не имеете теоретических понятий о командовании армиями, и, тем более, об управлении целой империей...". В сентябре Колчак обвинил Гайду в интригах и авантюризме, лишил генеральского чина и наград и уволил из своей армии. Думаю, что неумение найти общий язык с таким талантливым военачальником было одной из причин последовавшего сокрушительного поражения Колчака и Белого движения в целом.   

Прибыв во Владивосток в августе 1919 года, оскорблённый Гайда организовал мятеж против Колчака, намереваясь захватить власть в Приморье. Удачливость снова изменила ему. Путч был жестоко подавлен частями губернатора Приамурского края Розанова и японскими оккупационными войсками. Оставшиеся в живых повстанцы были замучены казаками атамана Калмыкова в бронепоезде, а раненый Гайда спасся только потому, что за него поручилось командование чешских соединений. В декабре его посадили на отплывающий в Европу пароход "Пенза". Через несколько месяцев опальный генерал возвратился в Чехословакию, которая к тому времени стала самостоятельным государством, выйдя из состава Австро-Венгрии.   

Гражданские войны во все времена и во всех странах отличались особой жестокостью. Чешские войска тоже не церемонились с населением, если встречали сопротивление. В Сибири до сих пор бытует песня с жуткими словами: "На нас напали злые чехи, село родное подожгли. Отца убили с первой пули, а мать живьём в костре сожгли". Что и говорить, страшная картина! Но нравы Красной "чрезвычайки" были не менее зверскими.   

Чехословаков не без основания обвиняют в разграблении России. Историки цитируют тайный приказ Э. Бенеша к Радоле Гайде с инструкциями по изъятию ценностей у населения. Приказ был выполнен, и русские богатства несколькими пароходами перекочевали из Сибири в Европу. Чехия из бедной провинции Австро-Венгрии быстро превратилась в богатую республику. Вернувшиеся легионеры безбедно доживали свой век во вновь построенных коттеджах. Всё это так, но не менее грандиозными были и экспроприации Красных комиссаров, а уж вывоз национальных богатств бывшего СССР в постперестроечные времена вообще не поддаётся осмыслению.   

Последующая жизнь Гайды неспокойна и полна разочарований. Его жажда деятельности не позволила ему тихо почивать на лаврах прошлых заслуг. Он учился в Высшей военной школе в Париже, командовал дивизией, работал в Генштабе, писал мемуары и даже несколько раз избирался в парламент. Однако по большому счёту на родине его карьера не складывалась.   

О семье его известно мало. По одним источникам он был женат на албанке, по другим - на чеченке. В альманахе "Белая армия. Белое дело" за 2004 год была опубликована информация о его браке шестнадцатилетней гимназисткой из Екатеринбурга Екатериной Пермяковой. У Гайды было два сына, Владимир и Юрий, и приёмная дочь. Об их судьбе историки умалчивают, хотя на одном из сайтов я прочла, что младший его сын был брошен фашистами в концентрационный лагерь.   Гайду то обвиняли в шпионаже в пользу Советского Союза, хотя он всегда выступал против коммунистов, то в симпатиях к фашизму, не смотря на его призывы к борьбе против Гитлера. Его боялись допустить к власти, к которой он стремился. Уязвлённый Гайда не раз пытался организовать антиправительственный переворот. За это его лишили всех званий, жалования и урезали пенсию. Он несколько раз сидел в тюрьме, где, по слухам, его избивали, безуспешно добиваясь признательных показаний.   

Умер Радола Гайда 15 апреля 1948 года. По одним данным он тихо окончил дни в своём пражском доме, по другим - умер в заключении, а по третьим - был казнён через повешенье по приговору суда, вынесенного не без участия доблестного КГБ за деятельность в России в 1918-1919 годах. Большинство исследователей его жизни всё же склоняются к тому, что он умер на свободе примерно через год после выхода из тюрьмы, где сидел по сфабрикованному обвинению за сотрудничество с гитлеровцами. Здоровье его было подорвано, и по слухам, он в 56 лет выглядел глубоким стариком. Похоронен опальный генерал на Ольшанском кладбище Праги рядом с могилой инженера Николая Ипатьева, в доме которого была расстреляна семья последнего русского царя, а позже был штаб Гайды.

Пруф


Комментарии   

# Quatro 2019-03-06 05:11
Спасибо! Всегда удивлялся столь успешным действиям Чехословакских легионеров, их роли в тогдашней русской смуте.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.