fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Январь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.33 (3 Голосов)

За крепость, которую рассчитывали взять за 8 часов, сражалась более недели. Память об ужасных днях без воды, еды, патронов осталась кривыми выведенными надписями на каменных стенах. Серые и холодные своды арок навеки сохранили голоса тех, кто погибал в ужасном котле, но не сдавался.

Коротко о численности и особенностях сторон
СССР – Непосредственное участие в боях в районе крепости приняли от 4,5 тыс. до 8 тыс. человек, части и командиры зачастую были оторваны друг от друга.

Германия – 45-я пехотная дивизия в составе 18 тыс. человек имела боевой опыт при захвате Польши, в частности пригодился опыт в преодолении водных преград и укреплений. Пехотным частям и соединениям помогала артиллерия, эпизодически танки, а так же в более поздние дни штурма применялась авиация.

Состав дивизии в подавляющем большинстве составляли австрийцы, однако далее в статье иногда я буду использовать название «немцы», дабы упростить понимание текста.

Штурм крепости начался утром 22 июня 1941 года с ураганного артиллерийского обстрела. Внезапное начало застало солдат врасплох, отсутствие командиров привело солдат в состояние паники. В крепости на 22 июня располагались самые разные воинские части, не имевшие единого командования. Был здесь и конвойный батальон войск НКВД, и инженеры, и артиллеристы с пограничниками. К тому же многие воинские части не были в крепости в полном составе: бойцы находились в летних лагерях, располагавшихся в окрестностях. Были ситуации, когда командиры были в ней, а их бойцы за ее пределами, случалось и наоборот. Гарнизон, разбитый на мелкие группы и подверженный панике, не смог оказать организованного сопротивления. Непосредственно на крепость наступали до полутора тысяч человек пехоты из трёх батальонов 45-й пехотной дивизии.

При начале обстрела от выстрела мортиры «Карл» погиб некто рядовой Вернер. Причиной послужил разрыв сердца.

Штурмовые отряды первой волны немцев, наступавшие на крепость, прошли до Северных ворот Кобринского укрепления, не встретив сопротивления. Вторая же волна напоролась на уже контратакующих солдат. Немецкие группы были расчленены и частично уничтожены. Сильное сопротивление они встретили на Волынском и, особенно, на Кобринском укреплении, где дело доходило до штыковых атак.

В районе Тереспольских ворот все еще продолжали сражаться бойцы под командованием старшего лейтенанта А. Е. Потапова и пограничники 9-й погранзаставы под командованием лейтенанта А. М. Кижеватова.

К 7:00 42-я и 6-я стрелковые дивизии покинули крепость и город Брест, однако, многие бойцы так и остались в крепости. Вот выдержка из боевого донесения штаба 4-й армии № 05 к 11:55 22 июня 1941 года:

«В 4 часа утра 22 июня был открыт ураганный огонь по казармам, по выходам из казарм в центральной части крепости, по мостам и входным воротам и домам начальствующего состава. Этот налет внес замешательство и вызвал панику среди красноармейского состава. Командный состав, подвергшийся в своих квартирах нападению, был частично уничтожен. Уцелевшие командиры не могли проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня, поставленного на мосту в центральной части крепости и у входных ворот. В результате красноармейцы и младшие командиры без управления со стороны средних командиров, одетые и раздетые, группами и поодиночке, выходили из крепости, преодолевая обводный канал, реку Мухавец и вал крепости под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём. Потери учесть не было возможности, так как разрозненные части 6-й дивизии смешались с разрозненными частями 42-й дивизии, а на сборное место многие не могли попасть потому, что примерно в 6 часов по нему уже был сосредоточён артиллерийский огонь.»

Е. М. Фомин, старший лейтенант, и капитан И. Н. Зубачев установили оборону в районе казарм на острове вокруг Трехарочных ворот. Немцы постепенно выбивались, была заблокирована группа немцев внутри клуба. В плен был взят подполковник разведотдела немецкой 45-й дивизии. Трофейные немецкие документы попытались доставить на 3-х бронемашинах в части вне Бреста, однако, затея не удалась. По налаженной радиосвязи отсылались сообщения:

"Я - крепость, я - крепость! Ведем бой. Боеприпасов достаточно, потери незначительны. Ждем указаний, переходим на прием"
Тем временем боевая группа П. М. Гаврилова, командира 44-го стрелкового полка, вела оборону крепости, занимая территорию между тремя опорными пунктами: «Восточным фортом», «Западным фортом» и Северными воротами. Группировка из приблизительно 400 бойцов была разделена на 3 роты. На участке обороны действовала телефонная связь, работала артиллерия, контролировался даже внешний вал. Подвергнувшийся последующей бомбардировке Восточный форт потерял запас артиллерийских снарядов.

К 9:00 крепость уже была полностью окружена, немцы ввели в бой резервы, задействовав, таким образом, всю 45-ю пехотную дивизию при последующей осаде крепости.

В ночь на 23 июня немцы начали артобстрел, в перерывах которого предлагали солдатам сдаться в плен. Паника, не ушедшая спустя целый день ожесточенных боев, отсутствие командиров и прочие причины вынудили почти 2000 (согласно немецким документам) человек сдаться в плен.

Попытка прорыва немецких частей через Трехарочные и Холмские ворота были отбиты, зачастую в рукопашную. В восточной части Цитадели защитникам крепости удалось не только выбить немцев с занимаемой части кольцевой казармы, но и объединиться. Речь идёт как раз о боевой группе под командованием лейтенанта А. А. Виноградова и капитана И. Н. Зубачева и так называемой боевой группе «Дома офицеров» под командованием полкового комиссара Е. М. Фомина, старшего лейтенанта Н. Ф. Щербакова и лейтенанта А. К. Шугурова.

Группа П. М. Гаврилова, командира 44-го стрелкового полка, была разрезана напополам: часть бойцов осталась в Западном форте, а солдаты, оборонявшие внешний вал и Северные ворота, были оттеснены в Восточный форт, ставшим главным очагом сопротивления на севере.

24 июня. Немцы попытались прорваться через Трехарочные ворота, встретили ожесточенное сопротивление и отступили. Капитан И. Н. Зубачев подготовил проект приказа номер 1 после совещания командиров, согласно которому предлагалось создать боевую сводную группу и штаб, во главе которого и находился сам Зубачёв, и осуществить подсчет личного состава. Методичные подрывы казарм немцами оттеснили бойцов Зубачева и Фомина к району Трехаорчных ворот. Большая группа защитников крепости во главе с Виноградовым попыталась прорваться через Кобринское укрепление. Бойцам, разделившимся на группы, даже удалось пересечь вал, однако, они были встречены бойцами немецкой 45-й пехотной дивизии, занявшими позиции на огибающем Брест шоссе.

Гарнизон Восточного форта, отражая атаки немцев, успел подбить танк противника. Часть пограничников, порывавшихся прорваться в северную часть крепости, перешли под командование Гаврилова.

25 июня немцы продолжили методично уничтожать рондо (кольцеобразное укрепление из старых казарм, так же называемой «домом офицеров»). Тогда капитан Зубачев принимает решение пробиться в северную часть крепости и, по возможности, вывести остатки гарнизона в Беловежскую пущу или же примкнуть к ближайшим частям РККА. Первая попытка прорыва произошла ночью с 24 на 25 июня, но была отбита с большими потерями для обороняющихся. Передовая группа прорыва, выполнив поставленную задачу по подавлению пулеметных точек противника, прорвалась в северную часть крепости, но была окружена в районе валов, где солдаты были уничтожены или взяты в плен.

25 и 26 июня защитники пытались прорваться из крепости, но понесли серьезные потери и вынуждены были отступить. Подрыв нескольких отсеков кольцевидной казармы принес немцам несколько сотен сдавшихся в плен защитников.

27 июня. Немцы в попытках вытравить защитников Восточного форта пользовались дымовыми гранатами. Сражаться приходилось в противогазах. Тем временем Фомин и Зубачев вновь предприняли отчаянную попытку вырваться, но лишь погубили более половины личного состава. С этого момента попытки прорваться прекратились. Патроны к советскому оружию кончились.

28 июня был предпринят обстрел крепости из танков и 88-мм зенитного орудия. Результатов это не дало, немецкое командование запросило авиацию. Петр Гаврилов приказал семьям военнослужащих покинуть форт. Группа Фомина-Зубачева все теснее прижималась к Трехарочным воротам.

29 июня крепость была подвергнута массированной бомбардировке. В подвалах казарм 333-го полка у Тереспольских ворот бойцы отчаянно продолжали вести бой вплоть до этого дня. После была предпринята попытка прорыва на юг, однако, большинство солдат погибло, часть была взята в плен.

Восточный форт под командованием Гаврилова пал после сброса на него немцами 22-х 500 кг бомб и авиабомбы весом в 1800 кг. Был уничтожен зенитный пулемет. Начались пожары, полностью занять позиции немецкие части смогли лишь на следующий день.

Начиная с 30 июня, остатки гарнизона Восточного форта были перебиты, Гаврилов и еще 13 солдат сумели уйти в казематы, откуда продолжали давайть отпор нападающим. Однако организованное сопротивление уже было уничтожено. Политрук Фомин, выданный предателем, попал к немцам в плен и был расстрелян.

Бойцы-одиночки, разбросанные по всей крепости, сбивались в группы и либо оказывали сопротивление захватчикам, либо в большинстве случаев успешно уходили к партизанам в Беловежскую пущу.

В числе последних плененных был раненый майор Гаврилов, который попал к немцам лишь в конце следующего месяца – 23 июля. Разрозненные бойцы продолжали сражаться вплоть до августа. Для подавления последних очагов сопротивления немецкое командование приняло решение затопить подвалы.

Потери сторон
Здесь цифры серьезно разнятся. С немецкой стороны в дивизионном рапорте от 30 июня 1941 года говорится: "Дивизия взяла 7000 пленных, в том числе 100 офицеров. Наши потери - 482 убитых, в том числе 48 офицеров, и свыше 1000 раненых". В число пленных, очевидно, включены и пациенты госпиталя. Согласно современным данным, которые предоставляла Елена Харчикова, заместитель директора мемориального комплекса "Брестская крепость-герой", в крепости находилось 8000 военнослужащих, потери убитыми составили 962 человека.

Вот перевод документа с немецкой стороны – боевого донесения командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шпилера о занятии крепости.

В результате тяжёлых боёв дивизии в период с 22 до 29.6.41 года можно установить:
Взято в плен:
101 командир, 7122 младших командира и бойца. Кроме того, число жертв русских огромно.
Потери были тяжёлыми, они составили: убитыми и пропавшими без вести 32 офицера и 421 yнтeр-офицер и солдат, ранеными 31 офицер и 637 унтер-офицеров и солдат...
На основании изученных данных можно составить приблизительное число потерь, т.к. с советской стороны данных почти не имеется.

Убитыми: 450 человек со стороны Германии и 1400 советских солдат.

Ранеными: приблизительно 650 человек со стороны Германии.

Взято в плен: около 7200 бойцов и офицеров со стороны СССР.

Послесловие
Упорство и верность присяге защитников Бреста произвели глубочайшее впечатление на немецких солдат. Военная история знает немного столь же героического презрения к смерти. Когда генерал-полковник Гудериан получил рапорты об операции, он сказал офицеру связи главного командования при его танковой группе, майору фон Белову: «Эти люди заслуживают высочайшего восхищения».

Данные, взятые из газеты «Аргументы и факты» за 2004 год. В статье «Последний самурай» говорится, что немецкий капитан Иоганн Вестман, находясь в окрестностях крепости, писал в своем дневнике следующие строки:

«Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости. Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удаётся выжить под землёй два года без еды и питья?! Я этого не знаю. Ни тотальное минирование развалин, ни огнемёты, ни даже газы – не помогают: патрули гарнизона продолжают нести в ночное время потери убитыми, реже ранеными, как правило тяжело – в голову, шею, грудь. Бывает, что патруль бесследно пропадает: не находят ни оружия, ни тел, ни даже следов крови! Дезертируют что ли или это опять русские из крепости постарались?»

Запись от 27 июля 1943 года.

С официального захвата Брестской крепости прошло два года.

Соц. сети.

 

p.s.

Хотелось бы напомнить, что на сайте было много интересного материала на тему "Брестская крепость". В том числе и вот такие фото.

https://feldgrau.info/2010-09-02-14-48-28/15070-podborka-foto-brestskaya-krepost-1941god

Или материал

https://feldgrau.info/other/20114-brestskaya-krepost-2

Пользуйтесь кнопкой поиска.

Австрийцы "срывают покровы". Пишут про разведку 45-й дивизии и крест за Брест.

https://www.profil.at/home/vertrieben-276374


Комментарии   

# Quatro 2019-01-11 03:17
Поиск некоего капитана Иоганна Вестмана пользы не принес, может кто найдет инфо-, первоисточник?

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.