fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.70 (5 Голосов)

Всё началось с начальника полиции Нового Орлеана. Государственный служащий Дэвид Хеннеси начал свою карьеру в полиции ещё в должности курьера. Будучи ещё подростком голыми руками, поймал, избил и привел в полицию двух взрослых воров. В 20 лет стал детективов, а в 1888 году был назначен шефом полиции всего города и принялся искоренять коррупцию, бороться с мафией и улучшать нравственный облик Нового Орлеана. Именно он обложил налогами основной бизнес мафии, связанный с публичными и игорными домами. Дэвид был образцом полиции нового времени.

В то суровое время в городе многим заправляла мафия. Семья Матранги из братьев Чарльза и Антонио были одной из первых мафиозных семей и представителями организованной преступности в США вообще. Уроженцы Сицилии Карло Матранга и Антонио Матранга в начале 1870х открыли в городе несколько питейных заведений, бордель. Стали заниматься рэкетом рабочих, торговлей должностями, брать процент за оборот в порту. Главными конкурентами, а куда же без них, у семьи Матранги была семья Провензано, так же уроженцы солнечной Сицилии.

Чтобы понимать масштаб исторической вовлеченности нужно отметить, что банда Чарльза Матранги, названная за глаза – "Черная рука", под руководством нового лидера – "Серебряный Доллар" Сэм Карола – легла в основу всей Cosa Nostra в США вообще, заложив многие семейные традиция, правила игры и основы ведения бизнеса.

Но вернёмся в 1880е, Cosa Nostra ещё не существовала, зато были бандиты, обиравшие простых работяг, развращающие город и устраивавшие казни и перестрелки.

Новый шеф полиции был крепким парнем, и мафия его не пугала. В октябре 1890 года, большая часть главарей Провензано была за решёткой, а обвинительные акты против Матранга уже готовились. Возвращаясь домой 15.10.1890г. мр.Хенесси был подвергнут покушению. Не менее пяти членов банды открыли по нему огонь. Шеф полиции не растерялся, стал стрелять в ответ, обратил в бегство нападавших, нескольких ранил, после чего они побросали оружие (пистолеты, пара дробовиков и карабин) и разбежались.

Потеряв сознание, преследуя преступников, Дэвид очнулся в больнице, чтобы сказать своему другу капитану Уильяму О’Коннору: «Это сделали итальяшки.» и умереть. Шеф полиции был горячо любим своим городом и давление по раскрытию этого преступления легло на плечи государственных служащих колоссальное. Сотни итало-американцев из итальянской коммуны были арестованы и допрошены. В мафию и тюрьмы были внедрены детективы под прикрытием. Операция по раскрытию этого преступления заняла почти полгода. И в качестве итога на скамье подсудимых оказались 19 человек.

И здесь начинается самое интересное. Кого обвиняют и почему? Чарльз Матранга – босс, обвинялся в заговоре с целью убийства, согласно показаниям одного из заключенных, который рассказал агенту под прикрытием что слышал, как члены семьи Матранга говорили об убийства шефа полиции. Несколько его друзей и служащих. Пьетро Монастерио – сапожник, который жил через улицу от того места, где ранили Хеннесси. Антонио Марчезе, друг Пьетро, который иногда заходил в его лавку. Эммануэль Полицци – был задержан недалеко от места преступления той же ночью.

До судебного разбирательства дошло только 9 человек. Большинство доказательств были как минимум противоречивыми. Свидетели не видели лиц. Убийство произошло глубокой ночью, в дождливую погоду, улица была без освещения. Адвокаты подозреваемых неоднократно пытались подкупить присяжных. В ходе суда босс Матранга и его друг Бастиан Инкардона были признаны невиновными сразу и единогласно. Ещё 4ро обвиняемых были признаны невиновными из-за недостатка или улик, не подлежащих приобщению. А ещё троих жюри присяжных попросило направить на новое рассмотрение, на основании того, что они не смогли достичь единогласного решения по их вопросу.

После такого решения присяжные подверглись широкому общественному осуждению. Им присылали письма с угрозами, многие потеряли работу. В последствие они оправдывались перед журналистами что имели «разумные сомнения» и потому не могли однозначно голосовать за вынесение обвинительного приговора. Здание суда они покидали с чёрного выхода.

Подозреваемых не освободили в зале суда, как это могло бы произойти сейчас. 6 из них всё ещё подлежали штрафу за бездействие при совершении преступления, так как знали, что оно будет совершено. А трое ожидали назначения на повторное рассмотрение, таким образом все 9 снова вернулись в здание тюрьмы.

Ночь встретил Орлеан призывами к действию, газета The Daily States напечатало одно из них:

«Восстаньте люди Нового Орлеана! Чужаки пролили мученическую кровь на превозносимую вами цивилизацию! Ваши законы попрали в самом Храме правосудия, подкупив людей, присягавших вам. Ночные убийцы расправились с Дэвидом К. Хеннеси, с чьей преждевременной смертью умерло величие американского закона и было погребено вместе с ним. С ним, который при жизни был хранителем вашего мира и достоинства.»

Что случилось на утро войдет в историю как крупнейший самосуд, в котором линчевали не негров.

Сделаем маленькое отступление. Между 1884 и 1924 годами в Новый Орлеан переехало почти 300 000 итальянских иммигрантов, многие из которых были из Сицилии. Целый квартал сменил своё официальное название с Французского на неофициальный – «Маленькое Палермо». Это были трудолюбивые и набожные люди. Но жители Нового Орлеана отнеслись к незнакомым традициям и языку с большим подозрением. Масла в огонь подливало Бюро иммиграции США. При въезде в страну нужно было заполнять документы, и указывать свою расу, так вот согласно мнению Бюро – южные и северные итальянцы составляли две разные расы.

К примеру, историк Манфред Берг в своих трудах пишет что «Сицилийцев воспринимали как культурно отсталых», из-за их темной кожи, и зачастую бедности как новоприбывших к ним относились с «расовой подозрительностью», добавляя в этот коктейль связи с преступностью – мы получаем аналог сегрегации и почву для ненависти.

В частности, на протяжении всего суда, газеты даже до рассмотрения дела по существу называли 9ых итальянцев виновными и требовали для них смерти. На сегодняшний день нет каких-либо доказательств что человек занимавшийся «крышеванием» соотечественников, зачастую банально защищая их от местных и зачастую слишком агрессивных американцев, однако последовавшие события несомненно вывели ответную жестокость итальянской преступности на новый уровень. Так же не ясно каким образом могли быть вовлечены обычные дом работники, друзья и лавочники знакомые друг с другом и имевшие имущество недалеко от места убийства или проживавшие рядом. Никто даже не пытался рассматривать версии о том, что кто «нанял» случайных мигрантов или вообще случайных американцев, чтобы потом свалить всё на самое очевидное. Но случилось то, что случилось.

Итак, утром,14 марта 1891 перед центральным зданием тюрьмы Нового Орлеана собралась многотысячная толпа. Итальянский консул, видя происходящее немедленно обратился к губернатору Луизины Фрэнсису Николсу за помощью. Губернатор отказался помогать, сославшись на необходимость запроса от мэра.

С криками – «Нам нужны Даго!» (это обзывательное прозвище всех испанцев и итальянцев, от испанского Diego, как если бы американцы кричали про русских – «Нам нужны эти Иваны!»), толпа начала выламывать ворота и двери тюрьмы. Надзиратель Лемуил Дэвис отпустил 19 итальянских заключенных из своих камер и сказал им прятаться. Логичным является вопрос – откуда толпа знала куда нужно вламываться и где искать заключенных итальянцев.

Процессом убийства весьма хладнокровно руководили весьма успешные люди и текущие руководители города: адвокат Уолтер Денегра, политик и бизнесмен Джеймс Д.Хьюстон, редактор местной газеты Джон К. Виклифф, будущий губернатор Луизианы Джон М. Паркер, будущий мэр Нового Орлеана Уолтер К. Флоу, руководитель «фракции Бурбонов» и местный политик Уильям Паркенсон.

Психически больного инвалида Полицци толпа повесила на фонарном столбе и расстреляла. Антонио Багнето – торговца фруктами, повесили на дереве и расстреляли. Девять других были застрелены или забиты до смерти в тюрьме. Убили Чарльза Трейна – работал на рисовой плантации, Антонио Сэффсиди – торговал фруктами, Фрэнка Ромеро – политик, Пьетро Монастерио – сапожник, Антонио Марчези – торговал фруктами, Лоретто Комилитти – жестянщик, Джеймс Карузо - стивидор, Джозев П. Мачека – импортер фруктов. Восемь других итальянцев смогли спастись, среди них был и Чарльз Мантранга.

Некоторые тела толпа буквально разорвала на сувениры, с которым демонстративно бегали по городу. Повешенных не снимали несколько дней. На следующее утро на первой полосе «Нью-Йорк Таймс» вышло сообщение «Итальянские убийцы наказаны!». Никому не были предъявлены обвинения из-за того, что ответственность была признана коллективной, и действовало очень большое число людей.

Более того, слухи о том, что Италия может ответить морской блокадой, вызвали национальный патриотический подъем, множество американцев стало записываться в армию, а пресса объявила о величайшем духовном единении Севера и Юга со времен гражданской войны. Дело замяли выплатой компенсации в пользу Италии в 25 000 долларов. А сегодня в Новом Орлеане с гордостью проводят дни итальянского наследия города.

@ picabu.ru


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.