fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Николай Миклухо–Маклай с папуасом Ахматом в перерыве между первым и вторым посещением Новой Гвинеи, 1874 или 1875, Малакка.

Не нужен нам берег гвинейский, и женщина нам не нужна: Николай Миклухо–Маклай, туземный секс и расовая теория, Меланезия, конец XIX века.

Трудно быть богом 
Говорят, наш замечательный соотечественник Николай Миклухо–Маклай всячески отказывался от секса с туземными цыпочками. И на то были веские причины.Проснувшись как–то в гостях, в папуасской деревне Гумбу, отважный путешественник почувствовал, что не один на своей лежанке. Чьё–то гибкое и податливое тело скользнуло к нему, прижавшись в кромешной тьме. 
— Ну уж нет, — подумал Миклухо, нащупав упругую женскую грудь. — Только баб мне здесь не хватало. 
Достойный учёный встал и произнёс фразу, навеки врезавшуюся в память коренного населения острова: 
— Ни гле, Маклай нангели авар арен! 
Что в переводе с папуасского означало: "Ступай, Маклаю женщины не нужны". Утвердив имидж парня с другой планеты, Николай Николаевич лёг и постарался уснуть. Ему шёл 26 год. 
Однако в следующий свой приезд в Новую Гвинею, он всё–таки уступил проискам местной красавицы, с улыбкой наблюдавшей за действиями белого человека. "Предполагаю, что папуасские ласки мужчин иного рода, чем европейские" — написал Миклухо в своём дневнике, — "Бунгарая с удивлением следила за каждым моим движением и часто улыбалась. И я не думаю, что это было только следствием удовольствия". 
Поражённые папуасы вообще не понимали, как взрослый половозрелый мужчина может так долго обходиться без женщины. В их немудрящей жизни секс являлся основой основ, а его отсутствие — потерей потерь. Понимая всю тяжесть ложащейся на их плечи ответственности, папуасские дамы готовились к нему с самого юного возраста. 

Ягодичная феерия 
Это сейчас сочные разноцветные красотки эффектно трясут ягодицами на каждом углу. В пуританском XIX веке подобным искусством обладали лишь жительницы экзотических островов. И расхожая фраза "шевели булками" приобретала для них особый прагматический смысл. Исследуя местный быт, Миклухо–Маклай заметил, что туземные женщины при ходьбе так двигают своими филейными частями, что те поворачиваются по широкой амплитуде. Мужчины при этом оживляются, восхищённо блестя глазами. И их можно понять: начиная 7–8 лет девочки неустанно оттачивают своё мастерство в многочасовых тренировках. Один раз Николай Николаевич встретил малышку, которая размахивала задницей сутки напролёт. 
— Её муж будет доволен, — жёстко отрезала мать девочки, видя недоумение исследователя, — иначе они не смогут хорошо спать! 
Что вытворяли папуасские умелицы в момент супружеского соития, можно только догадываться. Отголоски той ягодичной феерии мы до сих пор видим в некоторых музыкальных клипах и фантастических фильмах для взрослых. Факт, что тогдашние туземцы скрывали свои чувства, а Миклухо унёс свой секрет в могилу. И пусть злые языки утверждают, что нынешнее население Новой Гвинеи на четверть состоит из его потомков, ученым двигала высокая цель, несовместимая с сексом, и о ней мы поговорим самым серьёзнейшим образом. 

Патагонские гиганты 
Вся эта расовая нацистская белиберда Ганса Гюнтера с яйцеголовыми нордическими блондинами родилась не на пустом месте. Человечество давно озаботилось проблемой доминирования одних групп населения над другими, пытаясь подвести под неё научную и законодательную базу. Ещё древние греки намекали, что чернокожие трусоваты по своей природе, и только белые люди мужественны и отважны. Но это были невинные цветочки, буйно заколосившиеся с наступлением эпохи Просвещения. Новый рациональный мир раскололся на два лагеря: сторонники идеи моногенизма утверждали единое происхождение всех человеческих особей, в то время как полигенисты настаивали на индивидуальном развитии каждой разновидности в отдельности. Теория полигении давала большое поле для манёвра, и вскоре ловкий французский граф де Булинвилье разделил тамошнее общество на победивших франков–аристократов и подчинённых галлов–колхозников. Себя он, разумеется, относил к первым. Нет смысла рассказывать обо всех учёных мужах, ломавших копья в данном вопросе, но подлинный прорыв совершил Карл Линней, выделивший у людей пять больших групп, объединённых по географическому признаку. Справедливые холерики американцы соседствовали у него с изобретательными сангвиниками европейцами, а надменные меланхолики азиаты с коварными флегматиками негроидами. Был ещё пятый класс, но входящие в него патагонские гиганты, альпийские гномы и одичалые дети до сих пор вызывают некоторые сомнения. 

Железный транквилизатор 
Многочисленные сторонники Линнея подчёркивали: мэтр не имел ввиду превосходство одной разновидностей людей над другой, и в этом с ним солидарен Бенджамен Раш, чья подпись стоит на Декларации Независимости США. Замечательный врач пришёл к выводу, что негры больны особой формой проказы, призывая белых помогать несчастным и ни в коем случае не поддерживать с ними половых контактов. Раш вообще был очень интересным человеком, он пытался лечить преступников, как душевнобольных, и изобрёл для этого успокаивающую машину–транквилизатор. Зато его современника Кристофа Майнерса иначе, как паршивой овцой не назовёшь. Немецкий историк и философ поделил человечество на прекрасную добродетельную белую расу и уродливую звероподобную чёрную. Индейцы и славяне приравнивались к последней. Майнерс считал, что негры меньше восприимчивы к боли, лишены чувств и морали, и, фактически, животные. И в этом с ним, в той или иной степени, солидарны и Гегель, и Кант, и Монтескье, и более поздние Ницше с композитором Вагнером, и, конечно же, обедневший граф Жозеф Артюр де Гобино, автор любимой арийской теории доктора Геббельса. И самое главное, всё это чудесным образом ложилось на рельсы дарвинского учения с его естественным отбором и выживанием наиболее приспособленных. 

Охота за черепами 
Чтобы оправдать свои частно–хищнические интересы, к концу XIX века злоипучие империалисты придумали себе особую породу хозяев планеты: нордическую (арийскую) североевропейскую расу. Идею определять её по форме головы была взята из арсенала антропологов, к тому времени уже начавших замерять ископаемые черепа штангенциркулем. И тут возникла серьезная проблема: в стройных рядах узкоголовых нордических долихокефалов (с достойными 72–75.9% отношения ширины черепа от его длине), периодически попадались короткоголовые брахикефалы (с возмутительными 81% и выше). Которые тем не менее считали себя такими же настоящими немцами, шведами или англичанами. "Во всём виноваты смешанные браки!" — провозгласили учёные и отправились искать чистую единокровную расу для исследования. Такими уникальными, изолированными от внешнего воздействия землянами, оказались папуасы. В ноябре 1870 году к неизученным берегам Новой Гвинеи отправился русский военный корвет "Витязь" с единственным пассажиром на борту. Молодой этнограф и биолог Николай Миклухо–Маклай собрался внедриться в местное племя и собрать необходимую доказательную базу. Николай Николаевич был убеждённым моногенистом и считал, что все люди подобны. В интернетах часто пишут, что для чистоты дальнейших экспериментов, он полностью исключил половые отношения с туземками, но сам этнограф об этом скромно умалчивает. 

Нордические папуасы 
Говорят, чтобы сына сразу же не сожрали, госпожа Миклухо–Маклай продала все свои семейные ценности, гранта Русского географического общества не хватало на подарки туземцам. На деле мудрая Екатерина Семёновна, всю жизнь поддерживающая своего Колю, отказалась рисковать наследием детей, предоставив среднему сыну самостоятельно изыскивать средства. Маклая спонсировали всем миром: кто–то помогал инструментами, кто–то приборами, кто–то собирал деньги. С подачи добрых людей экспедицией заинтересовались Великие князья, и вскоре нашёлся военный корабль, готовый изменить курс и даже забрать то, что останется после исследователя на следующий год. Но путешественник выжил, и общество получило уникальные свидетельства жизни первобытных людей, никогда не соприкасавшихся с цивилизацией. Не забыл Маклай и о расовой теории. Аборигены, не чаявшие в нём души, позволяли измерять себя вдоль и поперёк, и даже сдавали черепа родственников в обмен на ножи и гвозди. Единственное, с чем они отказывались расставаться — нижние челюсти предков, бывшие предметом особого почитания. Папуасы поначалу все оказались долихокефалами, прямо как нордическая раса. Но в декабре 1872 года, когда за Маклаем пришел клипер "Изумруд", и туземцы втащили его на корабль обессилевшего от лихорадки, кто–то из них раздобыл три черепа, ставшие открытием. Их нашли в соседней деревне, и это были самые настоящие брахикефалы. 

P. S. Люди везде люди 
Из всего этого Николай Николаевич сделал главный вывод: "…размеры черепа дают важный, но не решающий признак для различения человеческих рас". По сути арийская теория потерпела крах. Наверное, не зря Лев Николаевич Толстой писал нашему герою: "Вы первым доказали, что человек везде человек". К сожалению, императорский дом Романовых, до этого обожавший прирастать территориями, не выказал интереса к новогвинейскому побережью. Папуасы, всю жизнь ждавшие возвращение своего Маклая, достались немцам с англичанами.

© september66.d3.ru

 

 


Комментарии   

# Ocheret49 2018-06-12 08:14
Интересно,а автор когда-нибудь видел штангенциркуль? Тогда пусть расскажет как им можно измерять черепа.
# Morbid Angel 2018-06-12 10:27
Ну череп кота возможно :lol:
# habibullin 2018-06-12 14:12
Интересный карамультук у Николая Николаевича... Револьвер-караб ин.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.