fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.94 (9 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Василий Дмитриевич Теслин, ветеран Великой Отечественной войны, полковник, рассказывает и по-молодому смеется. Сегодня он живет в Аткарске - маленьком городке Саратовской области. А в войну где только не был! Дошел до Берлина. Там, на подступах к победе, и произошла с ним эта удивительная история, сделавшая его спасителем не только человечества, но и редчайшего экземпляра животного мира - бегемота Ганса.

- 14 апреля 1945 года я получил новое назначение - офицер для поручений военного коменданта города и крепости Кенигсберг

- рассказывает Василий Дмитриевич. - И вот в один из дней входят ко мне трое посетителей. Судя по погонам - полковники. Только на вид больно странные...


Что за чудеса, думаю? - вспоминает Теслин. - Вроде полковники, а передо мной, лейтенантом, так робеют. Только тут загадка раскрылась. Оказалось, это приехали академики из Академии наук, присланные в Кенигсберг для консультации по вопросам сбережения культурных ценностей. А чтобы их в дороге не обижали солдаты, им повесили полковничьи погоны.

Пока академики мялись в приемной, туда прибежал зачем-то генеральский шофер Семен. “В городе такое творится! В зоопарке стрельба! Наши за зверьем гоняются, за птицами, палят по всем, козла уже убили, сейчас собираются мочить какую-то свинью. Я ее видел, она в луже лежит, огромная, раза в три больше дивана. Хрюкает! Морда - во! На Геринга похожа. Наши как раз ей трибунал зачитывают, щас будут расстреливать по законам военного времени!”

Тут, - вспоминает ветеран, - одному из академиков вроде как плохо стало. Побледнел, за сердце схватился.

- Свинья?! - дрожащим голосом переспрашивает.

- Свинья...

- Огромная?!

- Ну да...

В следующую секунду в приемной генерала случилось нечто из ряда вон. Один из академиков со скоростью антилопы прыжком бросился на генеральскую дверь! Другие за ним. Ворвались - и буквально к ничего не понимающему генералу в ноги! “Спасите, - кричат. - Это же бегемот, редчайший экземпляр! Таких в Европе всего шесть штук осталось! А этот самый крупный, знаменитый бегемот Ганс! Ужас! Вандалы! Он же миллионы стоит! Это же национальное достояние!!!”

Оторопевший от такой атаки генерал тут же отдал приказ: спасать бегемота. Адъютант Теслин через 10 минут был в зоопарке.

МИКСТУРА ДЛЯ ГИППОПОТАМА

- Приезжаю, - вспоминает Василий Дмитриевич, - а там действительно лежит в бассейне в жидкой лужице грязной воды преогромная туша. Еле дышит, пыхтит только тихонечко. А наши ее окружили и приговор читают. Ну я вздохнул облегченно: не убили. А дальше быстро порядок навел: у трех солдат отобрал солдатские книжки, назначив их караулить бегемота до прибытия охраны.

С этого момента у адъютанта Теслина появилась забота - найти для умирающего от ран и голода животного доктора. А где такого в войну найдешь?

- Я в одну военную часть звоню, - вспоминает Василий Дмитриевич, - а там надо мной смеются. Говорят, если специалисты ухаживать за девушками понадобятся, то пожалуйста, а за бегемотом ухаживать некому. Звоню в другую военную часть, там тоже шутники. В Африку, говорят, звони. Взял я тогда, да и распространил по всему городу объявления, штук тридцать: “Ахтунг! Ахтунг! В зоопарке умирает бегемот. Если вы знаете, что надо делать, чтобы его спасти, просим срочно прийти в комендатуру”.

На следующее утро в комендатуре появился старенький немец-фельдшер. Осмотрев бегемота, он постановил: жить будет. И выписал лекарство: на ведро молока два литра спирта. И так два раза в день.

- Молоко мы достали, в соседнее село как раз согнали трофейных коров, - рассказывает Василий Дмитриевич. - Но ведь - какое чудо! - и со спиртом повезло. Накануне наши моряки, которые занимались подготовкой флота к эвакуации, захватили несколько немецких составов - тысячи две вагонов. А в них раздыбали две цистерны спирта. Туда меня генерал и послал. Я, переодевшись в штатское, поехал. А там такое! Толпа народу, добытчики цистерны в каски солдатам спирт наливают, кто с котелком бежит, кто с миской за спиртом стоит в очереди, а один прострелил цистерну и под ней лежит - струю губами ловит. Но для бегемота спирта набрали сколько нужно...

Намешав микстуру, занялись лечением.

- Один солдат верхнюю челюсть бегемота держит, другой - нижнюю, а третий, как сейчас помню, - смеется Василий Теслин, - с размаху в рот бегемоту микстуру заливает из этого ведра. С криком: “Ну-ка, камрад, выпей фронтовые сто грамм”. Те же самые ребята, что раньше чуть не убили его, теперь его врачами заделались. Вот так-то...

С тех пор бегемот “заделался” всеобщим любимцем. А когда “куратор” Теслин приезжал его навестить, народ всегда отчитывался с большим старанием.


ПАЦИЕНТ, ВОШЕДШИЙ В ИСТОРИЮ

Позже бегемоту Гансу и вообще повезло. К нему прислали настоящего военного фельдшера Владимира Петровича Полонского. Так что дальнейшая история болезни Ганса и его последующее выздоровление дожили до наших дней в документальном виде. Доктор подробно описывал их в своей “Истории лечения бегемота”, откуда сохранились такие выписки.

“...Пациент: Бегемот 18 лет. Рост большой. Кличка Ганс. Был 7 раз ранен. И 2 раза саморанение. 13 дней был без пищи и воды...

...Принял лечение к Бегемоту с 14 апреля с.г. (1945 года). Впервые оказал помощь водой. В последующем попытался дать ему молока. В следующий раз молотой свеклы. Бегемот принялся кушать. Но через 3 дня отказался. Я поспешил дать Бегемоту водки. Дал 4 литра. После чего Бегемот стал сильно просить кушать. Я сперва ему поставил клизму (4 ведра дистиллированной воды). После чего стал кормить его. Бегемот попытался выходить, но так как был пьян - он обронил себя...

...Боковое ранение (25х27 см). Глубина 4 см. Другая рана (6х7). Бегемот стал кушать, но не оправляется. Я поставил 2-й раз клизму (4 ведра дист. воды). Бегемот стал оправляться. Прошло 2 недели. Бегемот кушает слабо. Я решил дать водки, 4 литра. Бегемот стал кушать, хорошо. Но обратно получился запор. Я поставил еще клизму (4 ведра дист. воды). Бегемот оправляется, но плохо кушает. Я решил дать водки (4 литра). И Бегемот отлично стал кушать. Встречались безаппетитные дни. Я устранял их переменой пищи...

...Результат лечения: удалось спасти бегемота. Не отходя от него через 21 день, пройдя 1 мес. и 19 дней, я добился полного здоровья и сейчас занимаюсь дрессировкой бегемота - катание верхом на бегемоте по парку и т.д...”

А что же опекун Ганса Василий Теслин? Его от бегемота отвлекли дела. Случилось кое-что посерьезнее. С центральной площади Кенигсберга однажды утром пропал символ города - скульптурная группа “Борющиеся зубры” - подарок прусского министерства культуры. Или попросту “быки”, как их до сих пор зовут в городе. Звонили из самой Москвы с требованием разобраться. “Быков” Теслин нашел в пригороде Кенигсберга. Там располагалась одна из военных частей, фамилия командира которой была Быков. Оказалось, местные солдатики так решили поздравить командира с днем рождения и ночью, построив самодельные рельсы, укатили “быков”. Сначала адъютант разбирался да катил “быков” обратно, а потом... Потом, меньше чем через месяц, случилось 9 мая 1945 года - долгожданный День Победы. До бегемота ли было в те дни молодому офицеру, который рвался домой...

Тем не менее о судьбе Ганса Василий Теслин никогда не забывал. Через много лет он приезжал в Кенигсберг, чтобы узнать судьбу своего бегемота.

- И вы представляете, ведь он выжил! И жил еще долго после войны. Умер только в 50-е годы! - говорит Василий Дмитриевич. - Но главное - он стал символом Кенигсбергского зоопарка! Еще бы, этот бегемот - настоящий герой, хоть и зверь. А впрочем, звери на войне одни были - это те, с автоматами и в касках, шпрехающие, которых мы из страны нашей гнали. А животное - это другое, в нем душа есть...

Марина Алексеева

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.