fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Один из наиболее ярких эпизодов Марнского сражения – переброска на передовую на автомобилях частей французской 7-й пехотной дивизии. Каковы были особенности этой необычной для того времени операции?
К числу сложившихся уже во время Первой мировой войны легенд относятся рассказы о «марнских такси». Начало легенды относится к осеннему вечеру 6-го сентября 1914-го года, когда парижане, не убоявшиеся катившейся с севера лавины немецких войск и не бежавшие из Парижа, с удивлением увидели, как со всех сторон съезжаются пустые такси, образуют длинные колонны и куда-то быстро уезжают, скрываясь в ночной темноте.

1. Парижское такси.
Утром на следующий день наблюдалась еще более любопытная картина: полиция и республиканские гвардейцы останавливали все попадавшиеся им такси, ссаживали с них пассажиров, записывали номер автомобиля и приказывали немедленно вернуться в свой гараж, где шофер должен был получить дальнейшие распоряжения. «Это приказ военного губернатора Парижа» - добавляли они лаконично, и больше не давали никаких объяснений.
Через несколько часов длинная колонна пустых такси пересекла Париж и проехала по шоссе на Мо.
Париж в это время переживал тревожные дни.
Отступление французских войск восточнее города; бегство правительства из столицы (город, обладавшей слабым гарнизоном из войск второй и третьей очереди, фактически был брошен на произвол судьбы); назначение военным губернатором Парижа генерала Ж. С. Галлиени; лихорадочное укрепление столицы днем и ночью; появление немцев севернее, а потом и восточнее Парижа - все это очень волновало парижан. Прокламация Ж. С. Галлиени, изданная им в день вступления в должность военного губернатора, кратко и твердо обещала, что Париж будет защищаться до последнего человека. Но будет ли оборона успешна? Вот в чем был вопрос.
Неожиданный сбор такси 6-го и 7-го сентября уже необычностью самого факта весьма подействовал на живое воображение французов и мог показаться событием необычайной важности.
После жутких марнских дней, когда огромное поле битвы то удалялось от Парижа, то приближалось к нему, и когда, наконец, выяснилась несомненная, ожидаемая с таким боязливым недоверием, победа, рассказы о такси переросли в целую легенду. Говорили, что тысячи автомобилей, перевезя за несколько часов на линию огня целую армию, решили участь сражения на реке Урк. Что касается людей, осведомленных «из самых достоверных источников» (а таковыми являлась половина парижан), то они передавали самые потрясающие подробности этой героической поездки: автоколонны, мчавшиеся в разгар сражения; автомобили, разбитые артиллерийскими снарядами и изрешеченные пулеметными и винтовочными пулями; убитые, раненые, разорванные на куски снарядами и заживо сгоревшие от взрывов баков шоферы и т. д.
На самом же деле все было гораздо прозаичнее и куда в меньшем масштабе.
События развивались следующим образом.
Входившая в состав 4-го армейского корпуса 8-я пехотная дивизия была неэффективно растрачена для обеспечения левого фланга британских войск. К счастью для французов, туда не пошла другая дивизия того же корпуса, 7-я пехотная, а также уцелевшая часть корпусной артиллерии - они были сосредоточены восточнее Парижа: в районе Ганьи и Вильемобль. Когда на левом фланге 6-й армии генерала М. Ж. Монури срочно потребовалась помощь, то оказалось, что 7-й дивизии предстояло пройти 50 километров. В нужный район вела железная дорога Париж-Нантейль, но (как это было характерно для минут, когда решалась судьба Франции) ни военные, ни железнодорожные власти не знали, уцелела ли эта дорога при отступлении британцев и подходе немцев. Вот тогда-то у командования и зародилась мысль воспользоваться для переброски 7-й дивизии автомобильным транспортом.
К несчастью, единственная военная автомобильная часть (200 больших автомобилей), ушла вслед за бежавшим в Бордо правительством - и там она вошла в так называемый «министерский резерв». Более чем сомнительно, что этот резерв был нужнее в Бордо, чем в Париже - тем более в критические для французов марнские дни. Но изменить эту ситуацию было уже невозможно, и пришлось прибегнуть к помощи тех автомобилей, пусть и гражданских, которые были под рукой – столичных такси. Экстренная мобилизация такси была сопряжена с некоторыми техническими трудностями - ведь шоферы жили на частных квартирах.
Интересно отметить, что генерал Ж. С. Галлиени отдал распоряжение о реквизиции такси лишь в устной форме. Положение осложнялось тем, что на реквизицию такси он как военный губернатор имел право, но имел ли он право призвать шоферов - это было спорным вопросом. Дело в том, что из 10000 парижских такси 7000 стояло на приколе вследствие призыва их водителей на военную службу. Оставшиеся 3000 шоферов имели непризывной возраст (старики и допризывная молодежь) или физические недостатки, были иностранными подданными и т. д. Поэтому штабной офицер, которому было поручено это дело, попросил дать ему необходимые полномочия. «Я вам даю карт бланш – сказал Ж. С. Галлиени - при условии, чтобы этой же ночью первая автоколонна вышла из Парижа». Такова была система руководства Ж. С. Галлиени - оказывать своим подчиненным полное доверие, предоставлять им широкую инициативу и защищать их своим авторитетом.

 

 

2. Генерал Галлиени.
Всего предполагалось перевезти 6000 человек - для этого требовалось 1200 автомобилей. Фактически же было перевезено на 50-км расстояние 5 батальонов 103-го и 104-го пехотных полков одной бригады 7-й пехотной дивизии. Другую бригаду той же дивизии (101-й и 102-й пехотные полки) удалось перевезти по железной дороге, которая оказалась целой. Третий батальон 103-го пехотного полка, также поехавший по железной дороге, опоздал на целый день и присоединился к своему полку только на поле боя вечером 8-го сентября.
В то же время часть автомобилей успела за ночь сделать два рейса.
При осуществлении перевозок встретилось немало различных затруднений - например, неожиданная смена места дислокации штаба 6-й армии: из-за этого автомобили сразу не смогли получить задачу. Были и другие шероховатости: автомобильные колонны не смогли сразу найти своих пассажиров, пехотинцы, узнав, что им не надо делать форсированного 50-км марша, с радостью забирались в автомобили и спали в них как убитые - их потом пришлось будить (но какой необычный вид имела автоколонна с храпящим «грузом» на борту).
По пути к фронту автомобили встретились с кавалерией (всадники с заострившимися лицами и суровыми от бессонницы взглядами, лошади с впалыми боками) и ротой самокатчиков (двигавшихся с видом лунатиков). Очевидец отметил, что на фоне этой картины полного истощения и переутомления войск (причем уже в самом начале войны), выигрышно выглядела металлическая автоколонна, равнодушная к вопросам отдыха и питания и готовая ежеминутно проявить максимум энергии. Свидетели этой встречи не могли не задуматься над вопросом механизации войск.
Перевозка 103-го и 104-го пехотных полков, для того чтобы скрыть ее от немецких аэропланов, была проведена в ночь с 7-го на 8-е сентября. На рассвете все автомобили, делавшие второй рейс, а также имевшие мелкие неисправности, отставшие, заблудившиеся и т. д., поспешили к Нантейлю, везя свой все еще спящий «груз».
Каждый шофер спешил приехать побыстрее - такси обгоняли друг друга, ехали по два и по три в ряд. Поднялись тучи пыли. И перед Нантейлем, где находились войсковые обозы, образовалась невообразимая «каша» из автомобилей и обозных телег. В этот момент появился аэроплан с черными крестами - но, к счастью для французов, у немца не было с собой бомб или он уже их истратил ранее. Аэроплан улетел, не причинив вреда, но сообщил своему начальству разведывательные (сильно преувеличенные) сведения о собирающихся у Нантейля французских резервах.
В последующие дни такси также использовались много раз, но уже в меньших масштабах: для перевозки войск, раненых, вновь произведенных офицеров, следующих во фронтовые части, немецких пленных, рабочих для очистки полей боев и т. д.
Фактом является то, что был осуществлен первый и к тому же удачный опыт использования автомобильного транспорта для переброски крупных войсковых масс непосредственно к полю боя.
И когда в свое время потребовалась переброска войск, оружия и снаряжения по грунтовым дорогам к Вердену, уже имелся позитивный опыт - в виде рейда марнских такси. А скромные парижские шоферы в меру своих сил внесли вклад в великую победу на Марне.

 

 Автор: Олейников Алексей

 Спасибо Vasev за ссылочку.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.