fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *

Помощь проекту.

Вебмани кошельки.
R772131193295 (RUB)
U838722807673 (ГРН)
Z206115187765 (USD)
Буду благодарен за любую помощь.
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Г. Ягода

15 марта 1938 года расстрелян Генрих Ягода, бывший нарком внутренних дел СССР.

Ягода Генрих Григорьевич работал под псевдонимом. В 1891 году, при рождении, отец, Гершон Фишелевич Иегуда и мать Хася, назвали своего четвертого ребенка Енохом. Но Генрихом Григорьевичем Енох Гершонович стал не сразу.

В полицейских архивах сохранились документы, свидетельствующие, что Енох Ягода вместе с сестрой Розой были анархистами и входили в Hижегородскую организацию анархистов-коммунистов. Среди анархистов он был известен как Сыч, Одинокий и Темка.

В свободное от революционной деятельности время Ягоде приходилось зарабатывать на хлеб насущный. Его взяли в ювелирную мастерскую Свердлова, отца будущего первого председателя ВЦИК Якова Свердлова. И свою первую экспроприацию Ягода совершил именно там: украл набор инструментов и бежал. Правда позже он покаялся и был прощен Свердловым-старшим. А через некоторое время стал даже его родственником. В 1914 году Енох женился на внучке Свердлова-ювелира и племяннице Свердлова-революционера - Иде Авербах.

Такое родство после революции очень пригодилось. Ягода попал в ЧК на очень важную должность управляющего делами Особого отдела. Понятно, что тогда его именовали уже не Енохом, не Сычом и не Темкой, а уважительно Генрихом Григорьевичем. Хорошо знавший Ягоду в период его работы в ЧК, Лев Троцкий писал о нем: «Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица (он страдал туберкулезом), с коротко подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества».

Однако на большинство людей Ягода производил совсем другое впечатление. Он казался им большим и ужасным. Недаром Генрих Георгиевич стал рекордсменом по "посадкам". Если до его наркомства, в 1933 г., в местах лишения свободы находилось 334 тысячи человек, то при нем, в 1934 г. – 510 тыс., в 1935 г. – 991 тыс., а в 1936 г. уже 1296 тыс. И, пожалуй, Ягода первым стал активно внедрять в работу министерства внутренних дел принцип «бей своих, чтобы чужие боялись». Именно при нем начал набирать обороты маховик репрессий против собственных сотрудников. В 1935 г. к уголовной ответственности было привлечено 13 715 милиционеров, в 1936 г. – 4568, в 1937 – 8905. Из них осуждено соответственно: 5284, 2621 и 3057 человек.

Однако и сам Генрих Ягода не избежал ареста и суда. Причем при этом опять оказался рекордсменом. Ни одному министру еще не предъявляли такого количества обвинений. И Ягода, желая выторговать себе жизнь, раскаялся во всех мыслимых и немыслимых грехах: в том, что был одним из руководителей правотроцкистского подполья, ставящего себе целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма, в соучастии в убийстве С.М. Кирова, В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева, А.М. Горького и его сына М.А. Пешкова, в покушении на жизнь нового наркома НКВД Ежова, в помощи иностранным шпионам и еще много в чем. Однако ничего не помогло, суд приговорил его к расстрелу.
В последнем слове он сказал: «То, что я и мои сопроцессники сидят здесь на скамье подсудимых и держат ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией». А когда его вели на расстрел, он запел "Интернационал".

Все ближайшие родственники экс-наркома в разные годы были репрессированы. Жена Ягоды – Ида Леонидовна, племянница Якова Свердлова – была арестована и погибла в заключении.
Удалось спастись лишь сыну - Генриху. Он был осужден в 1949 году Особым совещанием при МГБ СССР и освобожден по амнистии в 1953 году. Впоследствии получил инженерное образование и под чужим именем вместе с семьей проживал на Украине.

 

15 марта 1938 года был расстрелян первый нарком внутренних дел РСФСР А.И. Рыков и еще 15 обвиняемых, в том числе Бухарин.

Их обвинили в «холуйском пособничестве иностранным разведкам, диверсиях и вредительстве», названными «врагами народа» (из передовицы в «Известиях» от 12 марта 1938 года, озаглавленной «Расстрелять, как поганых псов!»).

Алексей Иванович Рыков до революции был не последним человеком среди революционеров. Член РСДРП с 1905 года. Все московские филеры имели о нем справку: «Алексей Иванович Рыков, он же Власов, он же Сухорученко Михаил Алексеевич, кличка наблюдения «Глухарь»». В царское время Алексей Иванович неоднократно арестовывался, ссылался, совершал побег из ссылок.

На посту наркома внутренних дел Рыков находился всего 9 дней – с 8 по 16 ноября 1917 года. Но успел за это время учредить рабочую милицию. 16 ноября он сложил с себя полномочия министра и вышел из состава правительства в знак протеста. Он, видите ли, хотел, чтобы правительство было однородно социалистическое, а оно было создано как чисто-конкретно большевистское. Из всех последующих наркомов и министров никто со своей должностью в знак протеста не расставался.

Ритуальный человеческий череп с резьбой. Тибет, 18-й век.

Кольцо времен Римской Империи, 3 век н.э.

Кольцо времен Римской Империи, 3 век н.э.

БИТВА ПОД БРЯНСКОМ В 1310.

Ранней весной 1310 года князь Василий Брянский привел на Брянск, где княжил изгнавший его дядя князь Святослав Глебович, татар. Горожане в большинстве своем поддержали князя Святослава Глебовича, Митрополит Петр, духовный глава Северо-Восточной Руси, оказавшийся в Брянске в это время, рекомендовал князю Святославу договориться с племянником, но Святослав, сильный и гордый, уверенный в себе воин, руководимый ненавистью к «постылым», рассчитывал на мощь своей дружины и поддержку горожан.

В четверг, на пятой седмице Великого поста, 2 апреля 1310 года он вышел на битву за стены города. Как всегда, та^ тары встретили противника градом тяжелых стрел, пробивав-' ших даже не каленые кольчуги. Святослав во главе своей тяжелой дружины устремился на противника. Татары столь же привычно развернулись и обратились вспять, имитируя бегство. Минут через пятнадцать кони под тяжеловооруженными русскими дружинниками были утомлены, татары, сомкнув ряды, окружили князя с несколькими десятками дружинников и, осыпая их сотнями стрел, убили. Князь Святослав Глебович и его дружинники, опытные и сильные воины, облаченные, по видимому, в прочные и надежные доспехи, которые не могли пробить татарские стрелы, сумели сразить немало досужих татарских воинов, что предопределило жестокость татар в этой битве. После того как князь Святослав Глебович с дружинниками был убит, татары опрокинулись на обезначаленное ополчение, смяли его и на плечах бегущих горожан ворвались в город. В городе был учинен великий разгром, изнасилованы и убиты тысячи жителей. Митрополит Петр затворился в одной из церквей и остался жив. Возможно, он остался жив благодаря «ярлыку», выданному ему ханом Тохтой в Орде всего лишь за год до битвы под Брянском. После своей кончины митрополит Петр почитается на Руси как святой.

Воспрянувший духом князь Василий Брянский, одарив татар казной ограбленных горожан и купцов, повел их дальше, на городок Карачев, где убил еще одного противника и родственника — князя Святослава Мстиславича Карачевского.

Россия, Сочи, Hotel California, 1900 год.

Россия, Сочи, Hotel California, 1900 год.

"Таким образом роль ижевских, уральских, донецких и прочих рабочих масс в формировании и в помощи Белой армии еще "ждет своего историка", может быть, и дождется. Лично я помню рабочих киевского арсенала, к которым командование Белой армии обратилось с просьбой соорудить в кратчайший срок три бронепоезда: рабочие работали днями и ночами, не выходя из цехов, оставаясь там и есть и спать, только чтобы помочь разгрому "рабоче-крестьянской власти".
Батальоны ижевских рабочих отступали с Колчаком до крайнего востока. Ярославское рабочее восстание большевики буквально утопили в крови. Обо всем этом писать не принято, как не принято писать о тех страшных еврейских погромах, которые проделала Красная армия в годы Гражданской войны: ни рабочие батальоны Деникина, ни еврейские погромы Буденного не укладываются ни в какую историко-философскую схему. Их обходят молчанием. Современный историк подобен радиоприемнику: он улавливает только те волны, на которые настроен он сам: остальные его не касаются. "

И.Л. Солоневич


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.