fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.89 (9 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В Ферганской долине (или, как тогда говорили, в Фергане) в наиболее полном и законченном виде проявилось такое явление, как басмачество. При внешней схожести с украинскими, тамбовскими или сибирскими повстанцами, тут есть некоторые отличия. Одно отличие очевидно. В Средней Азии остро стоял религиозный вопрос, так что дело было даже не в размашистом атеизме большевиков. Главное и определяющее — красные не являлись правоверными мусульманами. И всё тут. 

Второе отличие заключалось в том, что басмачество возникло не на пустом месте. Как уже говорилось, в Туркестане цвел и пах самый натуральный феодализм. А значит — каждый уважающий себя бей имел отряд нукеров. Так что большинство басмаческих отрядов имело во главе местных авторитетов, простите, беев — хотя имелись и исключения.

Со столкновений с басмаческими формированиями все и началось. В перерывах борьбы с атаманом Дутовым ташкентские большевики без дела не сидели. Они взялись за «Кокандское краевое правительство». На помощь этой структуре и поднялись басмаческие отряды, в которые под флагом защиты ислама влилось множество местных крестьян. Впрочем, местных активно вербовали и красные — так что с обеих сторон это были весьма своеобразные формирования.

Воевать крупными силами басмачи попросту не умели — да и не особо хотели ввязываться в серьезные бои. Не такие у них были привычки. Так что за 1918 год красные сумели очистить от своих противников Коканд, Скобелев (Фергану) и другие основные города Ферганской долины. Однако реально большевики контролировали только города и железные дороги.

А тут вступила в действие новая сила.

Ферганские крестьяне русского происхождения к Советской власти относились отрицательно. У них не было проблемы деления на старожилов и пришлых. Русские крестьяне в Фергане были зажиточные, причем царские власти их всеми силами поддерживали. Да и на войну их не особо посылали, стремясь не потерять опору в этих землях. Зато на хлебных поставках можно было неплохо заработать. Тем не менее, русские крестьяне не бунтовали против новой власти. Они формально признали Советы и ждали, что будет дальше.

Тем временем на русские поселения стали нападать отряды басмачей. С простой и понятной целью — пограбить ради Пророка. К тому же, в отличие от Семиречья, земли в Ферганской долине мало, а жителей много. Это нам знакомо по Кавказу.

Хотя русские в Фергане и не были формально казаками, но жизнь в таком неспокойном регионе вырабатывает определенные привычки. Так что уже в 1918 году они стали формировать отряды самообороны. 23 ноября 1918 года крестьянские отряды в Джалал-Абаде приняли решение о создании крестьянской армии. Возглавил ее крупный землевладелец К. И. Монстров. Советские историки называют его царским офицером, некоторые даже полковником — но, скорее всего, в полковники он произвел себя сам.

Численность Крестьянской армии точно неизвестна — в ней было порядка нескольких тысяч человек. Главной ее задачей была защита от нападений басмачей. Причем не только пассивная оборона — в армии имелись формирования, предназначенные для наступательных действий.

Советская власть попыталась использовать Крестьянскую армию для совестной борьбы против басмачества. Из Ташкента ей стали поступать деньги, оружие и снаряжение. Монстров, не будь дурак, все это брал, но фактически Ташкенту не подчинялся.

Впрочем, возможно, дело не в наивности большевиков. Одним из инициаторов организации содействия Крестьянской армии был военный комиссар Туркестанской Советской республики К. П. Осипов, впоследствии организовавший упомянутый мятеж в Ташкенте. Он вполне мог иметь далеко идущие планы…

Красные довольно быстро поняли свою ошибку, попытались упразднить штаб Крестьянской армии и подчинить ее оперативному штабу Андижанского уезда. Но оказалось, что это тот случай, когда легко сказать и трудно сделать.

Между тем среди лидеров басмачей появился некий Мадамин-бек (Мадамин Ахметбеков). Это был совсем не «человек с гор». О его социальном положении точно не известно, но женат он был на женщине из богатой семьи. В Средней Азии для бедняка это невозможно.

В 1917 году Мадамин Ахметбеков побывал в председателях профсоюза мусульманских работников города Старый Маргелан, а впоследствии выбился в начальники местной милиции. Именно милиционеры-узбеки и составили основу его отряда. Тогда-то он и стал Мадамин-беком.

Этот человек понимал, что война против всех русских — дело малоперспективное. Он стал договариваться с командованием Крестьянской армии, а потому делал все возможное, чтобы прекратить нападения басмачей на русские поселения. Ради этого он даже схватывался с другими басмаческими главарями.

В итоге в июне 1919 года Монстров заключил с Мадамин-беком соглашение о ненападении, а после введения хлебной монополии — и о совместных действиях против большевиков.

В начале сентября 1919 года объединенная крестьянско-басмаческая армия приступила к активным действиям. Силы союзников составляли около 20 тысяч человек, плюс к тому они имели военных советников от атамана Анненкова.

Первым их успехом стал захват города Ош. Затем повстанцы двинулись на Андижан, являвшийся важным железнодорожным узлом. У красных в городе (вместе с рабочими дружинами) было около пяти тысяч человек.

Однако взять город так и не удалось. Пока шли уличные бои, к красным подоспело подкрепление — Казанский сводный полк. Учитывая численность тогдашних полков, у басмачей и крестьян все равно оставалось явное преимущество — но, тем не менее, они были разгромлены в пух и прах. Басмачи рассеялись на мелкие банды, а крестьяне в большинстве просто-напросто разбежались по домам. Брать Ош обратно тоже не пришлось — его гарнизон, состоявший все из тех же бойцов Крестьянской армии, тоже предпочел сделать ноги, пока не поздно.

Что же касается руководителей, то Монстров и Мадамин-бек с остатками своих формирований отошли в труднодоступные районы Ферганы, где провозгласили Временное Ферганское правительство. В него, кроме упомянутых персонажей, входили еще двое — русский и еврей (бывший юрист из Скобелева). По некоторым данным, к созданию правительства приложила руку английская разведка, но никакой реальной помощи англичане не оказали. Может, просто не успели — правительство базировалось в очень труднодоступном районе.

Вскоре Монстров понял, что вся эта затея — дело дохлое и вступил переговоры с красными. В результате этого между союзниками возник вооруженный конфликт. Монстров едва унес ноги и 17 января 1920 года сдался в Джелал-Абаде большевикам. На этом война русского туркестанского крестьянства против Советской власти закончилась.

Мадамин-бек тоже недолго после этого провоевал. Уже в феврале красные нанесли ему тяжелое поражение, а в марте блокировали его основные силы. Тогда он решил сдаться. Часть его бойцов перешла в Красную Армию — и появился термин «красные басмачи». Сам же Мадамин-бек погиб, когда красные направили его для переговоров к одному из «курбаши» (полевых командиров), которые раздумывали, как бы повыгоднее перейти на сторону красных. По дороге Мадамин-бека перехватили люди некого Хал-ходжи, с которым бек имел старые контры. После инцидента со стрельбой он был захвачен в плен и казнен Хал-ходжой

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.