fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.78 (9 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Человек с карандашом

74 года назад закончилась Сталинградская битва, ставшая переломным моментом в войне с гитлеровской Германией. Главным символом немецкого поражения стал командующий 6-й армией Вермахта фельдмаршал Фридрих Паулюс, пленение которого возымело ошеломляющий пропагандистский эффект. Впрочем, советский агитпроп активно использовал имя бывшего фаворита Гитлера и в послевоенные годы.

Трагедия сотен тысяч проигравших и триумф миллионов победивших резонировали с историей одного, командующего Фридриха Паулюса. По воспоминаниям его адъютантов и служивших с ним, это был человек очень внимательный, многократно всё продумывавший и анализировавший. Амбициозный интроверт, впоследствии талантливый генштабист, но не полевой командир. Колебавшийся аккуратист, трудоголик, немного оппортунист. Всегда с иголки одет и отглажен: рукава рубашки выступали ровно на 2 мм из-под кителя, не больше и не меньше. На столе карандаши всегда наточены и построены в линейку. Он был одним из архитекторов «Барбароссы» и безусловно был виновен в войне на уничтожение, которую развернул вермахт в СССР. Он хорошо сработался с предыдущим командиром 6-й армии фон Рейхенау, фанатичным нацистом, активно воплощавшим в жизнь «политику фюрера» (уничтожение неугодных категорий гражданского населения). За время руководства Паулюса в полосе 6-й армии также совершались преступления, о которых он не мог не знать.

Привыкший принимать задолго выверенные решения, генштабист Паулюс не смог молниеносно реагировать на изменяющуюся ситуацию, когда в конце ноября закрылось кольцо окружения. Конформизм и типичная для офицеров вермахта вера в «гений фюрера» привели к тому, что он не нашёл в себе сил противостоять прямому приказу первого лица, запретившего испрошенную «свободу манёвра» (т.е. прорыв). Фон Зейдлица не послушал, самостоятельно прорываться не пожелал. Хитрая лиса Манштейн тоже не помог: скорее всего, он прекрасно знал, что никакого прорыва не будет, т.к. время уже упущено, плюс сам на него Паулюс не пойдёт, а Гитлер такой приказ никогда не отдаст. Ждал телекс из Берлина с высочайшим разрешением — не дождался. Хотел застрелиться — не решился. Стал живым трофеем, подчёркивавшим значимость одержанной победы. Развалины его будущего, которое тогда ещё не наступило, лишь более чётко показывали выбор, который он не сделал. С его капитуляцией нацисты предложили его жене развестись и сменить фамилию, но она отказалась и была арестована. После войны она так и не оправилась от этого, умерла в 1949 году.

Выступив на Нюрнберге как свидетель обвинения, он ответил на вопрос журналиста о сталинградских пленных, что их жёны могут не беспокоиться, ибо их мужья в порядке (к тому моменту большинство из них уже умерло). Этого ему не простили. Жил в золотой клетке в СССР, просился домой как мог, желая воссоединиться с женой. Только через полгода после смерти Сталина ему дали выехать в ГДР. В шикарном особняке под Дрезденом всё было вроде бы хорошо, но всё было прозрачно, очерчено и под контролем штази. Два раза в неделю специальный курьер приносил ему две издававшиеся на Западе газеты и журнал Der Spiegel. Паулюс их внимательно изучал, пытаясь понять новую Германию, в которой он был бы чужим. Также приходили письма с угрозами как из ФРГ, так и из ГДР.
Даже в 50-е его продолжали использовать в пропаганде и устраивать ему пресс-конференции, на которых он обличал ФРГ, которая-де идёт по тем же стопам, что и Гитлер. Скорее всего, это было просто платой за возможность жить и продолжать видеться с дочерью и внуками, которые жили в Западной Германии; вряд ли он действительно верил во всё то, что говорил. Сам себя он считал независимым патриотом, консерватором, который не был никем понят. В отличие от подавляющего большинства своих сослуживцев, он признавал и другое: пока старшие офицеры писали чистенькие мемуары, где во всём виноват только Гитлер, а они были просто святыми и вечно не согласными, Паулюс заявлял, что такой взгляд опасен, т.к. замазались-то все, кто имел отношение к руководству. Но насколько искренне это было?
Основным чувством, под гнётом которого прошла последняя часть его жизни, была терзавшая его вина — за прошлое и за то, что он желал бы помочь своей стране, но уже не может, да ему никто и не поверит. Незадолго до смерти он заболел редким амиотрофическим склерозом, от которого его не излечили ни немецкие врачи, ни специально присланные из Москвы. Его пленили 31 января 1943 года, а через два дня добили его армию. Ровно через 14 лет, 1 день и 6 часов Сталинград забрал и жизнь давно сдавшегося командира.
Из троих его детей выжила только дочь: один сын погиб в 1944 году, второй покончил с собой в 1970 году, через тринадцать лет после смерти отца.

Первая и на сегодня единственная биография человека, ставшего символом немецкого поражения, вышла только в 2008 году.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.